Понятие эмоционального благополучия ребенка в психологии

В психоанализе основой развития ребенка считается своевременное и качественное

удовлетворение матерью биологических потребностей ребенка. Переживание удовольствия при

удовлетворении этих потребностей и стремление к этому лежит в основе психосексуального развития.

Первоначально у ребенка возникает «любовь к заботе», которую осуществляет мать, и только на основе

этого — любовь к матери, как объекту, с которым связано удовольствие от удовлетворения

потребностей. Мать становится первым объектом влечения, причем для всех потребностей вообще. Как

первоначальный источник и объект удовлетворения потребностей, она оказывает влияние на

дальнейшее формирование объектов влечения всех потребностей и способов их удовлетворения.

Фрустрация удовольствия (Некачественное выполнение матерью своих функций объекта влечения или

ее недоступность) ведет к нарастанию напряжения потребностей и нарушению эмоционального

состояния ребенка. Стремление к удовлетворению рассматривается как актуализация психосексуальной

энергии, конкретизирующейся в различных потребностях. Состояние эмоционального неблагополучия

(напряжения, фрустрации, чувство страха, отчаяния, гнева и т.п.) возникает вследствие невозможности

немедленного устранения напряжения потребности или несоответствия способов удовлетворения,

имеющихся у ребенка, предлагаемым обществом (первоначально в лице родителей).

Наличие в классическом психоанализе двух альтернативных состояний субъекта — страдания от

Э. Эриксон принимает за основу чувство базовой веры и надежды, противопоставляя, его

базовому недоверию. Базовая вера и надежда порождаются заботой и любовью матери, которая

своевременно и качественно удовлетворяет потребности ребенка, предоставляя ему возможность,

прогнозировать и ожидать ее закономерное и своевременное появление и соответственно устранение

состояния неудовольствия и получение удовольствия. Мир устроен так, что ребенок постоянно

оказывается в состоянии напряжения потребностей и вынужден некоторое время пребывать в этом

состоянии. Поведение матери позволяет ему «побеждать» чувство базового недоверия и к концу

первого года образуется баланс между базовой верой и базовым недоверием, который для успешного

психического развития должен быть в пользу веры и надежды. Именно концепция Э. Эриксона (в

которой выделяются и дальнейшие этапы развития отношения ребенка к миру и себе, основанные на

формировании «базовых способов разрешения конфликтов» между противоположными тенденциями,

присущими каждому периоду развития) послужила источником дальнейшей разработки проблемы

базового отношения к миру и его онтогенеза.

К. Хорни в качестве базовой структуры выделяет потребность в безопасности и необходимость

ее удовлетворения, которое обеспечивается родителями. Базовой безопасности противостоит базовая

тревога как результат неудовлетворения потребности в безопасности. В результате родительского (в

первую очередь материнского) поведения формируется индивидуальная структура соотношения

базовой тревоги и базовой безопасности, определяющая стратегию развития личности.

Д. Винникотт акцентирует свое внимание на критичности для ребенка качества заботы матери в

первые недели и месяцы жизни. Забота матери, помимо своевременного удовлетворения

физиологических нужд ребенка, должна быть окрашена любовью. Знаменитым стало утверждение Д.

Винникотта о том, что «кормление без любви — деструктивно». Мать является «идеальной средой» для

ребенка в силу своего особого психического состояния, возникающего после родов и обеспечивающего

ей интуитивное переживание состояний ребенка. На основе этого она способна оптимально

удовлетворять все потребности ребенка и переживать при этом чувство любви и глубокой

удовлетворенности. Это чувство защищает ее и ребенка от естественных для них обоих агрессивных

импульсов, неизбежно присущих им как индивидуальным субъектам и служащим для защиты и

сохранения своей индивидуальной целостности. Ребенок в условиях адекватного, «достаточно

хорошего» материнского отношения получает хорошо сбалансированный опыт удовольствий и

фрустраций, позволяющий ему выстраивать образ внешнего мира и себя. Качества матери, сначала

осваиваемые ребенком «по отдельности», впоследствии «собираются» в целостный образ матери

(«материнский объект»). Промежуточный этап, когда мать еще не является целостным объектом,

представляет собой для ребенка весь внешний мир в его положительных и отрицательных качествах.

