Почему возникает несчастная любовь?

Вы заметили, что носителя «несчастной любви» называют «несчастным влюбленным», а вовсе не несчастным любящим? На мой взгляд, потому, что любящий быть несчастным не может – в душе его столь чистое и неподкупное чувство, что даже в случае неразделенности самое главное для него – чтобы тот, кто не отвечает взаимностью, был бы счастлив.

Такое чувство, прежде всего, жизнеутверждающе, созидательно. Оно способно дать силу, которая трансформируется в творческую энергию. В истории, а тем более, в литературе и искусстве примеров тому – не счесть. И оно не сковывает, а наоборот, дает внутреннюю свободу. Помните, Данила-мастер, одержимый творческой идеей, ушел на выучку к Хозяйке Медной горы, а его невеста погоревала-погоревала, да и тоже принялась за творческое ремесло. Они были врозь, но продолжали любить друг друга.

Влюбленность – совсем другое, ей как раз и надо получить свое, чтобы обладать, и она не может переносить страданий. Но страдания-то искренние, поэтому к ним, по-моему, недопустимо ни насмешливое, ни осуждающее отношение. Однако, говоря откровенно, влюбленность есть не что иное, как любовная зависимость. Она проявляется в переполняющих душу тревоге, беспокойстве, страхах, неуверенности, сомнениях, ревности, зависти, злости, раздражении по отношению к предмету воздыханий. Характерна, кстати, не только для случаев неразделенного чувства.

Но наш сегодняшний разговор именно о них. Попытаемся разобраться, почему возникает эта влюбленность, которую называют несчастной любовью.

«Гири» из детства

Это первое и, пожалуй, единственное, что сразу скажут психоаналитики. Если любви и заботы в семье было недостаточно, а контроля – хоть отбавляй, то это способно сделать выросшего ребенка зависимым: он так долго страдал, что теперь без этого не мыслит жизни. А кроме того, ему нужен другой человек, без которого не выжить и не стать счастливым.

Бегство от одиночества

В одном советском эстрадном шлягере проникновенный голос Майи Кристалинской пел о том, что «утки все парами, как с волной волна. Все девчата с парнями, только я одна…». Ощущение обделенности, невыигрышного выделения из социума понижает самооценку человека и приводит к попыткам выстроить общепринятую модель.

Потенциальный (или реальный) партнер при этом выполняет роль «костыля», без которого несчастный влюбленный, будь он мужчиной или женщиной, не может идти по жизни. Психолог Морган Скотт Пек выразился на этот счет довольно жестко: «Если для вашего выживания необходим другой человек, значит, вы паразитируете на этом человеке. В ваших отношениях нет выбора, нет свободы. Это не любовь, а любовная зависимость».

Жалость к себе

Не зря говорят, что несчастная любовь к другому – это несчастная любовь к себе. Она может проявляться через обиду на всех и вся за недооценку имеющихся способностей и качеств; через вину за невозможность их реализовать; через перенос ответственности за собственные действия и поступки на кого-то. И тогда, во-первых, нужен «спаситель», а во-вторых, необходимо пострадать до упоения, до наслаждения своим страданием. Кроме того, это понуждает к действиям выпрашивать, покупать, требовать, пытаться принудить избранника ответить на желание зависеть от него и сделать его также зависимым.

Фанатизм самопожертвования

Это противоположный вариант, при котором несчастный влюбленный «сотворил себе кумира». Но и в этом случае он ослеплен своим чувством и не видит реальности; готов на все, вплоть до самоотречения, лишь бы лицезреть, служить и угождать своему «солнцу». В действительности речь идет о бегстве от себя. Причины у этого бегства могут быть разными, а цель одна – припасть к стопам избранника и раствориться в нем.

«Подножка» от идеала

Если у человека в подсознании сформирована достаточно жесткая модель идеального партнера, то он может перенести ее на человека, отбросив неподходящие черты. И тогда возникает убеждение, что «только с ним/с ней…». От предыдущего случая этот отличается тем, что нет потребности раствориться, скорее, это похоже на «примерочную».

Но желание приобрести то, что показалось «пришедшимся как раз впору» гипертрофируется и, если не реализуется, приводит к глубочайшим страданиям (а если реализуется, то заставляет ежеминутно соответствовать другого подразумеваемым меркам).

Прогноз

Конечно, человек может извести себя своими страданиями (было бы желание), и на пике их возможно несколько вариантов исхода:

1. «И тянется рука к перу, перо – к бумаге». Переполнение чувствами может привести к творческим результатам, высоко эмоциональным, что называется «с надрывом», но все же выплескивающим переживания и освобождающим душу (иногда – хотя бы на время). Кстати, необязательно в области литературы.

2. «Капельки крови на белой руке… Ты понимаешь: мы в тупике». Человек может загнать себя страданиями в глубочайшую депрессию, вплоть до решения о самом радикальном выходе из нее.

3. «Ну и пусть… Я теперь в другой стране, я теперь с другим гуляю». Человек выбирает другого – нелюбимого или даже первого встречного – в попытке забыться, и потом продолжает страдать о несбывшемся.

4. «Ах, ты так! Тогда я всем насолю». Вариант последствия в виде асоциального поведения. Особенно характерен для подростков, начинающих крушить вокруг себя все подряд. Крайнее проявление описано в «Бесприданнице» А. Островского: «Так не доставайся же ты никому!».

5. Избавление от любовной зависимости. Вот, наконец, о главном. Наверняка она заполняет во внутриличностной структуре какую-либо пустоту. Если заполнить чем-то другим, то ей не хватит места. Избранник не может быть единственной ценностью в жизни, потому есть другие, и это безусловно, надо только их найти либо увидеть. Сама жизнь, наконец – ценность.

Прежде чем следовать любым советам, как избавиться от любовной зависимости, нужно понять, что все – и любовь настоящая, и любовная зависимость – находятся внутри самого любящего или влюбленного, и никак не снаружи. Что касается последней, то важно помнить, что она – всего лишь часть человека.

У человека есть тело, но он – больше, чем его тело. У человека есть чувства и эмоции, но он – больше, чем его чувства и эмоции. У человека есть характер, но он – больше, чем его характер и т.д. То есть все это – частицы, важные, необходимые, ценные и драгоценные, но – частицы. А человек для них – хозяин.

Стало быть, сам человек и есть хозяин своей зависимости. А разве может часть управлять целым.