Я влюбилась в женщину

О том, быть или не быть этой теме, мы в редакции спорили до хрипоты. И чем жарче разгорались дебаты, тем яснее становилось: да, написать об этом нужно. Итак, влечение к себе подобным – нормально? В этом вопросе нам помогли разобраться психологи, сексологи и известные персоны.

Насколько часто такое бывает? – заметишь ты с долей иронии. Знакомая психолог по секрету призналась, что с этой проблемой к ней обращаются не так уж редко. А на ВСЕХ активно посещаемых женских форумах в Сети непременно есть ветка с парой десятков ответов на пост о влюбленности в женщину. И это не происки модераторов для улучшения посещаемости, а объективная реальность, спрятанная за никами.

Кого-то встреча с женщиной научила позитивно смотреть на вещи, чья-то взаимная платоническая влюбленность укрепила дружбу, кому-то помогла открыть собственную чувственность и наладить отношения с противоположным полом.

Неутомимые статистики подсчитали, что мы более или менее успешно влюбляемся раз в несколько лет. И неважно, каков твой паспортный возраст – потребность и способность увлекаться перерасти невозможно. И влюбляемся мы в душевные качества конкретного человека, причем необязательно своего пола.

Так уж повелось, что это волшебное состояние дарит нам яркие эмоции, крылья, без которых мы не можем существовать и чахнем. «Влюбленной женщине и звезды светят ярче, И майский дождь нежнее и теплей». В эндорфинах мы нуждаемся так же, как и в воздухе. Женская психика завязана на чувствах, и далеко не всегда мы хотим от объекта страсти еще и секса – это факт. Может быть, потом… Мы подсознательно ищем источник вдохновения, и только встретив его, начинаем размышлять, что же с ним делать, как дальше жить, попутно переживая эмоций по шкале от «чуда на земле» до «безразличия портрета».

Это чувство многолико и многогранно, как, впрочем, и наша психика. И то, чего мы не понимаем (в силу воспитания, навязанных нам обществом, религией стереотипов «нормальности») – не всегда патология. К слову, такое отношение к влюбленности в представителей своего пола появилось в Средние века – времена особой активности радикально настроенных христиан – инквизиторов. Тем не менее, во всех мировых религиях чистая, бескорыстная любовь зовется даром Божьим.

Между прочим, древние греки знали шесть типов любви – эрос (влечение), людус (игра), прагме (рациональные отношения), мания (одержимость), строге (дружба), агапе (жертвенность). И, кстати, они точно так же классифицировали и типы дружбы.

Где проходит грань между дружбой и любовью, восхищением и любовью, страстью и любовью? И есть ли она вообще?

Реальная история

Марина, 42 года

Моей первой любовью была Она

По выражению одного китайского философа, людей, когда-либо любивших друг друга, связывают незримые крепчайшие нити, которые никогда не рвутся, хоть с годами и могут истончаться до толщины волоска. Спустя двадцать лет я вспоминаю о Нине с теплотой, иногда весной мне она снится – мы гуляем, держась за руки. Ниной я назвала свою младшую дочь.

На моем курсе она читала лекции и вела практические занятия по одному из самых сложных предметов. Я знала, что она замужем, что ее муж работает очень далеко, что она живет в аспирантском общежитии и сдать с первого раза ей невозможно. Как преподаватель, она была крайне строгой и принципиальной, и это мне в ней сразу понравилось – вчерашняя студентка и практически сверстница, она не заигрывала с нами. Я банально ее боялась – когда она меня вызывала, я краснела и бледнела, не могла слова вымолвить. А потом еще выяснилось, что всех руководителей к курсовым уже «разобрали», и мне досталась Нина…

Стараясь «подмазаться» к преподавателю, я стала активно себя проявлять на занятиях, и это не осталось незамеченным – Нина стала меня хвалить и выделять среди остальных студентов. А потом, когда я стала приходить к ней по поводу курсовой, она поила меня чаем, иногда по-дружески обнимала при встрече – мы как-то легко перешли на «ты», стали много разговаривать на отвлеченные темы, обмениваться аудиокассетами и книгами. Бывало, я приходила по учебным вопросам к ней домой.

Я с радостью писала свой курсовик, и во многом благодаря именно Нине, возможности общаться с ней, быть рядом, в поле ее личности, в тепле ее обаяния. Иногда мне приходило в голову, что именно таким человеком я хотела бы быть – сильным, цельным, принципиальным, эрудированным – и одновременно легкой, красивой, умной и нежной женщиной. Я не раз говорила ей в шутку – Нин, будь я мужчиной, женилась бы на тебе, не задумываясь! Она смеялась в ответ. Однажды мне приснилось, как мы целуемся – по-настоящему. Я проснулась с неведомым до сих пор чувством. Тем, о котором до сих пор только читала. Ни словом, ни взглядом я не давала ей этого понять, да и сама не очень-то отдавала себе отчет, что с нами происходит. Я наслаждалась каждой минутой рядом с ней.