Это значение мира и соотношение его «хороших» и «плохих» свойств, а также их предсказуемость и

управляемость со стороны ребенка (в плане удовлетворения его нужд) является основой построения

всей модели мира и себя. Оптимальным для развития личности содержанием, получающимся в

результате построения модели мира и себя, является усвоение (включение в эту модель) ребенком

«хороших» качеств первичного объекта — матери. Для этого «достаточно хорошая мать» должна

полностью отдаться своим эмоциям и некоторое время жить с ребенком единой жизнью, в которой

удовлетворение потребностей ребенка переживается матерью как ее собственное удовольствие.

В этологических исследованиях, начало которым было положено в экспериментах X. Харлоу с

детенышами обезьян, воспитывающимися без матери, было показано, что для нормального развития

детенышей недостаточно только удовлетворения физиологических нужд. X. Харлоу сформулировал

понятие об эмоциональном комфорте, который достигается в присутствии специфических стимулов от

матери. Это мягкая шерсть, за которую можно цепляться, наличие «тела» (шерстистого и мягкого), к

которому можно прижаться, его свойства покачиваться. Эти исследования свидетельствуют, что

первоначально эмоциональный комфорт достигается именно за счет наличия самих стимулов, и только

в дальнейшем они «собираются» в целостный объект. В нормальных условиях этим объектом является

мать. Но в экспериментальной ситуации удалось «разнести» стимулы, обеспечивающие эмоциональный

комфорт, и стимулы, обеспечивающие удовлетворение физиологических нужд, по разным объектам

(два макета суррогатной матери с разным набором качеств). Революционность этих исследований

состоит не только в выделении самостоятельного значения потребности в эмоциональном комфорте, но

и в генезисе объекта этой потребности, основанном на существовании стимулов, обеспечивающих этот

комфорт, и прижизненном их объединении на внешнем объекте.

Понятие об эмоциональном комфорте, необходимом для психического развития, наличие

потребности в безопасности и роль матери в их обеспечении, а также влияние этих структур на

формирование базовых образований личности легли в основу теории привязанности (Дж. Боулби. М.

Айнсворт). На основе заботы и поддержки, оказываемых, матерью в первый год жизни, у ребенка

образуется привязанность к ней, как к объекту, эту поддержку обеспечивающему. Качества матери как

объекта привязанности (ее физическая и психологическая доступность, а также качество и

своевременность оказываемой поддержки) служат источником формирования поведения привязанности

и базовой структуры личности (привязанности), обеспечивающей стратегическое отношение субъекта к

миру и своему существованию в нем (базовая модель мира «Я — Другой»). Более поздние исследования

привязанности показали, что выделенные формы привязанности (качество привязанности и две его

основных формы — прочная, или безопасная, и непрочная привязанность), с некоторыми вариантами,

обнаруживаются во всех культурах, причем в каждой культуре есть свой тип качества привязанности,

наиболее оптимальный для формирования конкретно-культурного варианта личности. Качество

привязанности, окончательно формирующееся к двум годам, является устойчивой личностной

характеристикой и может быть выявлено в любом возрасте.

Исследования привязанности у детей и взрослых установили ее роль в устойчивости к стрессам,

связь качества привязанности с депрессивным складом личности, ее влияние на развитие родительских

и супружеских качеств, устойчивость к невротическим расстройствам, формирование стиля мотивации

достижений, а также наличие «циклов непрочной привязанности» в семейной истории.

Источником формирования прочной привязанности является доступность для ребенка объекта

привязанности и качественное выполнение им своих функций (защита от всех форм дискомфорта) на

ранних этапах развития. Еще У. Джеймс определял чувство одиночества, возникающее у ребенка вне

контакта со взрослым, как источник страха в младенчестве. Д. Магагна считает, что вне контакта с

матерью ребенок не, развивается, все его ресурсы «работают» на защиту от тревоги и преодоление

чувства эмоционального дискомфорта. Она выделяет три типа поведения ребенка для компенсации

чувства тревоги в отсутствии матери: 1) снятие стресса за счет увеличения подвижности; 2) угнетение

двигательной активности («затаивание»); 3) аутостимуляция, или «поиск замены соска». Хорошо

известно, что сосание для ребенка не только акт кормления, но и успокоение, то есть способ обретения

эмоционального комфорта. В традиционных системах воспитания этот способ активно используется,

иногда далеко за пределами грудного возраста. В.В. Лебединский выделяет две основные функции

эмоциональной регуляции: тоническую и регулятивную. Эти функции также могут быть «разнесены» на

разные объекты, хотя в норме принадлежат матери. У детей, воспитывающихся в условиях материнской

депривации, тоническая функция может закрепляться не только на взрослом, но и на другом ребенке, а

также обеспечиваться с помощью аутостимуляции. Роль тонической функции состоит в поддержании

оптимального состояния возбуждения нервной системы, необходимого для жизнедеятельности. Это

состояние имеет вполне определенные физиологические параметры, характеризуемые как стеническое

состояние, обеспечивающее уверенность и готовность к действию, которые субъективно переживаются

как состояние эмоционального комфорта. Потребность в оптимальном состоянии возбуждения основана

на потребности мозга в притоке стимуляции и является источником формирования потребности во

впечатлениях.

