Экскурс в психологию семьи и семейных отношений от древности до наших дней 10 Проблематика значимых отношений в системе психологического знания 13

Понятия «семья» и «брак»

Семья — важнейший из феноменов, сопровождающий че­ловека в течение всей его жизни. Значимость ее влияния на личность, ее сложность, многогранность и проблемность обуславли­вают большое количество различных подходов к изучению семьи, а также определений, встречающихся в научной литературе.

Так, в терминах общей теории систем, разработанной Люд­вигом ван Берталанфи, «семья не есть простая сумма членов этой семьи, это прежде всего определенная сеть взаимоотноше­ний между всеми членами семьи. Для того чтобы понять состоя­ние семьи, необходимо нечто большее, чем простой анализ со­стояния каждого отдельного члена семьи. Для этого необходимо проанализировать всю семенную систему как целое».

Другой взгляд на семью отражен в высказывании А. И. За­харова: «В социальной психологии существует понятие «первич­ная группа». Связи в этой группе строятся на непосредственных контактах, на эмоциональном вовлечении ее членов в дела груп­пы, обеспечивающем высокую степень отождествления и слия­ния ее участников. Такой первичной группой является семья — единственная группа, которая увеличивается и разрастается не благодаря «приему» новых членов извне, а благодаря рождению детей».

Согласно определению Н. Я. Соловьева, «семья — малая социальная группа (ячейка) общества, важнейшая форма орга­низации личного быта, основанная на супружеском союзе и род­ственных связях, то есть отношениях между мужем и женой, родителями и детьми, братьями и сестрами, и другими родствен­никами, живущими вместе и ведущими общее хозяйство».

Традиционно «ядром» семьи считают супружескую пару с добавлением к «ядру» детей, родственников, родителей супругов.

Среди определений семьи, построенных по категориям се­мейных отношений, выделяется определение, данное А. Г. Хар­чевым: семья — это «исторически конкретная система взаимо­отношений между супругами, между родителями и детьми, как малой группы, члены которой связаны брачными или родствен­ными отношениями, общностью быта и взаимной моральной ответственностью и социальная необходимость в которой обус­ловлена потребностью общества в физическом и духовном вос­производстве населения».

Семья как сложное образование становится объектом вни­мания различных разделов психологии: социальной, возрастной, клинической, педагогической и др. Предметом изучения становится семья как социальный институт, малая группа и система взаимоотношений.

Среди семьеобразующих отношений выделяют различные стороны семейной жизнедеятельности, начиная от простейших и крайне расширительных и кончая обширными перечнями при­знаков семьи.

А. И. Антонов утверждает, что семью создает отношение родители — дети, а брак оказывается легитимным признанием тех отношений между мужчиной и женщиной, тех форм сожи­тельства или сексуального партнерства, которые сопровождают­ся рождением детей. Он обращает внимание на пространствен­ную локализацию семьи — жилище, дом, собственность — и экономическую основу семьи — общесемейную деятельность родителей и детей, выходящую за узкие горизонты быта и по­требительства.

А. И. Антонов определяет семью «как основанную на еди­ной общесемейной деятельности общность людей, связанных узами супружества — родительства — родства, и тем самым осу­ществляющую воспроизводство населения и преемственность семейных поколений, а также социализацию детей и поддержа­ние существования членов семьи». «Ядерной» структурой в этом социологическом варианте выступает нуклеарная семья, пред­ставленная в триединстве отношений супружества — родитель­ства — родства. Выпадение одного из этих звеньев, по Антонову, характеризует фрагментарность семейных групп, в полном смысле слова семьями не являющихся: это молодые супруги без детей, разведенные пары, пожилые люди, проживающие без взрослых детей, овдовевшие супруги с детьми, проживающие в фактичес­ком браке пары, имеющие детей, и пр.

Между понятиями «брак» и «семья» существует тесная взаи­мосвязь. Однако в сути этих понятий есть и немало особенного, специфического. Так, ученые убедительно доказали, что брак и семья возникли в разные исторические периоды. А. Г. Харчев определяет брак «как исторически меняющуюся социальную форму отноше­ний между женщиной и мужчиной, посредством которой обще­ство упорядочивает и санкционирует их половую жизнь и устанав­ливает их супружеские и родительские права и обязанности»*.

Харчев А. Г. Брак и семья в СССР. М. 1979. С. 66.

В этом определении ключевыми моментами для понятия сущности брака являются представления об изменчивости форм брака, его социальной репрезентации и роли общества в его упо­рядочивании и санкционировании, правовом регулировании. Причем последнее обеспечивается как прямыми методами, так и косвенными (опосредованными).

