Основные характеристики субъекта как философского понятия.

Обобщая различные философские подходы к трактовке субъекта (подробнее: Карицкий, 2010) и беря за основу представление о субъекте как телесном индивиде, его основные признаки в самом общем виде можно представить так.

Субъект - это:

1) конкретный телесный человеческий индивид (существующий в обществе, детерминированный биологически и социально, во всем многообразии своих реальных связей),

2) осуществитель социальной деятельности (прежде всего практической, а только потом познавательной),

3) носитель сознания (но сознание надо брать процессуально; сознание формируется в деятельности и общении, имеет общественный характер, не является исходной данностью, а возникает и развивается),

4) необходимо предполагает объект (на который направлена его практическая и познавательная деятельность, субъект и объект - моменты взаимодействия как его наиболее общие характеристики),

5) имеет определенную структуру (в чем-то общую для всех людей, в чем-то уникальную, индивидуальную),

6) по отношению к индивиду (т.е. самому себе) выступает как сознание и как Я (ядро сознания и субъектности),

7) является относительным (человеческий индивид является субъектом только в определенных отношениях, а не всегда и везде).

Это тот набор характеристик субъекта, который должен сохраняться пока мы говорим о субъекте, хотя в некоторых направлениях философии первые два пункта будут лишними, а другие несколько видоизмененными. В то же время если говорить о психологии, то это - психологический субъект с его необходимыми признаками. В самой психологии они подлежат дальнейшему уточнению и конкретизации.

Также надо иметь в виду, что так как эти характеристики (признаки) субъекта представлены здесь, они являются отдельными, формальными моментами той целостности (субъектно-объектное единство), из которой они выделены. Субъект есть целостность, в которой они присутствуют как его существенные и взаимосвязанные моменты. В структуре человеческого индивида как его сущность наличествует сознание, центром которого является Я, сознание формируется, существует и развивается в процессе деятельности, направленной на свой объект. Каждый из элементов этой целостности может быть развернут более детально. В частности, в ходе психологической конкретизации.

Важно также понимать (и это все время подчеркивалось в истории философии), что понятия субъекта и объекта являются относительными в том смысле, что ни за каким человеком (сознанием) свойство быть субъектом не закреплено навечно (человек (сознание) не тождественен субъекту): в субъект данный человек (сознание) превращается в тот момент, когда мы его рассматриваем как агент какого-то сознательного действия, и в тот же момент появляется объект как то, на что направлено это действие. И этим объектом могут быть не только материальные вещи и процессы, но и другие люди, содержание сознания, сам субъект, обращенный к себе. Здесь существенно, что то, что в одном отношении выступает как субъектно-объектное взаимодействие, в другом отношении им не является или является, наоборот, объектно-субъектным (в том смысле, что субъект и объект поменялись местами).

Психологические трактовки субъекта, чтобы в них шла речь все же о субъекте в его общезначимых характеристиках, должны брать за основу философскую концепцию субъекта (одну из философских концепций, не обязательно материалистическую), иначе при употреблении слова «субъект» за ним будет примысливаться совсем другое содержание, не имеющее отношения к субъекту в традиционном понимании, что будет приводить только к путанице в понятиях.

Философия, используя категорию субъекта (и соотнесенную с ним категорию объекта), решает свои задачи, и эта система парных категорий релевантна ее задачам как науке о всеобщем. Субъектно-объектное отношение схватывает всеобщее содержание практической и познавательной деятельности человека в моментах актуального источника этой деятельности, самой деятельности и предмета, на который эта активность направлена (а также других всеобщих категорий, как это, например, развернуто у И.

Канта или Г. Гегеля). Так понимаемые субъект и объект с необходимостью принадлежат этой деятельности, взаимно обусловлены и вне этого отношения теряют смысл: в частности, не существуют друг без друга. Говорить об объекте - значит предполагать за ним субъект, указывать на субъект - значит иметь в виду его объект (речь, здесь, конечно, не идет о другом значении слова «объект», используемом и в философии, - как «вещи», хотя такого рода аберрация присутствует во многих текстах).

Категории философии, примененные в других сферах и науках, конкретизируют свое содержание, превращаясь из всеобщих понятий в частные. И хотя они сохраняют свое всеобщее содержание как родовые предикаты, они теперь только особенное, выражающее специфичность частной сферы через видовые признаки.

То есть субъект и объект частной сферы - это особенный субъект и особенный объект.

Категории философии являются предельными понятиями, самыми широкими по объему, фиксирующими в себе некоторое наиболее общее содержание, которое далее может быть конкретизировано (сужено) понятиями частных наук. Часто категории философии являются соотносительными понятиями, определяемыми попарно друг через друга. К такого рода соотносительным категориям относятся субъект и объект, т.е. они не существуют отдельно друг от друга, бессмысленны один без другого. В силу их предельной общности они являются крайне бедными по содержанию: в их отношении друг к другу зафиксирован только один момент - момент активности субъекта по отношению к объекту, этим общефилософское содержание данных понятий в их сущностной характеристике исчерпывается (если не исследовать их содержательнологическое становление, отношение к другим философским категориям, к философской системе и т.п. или не исследовать более частные виды субъектно-объектных отношений). В содержательно-логическом развертывании этих категорий в плане их генезиса они могут быть эксплицированы также в категориях бытия, различения, одного и иного, субстанции, качества, активности и восприимчивости и т.п. но особенности такого представления зависят от того, в рамках какой содержательной логики осуществляется их рассмотрение. Тогда как их основное содержание заключается в активности, направленной от субъекта к объекту. Именно этот предельно абстрактный момент и является сущностной характеристикой субъекта и объекта, и вне его о субъекте не имеет смысла говорить, не смещая значения понятия в какую-то иную область, а по сути утрачивая понятие субъекта.

Существенно, что всякая активность предполагает то, на что она направлена, т.е. ее объект. Если субъект определяется как активное начало, как носитель или манифестатор активности, как деятель, то ему логически необходимо противопоставлен объект его активности. Активность вне ее объекта невозможна, она должна иметь область приложения. Если объектом активности не является ничто внешнее, то тогда активность субъекта направлена на него самого и он сам, его отдельная сторона являются объектом активности. Эти три категории взаимосвязаны и взаимоопределе- ны: субъект - активность (деятельность) - объект. Они предполагают друг друга и исходно определяются одна через две другие.

Далее на философском уровне данные категории конкретизируются в онтологическом, праксеологическом, гносеологическом (эпистемологическом), методологическом, аксиологическом и логическом отношениях. Понятие логического субъекта мы здесь рассматривать не будем. И поскольку наиболее ясными и разработанными являются понятия гносеологического (эпистемологического) субъекта и объекта, то начнем рассмотрение с них.