Только для женщин. Мужчины после сорока лет

Рекомендуем посетить

Фрагмент стенограммы сообщения на вебинаре "Антикризисной Академии" на тему: "Только для женщин. Что происходит с мужчинами после сорока лет?"

О чём бы я хотела рассказать в такой поздний час? При подготовке к этому вебинару обнаружила, что мне нечего говорить. Этот наш вебинар 13-го октября 2012 г. вебинар "Антикризисной Академии" — не первый и не последний на обозначенную тему. И я обнаружила, что как-будто уже всё сказано. Конечно, понимаю, что на каждый вебинар приходят разные слушатели и вообще-то можно просто повторять то, что уже было сказано не раз, но мне почему-то стало не интересно это делать.

Несколько раз откладывала работу над докладом в "долгий ящик", несколько раз возвращалась к теме — ничего не происходило, никаких идей не возникало. Тогда я, прошу прощения, плюнула на это занятие и попросила коллег — Алёну и Ольгу — дать мне слово третьей по порядку. С тем, чтобы "подслушать" — что они будут говорить, а потом подвести некое резюме и дать какие-то свои пояснения к тому, что скажут сегодня коллеги, ну, или что-то продолжить из их сообщений.

Но буквально за пару дней до сегодняшнего вебинара внезапно меня озарило: надо просто сказать то, что есть и ничего нарочно не придумывать. А что есть? А есть история, которую хочу вам рассказать. Сначала расскажу историю, а потом дам к ней пояснения и выводы. Или вернее — поделюсь некими размышлениями вслух. История такая…

Пару лет назад я и мой коллега из другого города решили написать вместе книжку. Этот коллега — мужчина, немного старше меня по возрасту, он психотерапевт, человек весьма талантливый, умный и мудрый. Иногда пишет, то есть пишет прозу. Однажды он предложил написать книжку вместе. Мы придумали сделать так:

он пишет несколько страниц, пересылает их мне, я читаю, пишу дальше — тоже несколько страниц, пересылаю ему обратно и так дальше. Что интересно — дальше двух-трёх "пересылок" дело не пошло и весь процесс как-то незаметно кончился, кончился "на тормозах". Мы даже не обсуждали — почему это произошло, наш диалог продолжается и сейчас, но уже без совместного творческого процесса в форме написания книги.

Однако, (не знаю — как он), а я задумалась — почему так произошло, мне стало интересно понять — почему именно так? С моей стороны история такая…

Коллега пишет на своём, сугубо мужском языке, пишет очень интересно, в эклектичном жанре, в котором присутствует мистика, детектив, эротика и мелодрама — одновременно. Язык, на котором он пишет, очень узнаваем и принадлежит только ему, "подделать" или имитировать его, мужской язык — совершенно не возможно, да, собственно, и не нужно.

Я пишу иначе. Поскольку по первому образованию я — режиссёр кино, то что бы ни писала — всё получается похожим на сценарий к фильму. То есть пишу последовательно, простым языком, описательно — так, как это делается при создании сценария к фильму.

Когда мы пересылали друг другу наше произведение, для меня было очевидным, что наши "писательские языки" — совершенно разные. Пробовала писать, как он и пробовала объяснить ему — как и почему именно "так" пишу я и просила наши писательские языки как-то сблизить. Цель этих переговоров была простой: чтобы было удобно читателям, так как, по моему мнению, читать такой "рваный", как-будто "скачущий" текст — неудобно и не интересно. Быть может, я ошибаюсь, а быть может, нет.

Как уже сказано: творческий процесс остановился, и, казалось бы, кончился "ничем". Однако, совершенно неожиданно для себя, однажды, буквально за сутки я написала полнометражный сценарий игрового фильма. Жанр, как вы догадываетесь, был эклектичным, то есть включал в себя мистику, детектив, эротику и мелодраму.

Надо сказать, что текстов длиннее, чем, например, текст какого-то доклада — не писала никогда, а тут вдруг "взяла и написала". Я опубликовала сценарий на сайте, потому что там автоматически формируется сертификат об авторских правах — что в современной реальности вполне актуально. Опубликовала и забыла про это публикацию и сам сценарий.

Через несколько месяцев после написания сценария я познакомилась с мужчиной, который был ровесником моего коллеги, о котором шла речь выше. Уже через несколько минут нашего диалога поняла, что сценарий, который был написан несколькими месяцами ранее — был написан про этого мужчину.

Причём никаких формальных, фактических совпадений — не было, а вот "в целом" — этот сценарий был о нем и про него. Немало удивившись, я сообщила новому знакомому эту новость, и он прочитал сценарий.