Так, в разных обществах устанавливается разный возраст вступления в брак, регулируются процедуры оформления брака (например, период с момента подачи заявления до его офици­ального оформления, виды и формы брачных свидетельств) и его расторжения. Половое санкционирование также хорошо известно. Наглядным примером этого является ограничение возможностей репродуктивного поведения в Китае, численность которого пре­вышает 1 миллиард человек. В других обществах, наоборот, изыс­киваются всяческие способы стимулирования деторождения. Вли­яние государственной политики осуществляется через налоги за бездетность, выдачу пособий семьям, имеющим детей, организа­цию продажи детских и семейных товаров (сеть американских магазинов «Семейный доллар», торгующих по более доступным ценам), оказание особой медицинской помощи беременным жен­щинам, младенцам, принятие программ, способствующих соци­альной и материальной поддержке семьям.

По мнению А. Г. Харчева, семья представляет собой более сложную систему отношений, чем брак, поскольку она, как правило, объединяет не только супругов, но и их детей, а также других родственников или просто близких супругам и необходи­мых им людей.

В истории человечества сменилось немало форм организа­ции отношений между полами, как правило соответствующих определенному уровню социально-экономического развития общества.

Формы организации брачно-семейных отношений в историческом контексте

Вступление в брак и создание семьи ныне настолько зау­рядное явление, что кажется, так было всегда. Европейский тип брачности возник более 300 лет назад, но история возникновения моногамной семьи насчитывает многие и многие тысячеле­тия.

Считается, что в первобытном человеческом обществе су­ществовал промискуитет, г. е. имели место неупорядоченные половые отношения, когда самцы спаривались поочередно с разными самками. Идея об общности жен и беспорядочном по­ловом общении, господствовавших и первобытном состоянии человечества, не нова, однако абсолютно нерегулируемые поло­вые отношения вряд ли существовали когда-либо.

Прямохождение н переход к мясной пище, которой всегда не хватало, должны были осложнить взаимоотношения в чело­веческом обществе, что неизбежно вело к дракам и убийствам. Об этом свидетельствуют находки черепов предлюдей, на кото­рых имеются следы многочисленных переломов.

Возражения против промискуитета давали аргументацию для прояснения эволюции брачно-семейных отношений. Вайри полагал: «Если такая полная общность жен и имущества суще­ствовала когда-либо, то это было возможно только у народно­стей, живших, наподобие дикарей, дарами богатой, девствен­ной природы, т. е. в очень ограниченном числе на большом про­странстве земли. Если бы тогда существовала общность жен, ка­кой мужчина захотел бы взять на себя заботы о ребенке, о кото­ром он, и конечно вполне основательно не мог бы с уверенно­стью сказать, что именно он его отец. А так как женщина была бы не в состоянии прокормить своего ребенка собственными силами, то род человеческий не мог бы существовать»*.

* Цит. по: Женщина: Монография. Кн.1. Сыктывкар — Киров, 1995. С.571.

Фактором, препятствующим полному уничтожению ран­него человеческого сообщества, могло служить создание устой­чивых парных связей. При этом самка постепенно теряла каче­ства, привлекающие самцов (набухание половой кожи, возбуж­дающие запахи и др.), ныне сохранялись лишь рудименты этих качеств. Все более индивидуальными становились призывные сигналы, направленные избирательно на одну особь мужского пола. Это были уже зачатки той высокой избирательности поло­вого влечения, которое является признаком, отличающим чело­века от всех других представителей животного мира.

С появлением родов половые сношения были упорядочены, но считать это время наступлением брачных отношений было бы неверно. Половые отношения существуют и до брака и вне его; брак же несет в себе определенные права и обязанности, которые должны быть признаны обществом. Впервые такие обя­занности возникли с появлением группового брака, представ­ляющего собой союз двух родов, который обеспечивал половые отношения между ними. В условиях группового брака прежде всего возникали права и обязанности по обеспечению питанием и вос­питанию детей и подростков. Все дети находились в женской груп­пе, и лишь повзрослев, мальчики переходили в группу мужчин; ведущая роль стала принадлежать женщине, т. е. наступил век матриархата.

Уже давно было замечено, что у многих пародов в основу всех семейных прав кладется происхождение от матери, а не от отца. Сюда следует отнести право наследования племянника, т. е. право наследования брату матери, помимо его собственных де­тей. На основании этого и подобных фактов пришли к тому зак­лючению, что сначала существовал так называемый матриар­хат, который проявлялся по существу в многофункциональнос­ти женщины, а не в ее главенстве.