В гуманитарной психологии меньше внимания уделяется раннему онтогенезу, но выделяются

состояние эмоционального комфорта и потребность в нем. А. Маслоу в своей иерархии потребностей

человека выделяет потребность в безопасности, которая в раннем возрасте обеспечивается родителями.

Это безопасность от страха, защита от боли, гнева, неустроенности. Она относится к потребностям

первого уровня и должна быть удовлетворена после удовлетворения потребностей нужды

(физиологических). Удовлетворение потребности в безопасности служит необходимым условием для

возможности удовлетворения потребностей второго уровня — потребностей развития. Удовлетворение

потребности в безопасности продуцирует чувство благополучия. Для его возникновения и стабилизации

необходимо стабильное окружение и уверенность в его стабильности и закономерности. Это

обеспечивается зависимостью ребенка от родителей, которая и стимулирует родителей такое окружение

создавать и поддерживать. В этом состоит конструктивная роль зависимости в раннем детстве. Чувство

безопасности создается заботой родителей, поддержкой и проявлением их любви к ребенку.

Общим заключением, следуемым из этих подходов, является констатация потребности ребенка в

наличии и поддержании чувства безопасности и уверенности в его обеспечении со стороны взрослых, в

первую очередь — матери. Оно обеспечивается проявлением заботы взрослого и демонстрацией

ребенку своего положительно-эмоционального отношения к нему. В результате у ребенка, во-первых,

возникает и поддерживается чувство эмоционального комфорта, а во-вторых, возникает привязанность

ко взрослому, который этот комфорт обеспечивает. Наличие привязанности ко взрослому и поведение

привязанности обеспечивает ребенку уверенность в поддержке взрослого и своевременном ее

получении.

В отечественной психологии традиционно упор делался на эмоциональные переживания ребенка

во взаимодействиях со взрослым. Мать первоначально рассматривалась как источник стимуляции,

обеспечивающий удовлетворение потребности во впечатлениях. В первые недели жизни поведение

матери (проявление положительных эмоций во взаимодействии с ребенком) обеспечивает

возникновение на основе потребности во впечатлениях потребности в общении (в форме

эмоционального взаимодействия) [Л.И. Божович]. М.И. Лисина и ее последователи считают

потребность в общении самостоятельной потребностью, но возникающей также в течение периода

новорожденности на основе активного воздействия взрослого. Проявляя свое эмоциональное

отношение, взрослый формирует у ребенка потребность в эмоциональном взаимодействии, которое

является содержанием первой формы общения — ситуативно-личностной. Эмоциональная депривация

ребенка, в этом возрасте ведет к задержке и искажениям развития не только общения, но и всей

эмоционально-личностной сферы. Основное внимание уделяется структуре и содержанию

эмоциональной сферы ребенка, хотя не отрицается влияние его эмоционального состояния на развитие

познавательной сферы. Роль эмоционального общения в предупреждении и терапии депривационных

последствий (госпитализм и его более мягкие формы) состоит не только в развитии самого общения и

всех остальных форм деятельности (которые являются основным предметом исследования), но и в

формировании и поддержании стабильного, благополучного (а точнее — эмоционально-

положительного) состояния ребенка.

Функции матери в обеспечении эмоционального комфорта ребенка более прицельно изучаются в

рамках тех направлений отечественной психологии, где искаженное материнско-детское

взаимодействие рассматривается как источник нарушения эмоционально-личностной сферы и

психического здоровья ребенка (в младенческом, дошкольном, предподростковом и подростковом

возрастах). Сюда относятся исследования родительского отношения, родительской позиции, стиля

детско-родительских взаимодействий и т.п. В работах, относящихся к этим направлениям, выделяется

базовое отношение к миру, которое формируется в раннем возрасте [А.Я. Варга, М.В. Колоскова, О.В.