На следующей встрече он "как-то странно" стал на меня смотреть, как-будто изучал — где у меня находится некая "опция", которой я "так хорошо" знаю о мужчинах "какую-то тайну". Сценарий ему очень понравился, мы обсудили содержание, он рассказал — что ему в этом сценарии понравилось больше остального.

Кроме нового знакомого, сценарий читали и другие люди. Интересно следующее: обратную связь, то есть вполне чётко-проговариваемые отзывы (не просто слова "понравилось" или "не понравилось"), а относительно развёрнутые отзывы, — дали представители "целевой аудитории", то есть мужчины, которые находятся в возрасте между сорока и пятьюдесятью годами, а также — что было неожиданным — барышни в возрасте от 20 до 25 лет.

С "целевой аудиторией" понятно, именно для них и был написан сценарий. Почему была активная обратная связь от юных барышень, я особо не размышляла. Наверное, надо спросить у них — что им понравилось и что они там поняли или не поняли.

Всю обратную связь от мужчин можно кратко пересказать так: "Очень интересно. Очень жизненно. Но — всё это очень грустно".

Что касается "грусти", то это меня заинтересовало. Наверное, здесь есть те, кто помнит фильмы "Полёты во сне и наяву", "Дядя Ваня", "Отпуск в сентябре" ("Утиная охота"). Как вы помните, эти фильмы имеют отношение, кроме прочего, и к теме, которую мы сегодня обсуждаем.

Но герои тех фильмов, фильмов 60–70 годов ХХ в. — тогда — не находили ответы на свои вопросы и всё заканчивалось грустно, печально или заканчивалось "никак", то есть "большим и толстым" многоточием.

В отличие от героев тех лет, герой названного мною сценария, находит ответы на свои вопросы и финал в этом фильме — скажем так, позитивный. Вот на это я обращаю ваше внимание: мужчины в кризисе среднего возраста "в упор" не видят (или могут не видеть) выхода из своей ситуации.

Причём не видят его именно "в упор". "Хороший финал есть", но они в него могут не верить и, потому могут не видеть. Добрый финал есть, описано — как главный герой к нему пришёл, а читатели-мужчины этот финал читают, но до них по всей вероятности, смысл "не доходит". Происходит это, быть может потому, что они в него, в такой финал — не верят.

Так вот, на этом история закончилась, а теперь попробуем сделать некоторые выводы, которые основываются на рассказанной истории:

  • Будьте искренней. С этого история началась. Помните? Я не знала — что говорить, но в итоге решила говорить правду, то есть сказать то, что есть. Когда мы сопровождаем мужчин, находящихся в кризисе среднего возраста, находимся в партнёрстве с ними — будем честными в отношениях с самими собой, с нашими мужчинами и в отношениях с миром вообще. Мы далеко не подростки и уже можно видеть мир таким, какой он есть, а не сочинять небылицы про то, как мир устроен или мог бы быть устроен.
  • Помните, что мы действительно говорим на разных языках. Наши языки — разные, но это не отменяет попыток и не отменяет желания разговаривать друг с другом, пробовать понимать друг друга и делать это (понимать). Ведь, если бы мы говорили одинаково и было бы "всё понятно", то наш диалог тут же завершился бы навсегда. Если в отношениях есть интрига, при чём — любая интрига, то есть — есть то, что не понятно — это значит, что отношения продолжаются.
  • Играйте и играйте по правилам. Когда-то у меня было две кошки одновременно. Кот и кошка. Они часто играли друг с другом. Так вот, когда один из участников игры "сдавался", то есть "нарушал правила о продолжении игры", то второй участник сразу терял интерес, разворачивался и уходил. Игра заканчивалась. В допустимом смысле: женщины и мужчины ведут игру, правила которой немного меняются и дополняются в течение кризиса среднего возраста, но это не значит, что правила надо нарушать. Их нужно просто "переписать", находясь при этом в переговорах с партнёром. И это — повод именно для продолжения отношений, а не для их разрыва.
  • Вы имеете право на то, чтобы что-то "взять" у вашего партнёра. Например, для вашего творчества или ещё для чего-то, и сделать при этом что-то для себя, основываясь на опыте, который вы получили совместно с вашим партнёром. Здесь, разумеется, надо помнить о благодарности вашему партнёру за тот опыт, который вы получили в контакте с ним.
  • "Позитивный финал" (кризиса) — есть. Мужчина может (пока) его не видеть, но он возможен. Дайте ему знать об этом. Здесь понадобиться терпение, максимальный такт и уважение к тем процессам, которые переживает ваш партнёр во время кризиса.
  • Любите мужчину. Думается, здесь можно обойтись без пояснений.