Группы женщин и мужчин жили рядом, ведя совместное хозяйство. Первоначально не существовало брака как такового, следовательно, не было и семьи, существовали лишь родовые союзы, в которых господствовал «коммунальный брак». Каждый мужчина, принадлежавший небольшой группе, считал себя му­жем всех женщин той же группы. Такие половые отношения у первобытных народов называют гетеризмом.

В первобытном периоде человечества типичными были сле­дующие виды брачно-семейных отношений: 1) неделимая се­мья, состоящая из группы родственников; женщины и дети не имеют определенного мужа и отца, они принадлежат всем муж­чинам группы; 2) сегментарная семья: глава семьи имеет от­дельных жен, у братьев — общие жены, а все сестры имеют несколько общих мужей; 3) индивидуальная семья: общность жен уничтожена, каждый мужчина имеют одну или несколько жен (моногиния, полигиния), или женщина имеет несколько мужей (полиандрия).

Наличие полигамии у примитивных народов связывают с двумя причинами: 1) у них нет «единобожия», существует панте­он богов: старший и подчиненные; 2) отсутствием аскезы.

В тех странах, где господствующей религией является ис­лам, девочек всегда рождалось больше, чем мальчиков, к тому же из-за постоянных войн этот перекос становился еще резче. По законам шариата мусульманин может иметь не более 4 жен (количество наложниц не ограничивалось). Полигамные отно­шения вовсе не отрицают любовь, но любовь не всегда бывает и в привычных нам моногамных браках.

Полиандрия возникла, во-первых, вследствие пережитков матриархата, когда женщина выбирала себе мужа (или мужей) по своему вкусу; во-вторых, у некоторых народов были приняты огромные выкупы за невесту, вот и приходилось родителям не­скольких братьев «покупать» им одну жену на всех; в-третьих, значительное превышение числа мужчин над количеством жен­щин в брачном возрасте*.

См. Куприянчик Л. Л. Психология любви. Донецк, 1998.

Следующим этапом развития брачных отношений является моногамный брак в его современном виде. С возникновением ча­стной собственности и расширением меновой торговли постепенно на первый план выдвигается мужчина. Если в парной семье и муж­чина, и женщина участвовали по мере своих возможностей в со­здании материальных и бытовых благ, то теперь женщина посте­пенно утрачивает свое положение, и муж захватывает бразды прав­ления в свои руки. Задача женщины сводится к рождению детей, которые будут наследовать имущество отца. На первый план вы­носится соблюдение супружеской верности. Материнство всегда достоверно известно, а отцовство — нет. Единственный «надеж­ный» способ для мужчины получить в наследники своего соб­ственного ребенка — жестко контролировать и ограничивать жен­щину. (Вспомним варианты русских народных сказок, где жен­щина (девушка) находилась в высоком тереме, до которого на простом коне-то и не допрыгнешь — требовался, как правило, волшебный, да еще окружал женщину сонм нянек и мамок, в функции которых входило, кроме всего прочего, следить и пригля­дывать за своей подопечной.) Патриархат по своей психологичес­кой сути выражает не власть мужа, а власть отца, поскольку связан с наследственным правом. В этом смысле моногамную семью сле­довало бы понимать как односторонне-парную семью: женщина к моногамии перешла (перевели), а мужчина — нет.

За несколько тысячелетий до новой эры в кодексе вави­лонского царя Хаммурапи было закреплено неравенство супру­гов — кодекс признает моногамию, но разрешает мужу брать наложниц, а за неверность особо строго карает жену. Подобные законы издавались в древние и средние века во всех странах. Не избежала их и Россия, где женщина была в полной зависимости от мужа, и эта зависимость закреплялась законодательством.

Однако все чаше встречи мужчин и женщин стали носить избирательный характер, что постепенно вылилось в создание семьи. Вероятно, большую роль здесь сыграла женщина. Если уж ее ограничивают, «привязывают» к домашнему очагу и только, по существу, передают в собственность мужа, за которым зак­репляются роли кормильца, добытчика и наследователя, то пусть это будет «любый» мужчина. Постепенно моногамия из домини­рующего поведения становится доминирующей ценностью. В моногамных парах большое значение имеет выбор, семьи стро­ятся на основе любви, ценится супружеская верность.

Впервые в истории равенство мужчин и женщин перед за­коном провозгласила Французская революция 1793 г. когда были введены брак по взаимному согласию, система разводов, отме­нено различие детей на законных и незаконных.

Таким образом, путь к моногамной семье был долгим и сложным. Отношения между полами постоянно претерпевали изменения. Происходят они и ныне: меняются взгляды на поло­вое поведение мужчин и женщин.

