Лев и скорпион. (Что-то похожее на сказку, детям до 16- можно ;-)))

Валерий Егоров.

Любовь тренирует обида,

Пытаясь ее растворить.

Я верю, что жизнь — не коррида,

И ты не тореро, спешащий  мне сердце обманом пронзить…

(Что-то похожее на сказку).

Жили- были… на жаркой африканской земле (а может где-то в другом месте?), лев и скорпион. У льва было большое, доброе и очень чувствительное сердце. Был он красив, статен и силён, впрочем, как и все львы, иначе бы он просто не был львом. Он был царём джунглей, вернее, это являлось его работой, а работа ведь не всегда нравится. Ну, а лев не любил власть, просто лучше него никто бы не справился с этим делом. Ведь говорят: настоящему вождю власть всегда в тягость.  Лев был поэтом, и были, (впрочем, как и у всех), у него слабости, это- доверчивость и влюбчивость. Этим часто пользовались другие звери, живущие в джунглях, в достижении своих, корыстных целей. Лев был добр, он позволял и прощал многое, но никогда ничего не забывал. Лев знал, что другие звери слабы, злы, многие некрасивы, даже мерзки и безобразны, но им тоже нужно как-то выживать в суровой действительности джунглей.

Льва, казалось? любили все… Казалось! Многие за его доброту, всепонимание и всепрощение, держали льва просто за глупого, сильного идиота, но не могли не считаться с его силой, и кто явно, кто втайне опасались его, да и многому в нём завидовали. Лев умел красиво говорить, излагать мысли, понимать собеседника. Поглядев своим мудрым взглядом на любого, он видел многое… даже то, что скрыто от самого того, на кого лев обращал своё внимание.

Понимание… Как мы все его ждём и ищем. Говорят, младенец в утробе матери знает и понимает всё, ему ведомы все тайны Вселенной и всего сущего на Земле и на Небе. Но куда девается это понимание, когда захлёбываясь криком, мы приходим в этот жестокий мир непонимания и одиночества? Может поэтому стонет, кричит, воет и плачет каждый рождающийся? Плачет по исчезнувшему, ушедшему всепониманию, всезнанию, всеведанию.   Но это так, к слову.

А что же в джунглях? Продолжим!

Зверей тянуло ко льву; считалось престижным поговорить с ним, доверить свою тайну, получить мудрый совет. А если лев посвящал кому-то стихи (наверно любое чувствительное сердце склонно к поэзии, к этому ритму слов, звуков, чувств, ведь оно тоже бьётся в своём собственном, неповторимом ритме, подчиняясь ритму, вибрациям Мироздания), то осчастливленный, чаще конечно осчастливленная, ведь лев был в полном расцвете своих мужских сил и желаний. Так вот, осчастливленные долго хвалились перед остальными зверями этими своими достижениями. Было даже своеобразное соревнование среди джунгленаселения: кому больше досталось стихов от льва? Это льва обижало. Он верил тому, к кому был расположен, кого любил, а оказывалось: все просто гонялись за количеством его внимания к ним. Каждый любил только себя. Чем меньше из себя кто-то представлял, тем большего доказательства внимания тех, кто что-то значил, ему хотелось. Лев понимал многих, его не понимал никто.

В который раз и я задаю себе вопросы, на которые никто не может подсказать ответ, а если и может, то, увы, не попадается на этом коротком временном промежутке, именуемой жизнью, тот, кто знает эти ответы, выстрадал их, познал, пережил…

Познание, узнавание нового. Всё уже пережито кем-то, когда-то… А мы считаем себя центром Вселенной, вокруг которого должно всё вращаться по нашему пониманию и желанию, а если что-то случается не так, как ожидаешь, пытаемся искать виноватых вокруг…

Но это, наверное, не самое страшное. Хуже, всё-таки, когда начинаешь перекапывать свою душу с завидной периодичностью, как огород каждую весну, стараясь копнуть поглубже, зачерпнуть побольше, обвиняя во всех грехах происходящего… себя. Саморазрушение… самокопание…

И что лучше, что хуже. Да и вообще, что такое хорошо, что плохо? Конкретность- это всё-таки ограниченность! Не хочется этих границ…

А кому нужно это внутреннее ощущение бесконечности. Себе? Богу? Или кому-то ещё? Может не стоит искать поклонников, оценщиков твоего «Я»?

Ведь стоит раскрыть душу кому-то (это если попадётся такой, который захочет выслушать, или посмотреть на эту твою раскрытость), он, набравшись от тебя необходимого ему в данный момент опыта, знаний, потом спокойно отвернётся, и будет идти своим, ему предначертанным путём, оставив тебя в твоём огороде самокопания, самопознания. Ещё и посмеиваться при этом будет над твоей наивностью…

Получив эти удары судьбы, мы прячемся в свой укромный уголок, туда, куда мы сами себя и скрываем от всех, от себя в том числе, в свою раковинку, в футляр, но время приходит, рано или поздно, и нас находят, или мы сами находимся, выходим в мир, и нужно принять решение… Почему всё повторяется снова и снова. Может, слишком многого жду я от других? Но ведь и отдать пытаюсь, что могу, не соблюдая норм и правил: «ты мне — я тебе». Или не пришло пока моё время собирать камни? Пока моё время их разбрасывать.