Биология поведения мужчины и женщины

РАНГ И ПРИМАТИВНОСТЬ. 1.1. Примативность

Физики, лирики и любовь

Всем известно полушуточное деление людей на физиков и лириков. Первые стоят на материалистических позициях и требуют фактического, жизненного подкрепления каждой гипотезы. Они скучны, въедливы и прагматичны. Лирики, наоборот, не склонны к чётким формулировкам и фактическим доказательствам. Они любят улетать в (псевдо)философские эмпиреи, говорить туманно и апеллировать не к практике, а к некоему идеалу, которого нет, не было и быть не может.

Как ни странно, но то же самое наблюдается и в биологии, а если точнее, то в том разделе, который касается человека. Радикальные «физики» стремятся доказать, что человек – не что иное как относительно разумное животное, говорящая обезьяна, а всякие эти ваши мораль и социализация только вредят науке. Радикальные «лирики» утверждают, что человек вообще не имеет ничего общего с животным миром, а состоит из идеи и наполнен духовностью.

Физики и лирики от биологии находятся в постоянной войне между собой, а влияние на общество переходит то к одним, то к другим.

Начнём со средних веков. В это время безраздельно властвовали лирики, действующие под эгидой церкви. Человек – божественное создание и точка. Что?

Произошёл от животного? Еретик! Сжечь его! Всё, что есть в человеке суть духовное, а бренную телесную оболочку в расчёт брать и вовсе не следует – она того не достойна.

В Новое Время активизировались физики. Они смогли, наконец, доказать, что человек имеет много общего с животными. Мясо, кости, волосы, зубы. Почки-сердечки. Рожают точь-в-точь как зайцы или свиньи. Да и поведение часто напоминает звериное. В общем, много что похоже. Слишком много, чтобы этого не замечать. А на исходе Нового Времени присоединился Дарвин со своей теорией эволюции и теорией происхождения человека. От обезьяна, да. Создалась критическая масса факторов, которая уже не могла позволить лирикам безраздельно править умами людей. И началась эра физиков.

Однако уже во времена Дарвина появились люди, которые поняли, что вполне физические данные можно обратить на пользу лириков. Некто Карл Маркс, тайно сговорившись с Фридрихом Энгельсом, достаточно убедительно написал, что, оказывается, сущность человека определяется исключительно социальными условиями, в которых он находится. То есть его генетический код, инстинкты и прочее от биологии ничего не решают. Только воспитание. То есть если человека с преступными наклонностями (вор-рецидивист или маньяк-убийца) поместить в коллектив добрых и справедливых людей, то этот преступник тут же осознает, каким он был плохим, и перестанет воровать и убивать. Будет честно трудиться и побивать рекорды. Если проституирующей женщине дать работу швеи-мотористки или чесальщицы-мотальщицы, то она тут же перестанет торговать своим телом и будет в поте лица трудиться 8 часов 5 дней в неделю. А по вечерам слушать лекции о том, есть ли жизнь на Марсе и участвовать в кружке заводской самодеятельности.

Казалось бы – бред. Но не тут-то было. Эти двое решили воспользоваться успехами физиков по полной программе. Помните, мы говорили, что физики своими открытиями в биологии подорвали веру в божественное происхождение человека? Так вот Маркс и Энгельс, цепляясь за растущее недовольство народа по отношению к устаревшим (по их мнению) церковным догмам, объявили себя… кем бы вы думали? Материалистами. Да-да. Не удивляйтесь. Кондовые лирики объявили себя физиками лишь на том основании, что церковной лирике они противопоставляют лирику светскую.

Дальше – больше. Шестая часть суши объявила лирику государственной идеологией, по-прежнему называя её материализмом только лишь на том основании, что она против религии. Всех, кто пытался внести хоть долю физической конкретики и рациональности, быстро убеждали в собственной неправоте. Чаще всего путём лагерей или пули в затылок. Всё ведь зависит от воспитания и окружения, а не от этих ваших генов, товарищ Вавилов. Вот товарищ Лысенко доказал, что, пугая пшеницу холодом и другими репрессиями, можно, как и людей, заставить давать пятилетку за четыре года. Или даже за три. Вот она – сила внушения! Так что генетику признали лженаукой. Вместе с кибернетикой и другими братьями и сёстрами по несчастью.

Однако через некоторое время лирический фундамент идеологии стал давать трещины. Те проблемы, которые отказывались замечать, поскольку они не вписывались в государственную лирику, вдруг дали о себе знать. Оказывается, даже в благополучном советском обществе не удалось путём воспитания переделать воров в стахановцев. Оказывается, даже в счастливом и справедливом советском обществе случаются маньяки. А ведь говорили, что только в капстранах, где человек человеку волк, люди доходят до ручки и режут окружающих. Пришлось поднять прелые рукописи по генетике и кибернетике. На основе последней академик Пётр Кузьмич Анохин, ученик и апологет которого преподавал у нас нормальную физиологию, создал теорию функциональных систем. Эта теория, кстати, легко объясняет многие вопросы взаимоотношения полов.

Но радость физиков была недолгой. Лирики вновь подняли голову – и этот период верховенства лириков длится до сих пор. Они, так же, как и марксисты, считают себя материалистами только на том основании, что выступают против религии. На нынешней волне модно утверждать, будто человек – внутренне идеальное, сбалансированное существо, состоящее из добра и справедливости. Если дать ему полную свободу ото всего, то он сможет построить общество всеобщего счастья и благодати. Любые биологические или связанные с биологией аспекты просто игнорируются: человек полностью лишён инстинктов, мужчина ничем не отличается от женщины, пол определяется не Х или Y-хромосомой, а воспитанием, однополые пары могут рожать столько же детей, сколько и двуполые. Хотя, зачем вообще рожать? Лучше быть свободным ото всего человеком. Даже психофизиологические процессы стали объяснять на основе стихотворений Лермонтова и комедий Грибоедова. Любого, кто скажет, что мужчина всё-таки отличается от женщины, заклеймят позором и назовут мракобесом. Того и гляди, будут изучать конъюгацию и кроссинговер по романам Достоевского. А что? Имеют право!