Во всех странах уровень урбанизации влияет на структуру семьи. Реже встречаются пространные семьи. Уменьшается чис­ленность детей в семье. В современных городах резко возрастает свободный выбор партнера. Увеличивается возраст вступающих в брак молодых людей. Снижается власть родителей над детьми и власть мужчин над женщинами. Усиливаются миграционные про­цессы, в которые попадает современная семья.

Если ограничиться последними годами европейской ци­вилизации, то можно отметить, что семья строится вокруг суп­ружеских отношений, а не в угоду кровным; растет тенденция членов семьи к индивидуализации; возникают альтернативные формы брачно-семейных отношений; брак освобождается от религиозных, национальных, социально-демографических пред­рассудков; формируются новые способы решения семейных про­блем.

Семья и брак в истории общества: качественная и количественная эволюция семейных отношений

Отечественные и зарубежные монографии, посвященные проблемам семьи и брака, перестали быть редким явлением (Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкис, Б. Н. Кочубей, В. Сатир, Д. Скиннер, Г. Навайтис и др.). В большинстве исследований нашли от­ражение мотивы вступления в брак, функции семьи, причины семейных конфликтов и разводов, методы семейной терапии. Круг психологических работ, в которых предметом изучения станови­лась бы эволюция семьи, ее структуры, специфики отношений, как супружеских, так и детско-родительских, существенно ог­раничен. Из известных работ можно упомянуть исследования А. Г. Харчева и В. Н. Дружинина.

Причина, по-видимому, кроется в том, что углубленные исследования семейных отношений и процесса воспитания де­тей в семье начались лишь в XX веке. В этом случае количествен­ная и качественная эволюция семьи изучалась, с одной сторо­ны, на основе данных этнографии, сведений о жизни народов и племен, сохранившихся на первобытном уровне развития, а с другой стороны, с помощью анализа древних письменных ис­точников — от русского «Домостроя» до исландских саг. Пред­принимаются интересные попытки проследить развитие типов, моделей семьи на основе сравнения мировых религий (В. Н. Дру­жинин), библейских текстов (Ларю Д.).

Можно согласиться с утверждением, что каждая культура по­рождает определенную нормативную модель семьи, точнее, группу моделей. Структура нормативной модели включает в себя элементы — нормативных членов семьи, каждый из которых характеризуется определенным статусом, т. е. позицией с определенными правами и обязанностями, с которыми связано соответствующее поведение.

Брак в древности. Возникновение городской цивилизации, развитие навыков письма и чтения привели к первым письменным законам о браке, появившимся в Древнем Вавилоне. Брак в те времена являлся и экономической сделкой: будущий муж дол­жен был выкупить девушку у ее отца. Во всех древних культурах брак-соглашение и брак-сделка были обычным явлением.

В Древнем Египте брак также заключался по экономичес­ким или политическим соображениям. Часто в брак вступали братья и сестры, чтобы не делить наследственную землю или наследуемые семьей государственные посты.

Первая историческая форма моногамии — патриархальная семья — управляется отцом, включает его потомков, их жен и детей, а также домашних рабов.

В период матриархата наследование всегда шло по женской линии, а в брачных соглашениях собственность жениха часто передавалась во владение невесты. Многие фараоны женились в связи с этим на своих сестрах и даже дочерях, т. к. это помогало сохранить трон, династию и наследство.

Так, Клеопатра (69—30 гг. до н. э.) сначала была женой своего старшего брата, затем, после его смерти, — супругой младшего брата. Каждый этот брак давал им право владеть Егип­том.

Первые законы Римского права приписываются Ромулу, легендарному основателю Рима. В соответствии с этими закона­ми женщина, соединенная с мужчиной священными узами бра­ка, должна была стать частью его имущества, на нее распрост­ранялись все права мужа. Закон предписывал женам полностью приспосабливаться к характеру своих супругов, а мужей — уп­равлять женами как необходимым своим имуществом. Законы Рима гласили, что брак существует исключительно ради дето­рождения, а также ради того, чтобы неделимой осталась семей­ная собственность. Много веков спустя Римское право легло в основу английского законодательства, которое по-прежнему зак­репляло за мужьями большие права.

В период рабовладения в Древней Греции было известно 4 типа женщин: 1) матроны — респектабельные, замужние жен­щины, матери детей (мужа называла на «вы», за измену могла поплатиться жизнью или продавалась в рабство); 2) гетеры — образованные и одаренные женщины; 3) рабыни, являвшиеся наложницами плебеев; 4) жрицы — служительницы различных культов, «мистические» женщины.