Баженова, Г.В. Скобло и др.]. Содержанием этой структуры является чувство базового доверия к миру

[А.Я. Варга], активно-доверительное отношение к миру [М.В. Колоскова], устойчивый положительно-

эмоциональный фон настроения. Формирование такого содержания субъективного опыта ребенка

основано на поведении матери, которая, помимо удовлетворения физиологических, а также

эмоциональных потребностей ребенка, обеспечивает поддержку его активного, инициативного

отношения к миру. Мать воспринимает ребенка как субъекта не только потребностей, но и

эмоциональных переживаний, активности. Выделяется потребность ребенка в доброжелательном

внимании взрослого [Л.И. Божович], в эмоциональном взаимодействии со взрослым [М.И. Лисина], к

трем месяцам проявляющаяся как устойчивая потребность в получении положительных эмоций от

взрослого [С.Ю. Мещерякова], потребность обрести чувство уравновешенности и безопасности,

достигаемая в контакте со взрослым [Г.В. Скобло]. Удовлетворение этих потребностей является

условием нормального психического развития ребенка.

Эти исследования также позволяют заключить, что чувство эмоционального комфорта служит

показателем оптимального состояния ребенка в системе «Я — Мир» и является необходимым условием

его развития. Оно продуцируется положительным эмоциональным отношением матери, активно

проявляемым в процессе взаимодействия с ребенком. Нарушение такого поведения матери (разные

формы эмоциональной депривации) ведет к искажению психического развития ребенка, причем во всех

сферах.

В исследованиях эмоционального состояния детей дошкольного возраста [А.Д. Кошелева, В.И.

Перегуда, И.Ю. Ильина, Г.А. Свердлова, Е.П. Арнаутова и др.] устойчиво положительное, комфортное

эмоциональное состояние ребенка рассматривается как базовое, являющееся основой всего отношения

ребенка к миру и влияющее на особенности переживания семейной ситуации, познавательную сферу,

эмоционально-волевую, стиль переживания стрессовых ситуаций, отношение со сверстниками.

Обобщенно такое базовое эмоциональное состояние характеризуется как чувство эмоционального

благополучия. Выделяются три основных уровня эмоционального благополучия: высокий, средний и

низкий, коррелирующие с типом материнско-детского взаимодействия и его выраженностью. Высокий

уровень эмоционального благополучия формируется при эмоционально-принимающем и

поддерживающем типе взаимодействия. Разные формы эмоционально-зависимых и эмоционально-

отвергающих типов взаимодействия и степень их выраженности продуцируют средний или низкий

уровень эмоционального благополучия ребенка. Разработаны методы диагностики уровня

эмоционального благополучия и типов материнско-детского взаимодействия и материнского

отношения.

Оценка эффективности материнства проводится с помощью выявления уровня эмоционального

благополучия детей. В исследовании детей старшего дошкольного возраста на основе работ А.Д.

Кошелевой, В.И. Перегуды, И.Ю. Ильиной, Г.А. Свердловой, М.В. Колосковой, Л.Л. Баз и О.В.

Баженовой, Г.В. Скобло и О.Ю. Дубовик, Г.Г. Филипповой и др. эмоциональное благополучие ребенка

оценивалось по баллам от 0 до 3 по двум группам показателей, характеризующим переживание

эмоционального комфорта во взаимодействии со взрослым (в семье и вне семьи) и переживание успеха-

неуспеха в индивидуальной и совместной со взрослым деятельности. Эмоциональное благополучие

выражается в особенностях использования ребенком средств общения, в первую очередь невербальных

— таких, как глазной и тактильный контакт, включения взрослого в совместную деятельность и

эмоциональную реакцию на оценку последним результатов своих действий, в переживании

эмоционального комфорта в семье и ситуации взаимодействия с матерью. Сопоставление уровней

эмоционального благополучия детей с особенностями материнского отношения показало, что высокий

уровень эмоционального благополучия детей устойчиво сочетается с адекватным материнским

отношением (принимающим, эмоционально-поддерживающим), а снижение уровня эмоционального

благополучия, во-первых, всегда связано с отклонением материнского отношения от адекватного, а во-

вторых, положительно коррелирует с выраженностью такого отклонения.

Исследования эмоционального благополучия ребенка в разных возрастах и его связи с

отношением и поведением матери показали, что оно проявляется не только в преимущественном

положительном фоне настроения, но и в стиле переживания результатов действий, успехов и неудач,