Нравы в Древней Спарте иллюстрируются следующим при­мером. Спартанец разрешал вступать в половую связь со своей женой любому мужчине, который его об этом просил. Женщина при этом оставалась в доме мужа, рожденный ею ребенок от постороннего мужчины также оставался в семье (если это был здоровый, крепкий мальчик). Объяснимо это с точки зрения един­ственной цели брака спартанцев, которая заключалась в рожде­нии детей.

Европейский брак в средневековье. На протяжении IV и V веков Европа постоянно подвергалась нашествию северных пле­мен варваров, которые приносили свои представления о браке, свои брачные обряды. Например, в соответствии с традициями германских племен брак был моногамным, а супружеская не­верность как мужа, так и жены строго каралась моралью и зако­ном. Французские племена, напротив, одобряли полигамию и разрешали куплю-продажу невест. При этом почти у всех варвар­ских племен считалось, что брак существует ради семьи, ради сексуального и экономического удобства.

С переходом от племенной к национальной общности, по мере усиления королевской власти, феодальные вожди посте­пенно утрачивали свою абсолютную власть, в том числе и право принимать решение о браках своих вассалов и смердов.

Средние века овеяны ореолом рыцарства. Однако в брачной сфере ситуация выглядела следующим образом: рыцари должны были жениться на дамах своего круга. По существу брак был со­циально-экономической сделкой: с одной стороны девушка «про­давала» свою девственность, целомудрие, с другой — мужчина брал на себя обязательства содержать и обеспечивать ее и будущих детей. Представления о серенадах требуют уточнения в том плане, что их, как правило, распевали под окном чужих жен. Но в то время как женатый рыцарь пел под окном чужой жены, под ок­ном его собственной жены мог находиться другой. Представление о трубадурах средневековья неплохо совмещается с образом рого­носца.

К эпохе Возрождения и Реформации стали возможны бра­ки, основанные на добровольном союзе. Одновременно стала распространяться и более либеральная точка зрения на брак, появились новые духовные и сексуальные веяния.

Семья в библейские времена. Исследователи* древнееврейс­кой семьи обнаружили в ней элементы фратриархата (когда гла­вой является старший брат), матриархата, но в целом уклад древ­нееврейской семьи патриархален. Муж был хозяином своей жены: он спал с нею, она рожала ему детей, и он имел абсолютную власть над потомством.

* См. Ларю Дж. Секс в Библии. М. 1995.

Семья не была замкнутой: в нее входили все кровные род­ственники, а также слуги, рабы, приживалки, вдовы, сироты, имеющие отношение к семье. Все они находились под зашитой семьи. Если урон, нанесенный семье, был настолько серьезен, что требовалась месть, это становилось прерогативой «искупите­ля», «избавителя». Месть могла осуществляться в виде «вендет­ты» — кровной мести.

«Брачный сговор» совершался членами семьи или их офи­циальными представителями. Жених уплачивал семье невесты мохар — отчасти чтобы как-то компенсировать потерю дочери, но в основном из-за того, что все дети, которых она в будущем родит, будут членами семьи мужа.

В большинстве случаев жених не видел невесты до тех пор, пока брак не был заключен. На свадьбе происходил обмен дара­ми.

И мужчины и женщины вступали в брак молодыми. Инцестуозные браки были запрещены законом. Смешанные браки имели место, но не поощрялись. Целью брака являлось укрепле­ние семьи, предпочтительно состоящей из особ мужского пола. Внебрачный секс был запрещен, и за измену или блуд полага­лось наказание.

Существовало четкое различение значимости мужчины и женщины. Мужчина обладал большей свободой и ценностью в глазах общества. Предназначением женщины было вынашивать и рожать детей для своего мужа и помогать ему во всех его делах. Она должна была делать его счастливым, удовлетворять его сек­суальные потребности и во всем следовать его приказам. Социаль­ного статуса у женщины фактически не было, и все решения принимались мужчинами. «Безусловно, — пишет Дж. Ларю, — мно­гие женщины обладали большей властью, чем кажется, во внутрисемейных ситуациях. Чтобы высказать свои требования, в распоряжении женщины было множество средств — гнев, капризы, злой язык, однако идеалом всегда оставалась покорная женщина».

Языческая семья. Примером семейных отношений, харак­терных для языческой культуры, являются отношения в русской семье XII—XIV веков. Отношения мужа и жены в этой семье строились не на отношениях «доминирования-подчинения», а «на изначальной конфликтности», считает В. Н. Дружинин.