В свои 22 такого я еще не испытала – чувство к киногерою из «Алых парусов», неловкие поцелуи на выпускном с соседом по парте – не в счет, как и последовавшая за этим потеря девственности. В среде моих сверстниц было принято терять ее до отъезда на учебу. Хотелось минимум принца, чтобы страсти зашкаливали, эмоции били через край. Но на эту роль «не тянул» ни один из моих знакомых, приятелей и сокурсников. А я максималистка – или все, или не надо мне таких «полуотношений». Этому меня научила мама – она ждала «своего» человека до 28 лет, по советским меркам, чересчур долго… И дождалась – с папой они по сей день живут душа в душу. Именно такого человека потом встретила и я.

…О том, что наше с ней чувство взаимно, я поняла в момент прощания – Нина уезжала к мужу на Дальний Восток. Она обняла меня и поцеловала. В губы. И быстро ушла в вагон.

Адресами мы тогда не обменялись, больше о ней я ничего не слышала многие годы. Знаю, что у нее есть страничка в одной из социальных сетей, но написать почему-то не решаюсь.

Кроме этого поцелуя у нас ничего не было, но… это одно из самых сильных воспоминаний в моей жизни. Я не стала лесбиянкой, много раз еще влюблялась – в мужчин, один из них стал моим мужем. Нина дала мне главное – она научила меня любить, разбудила «спящую принцессу». Нормально это или нет – есть ли смысл задаваться таким вопросом? Уж очень многогранна натура человека, и не все в нашей жизни можно объяснить просто.

P.S. Точку в споре, быть или не быть этой теме, поставил случай. Как раз в разгар полемики в нашу редакцию пришло это письмо. И мы решили его опубликовать без купюр. Нас потрясло, что читательница вспоминает о событиях 20-летней давности с такой теплотой.

Игорь Малиновский, сексолог: Женщины нередко влюбляются в представительниц своего пола. Могу с уверенностью утверждать, что история Ларисы вполне типична. Чувства к подругам и преподавательницам переживают очень и очень многие, и ничего из ряда вон выходящего в этом нет.Для Ларисы Нина была образцом, важным человеком в жизни, благодаря которому в ней открылись новые качества, проснулись чувства – она словно перешла на новую ступень своего развития. Подобная любовь далеко не всегда имеет эротический подтекст, и таким особенным человеком в жизни женщины может быть как мужчина, так и женщина. Это не патология и не извращение, а игры нашего сознания. Такое может произойти в любом возрасте.

И эротические сны с участием представительниц или представителей своего пола нередко снятся и мужчинам,и женщинам – так бывает, если половая жизнь перестает быть яркой. Хотя рискну добавить: люди по природе бисексуальны – об этом говорил еще Зигмунд Фрейд, и формирование сексуального поведения зависит от окружения и моральных норм. И от стечения обстоятельств. Секс с женщиной – одна из самых распространенных дамских эротических фантазий. Но это не означает, что мы ее непременно воплотим. По официальным данным, около 35% женщин признались, что вступали в сексуальные отношения с подругами. И это не помешало им выйти замуж и иметь детей. И лишь 2% (3-4% – по другим источникам) женщин считают себя лесбиянками.

Марина Препотенская, психолог, кандидат философских наук: История первой героини достаточно распространенная. Лариса тогда еще не знала себя, не открыла свою чувственность. Встретив женщину, которая ее восхищала, она влюбилась. Возможно, ее зарождающаяся сексуальность в свое время была подавлена матерью, внушившей, что секс с мужчиной – это грязно. И Лариса на тот момент подсознательно нашла для себя «чистый» способ выхода эротизма. Ведь природа всегда берет свое… Восхищение старшей женщиной как идеалом уверенности и харизматичности, которых еще нет в тебе, вполне естественно. Но у девушек зарождалось физическое притяжение, обе неосознанно хотели выйти на другой уровень отношений и не позволили этого себе из-за внутренней цензуры.

При прощании это вырвалось у старшей – когда ничего уже не могло случиться. Резюмируя, скажу: нужно понять эту грань, принять свое восхищение и осознать его. Стоит ли этого бояться? Нет. Дружба – это вид любви. В ней всегда присутствует эротизм. Женщины между собой флиртуют, но это редко приводит к сексуальным отношениям. Большинство женщин обращается к психологу из-за неудовлетворенности отношениями с мужчинами. Они часто не испытывают оргазма. Не чувствуют от мужчины отдачи… И порой приходят к выводу, что только женщина может понять женщину. Но лишь немногие становятся любовницами. Что же касается гомосексуалов… В популяции всегда рождается определенный процент таких людей. Не надо забывать, что около 40 % взрослых – потенциальные бисексуалы. Если у человека не было осознанной гетеросексуальной идентификации, все может случиться. В однополых парах любовь присутствует, но лесбийские отношения все равно диктуют гендерную подмену: в любой гомосексуальной паре всегда один играет мужскую роль, другой – женскую. И какими бы либеральными ни были законы, часто эти люди чувствуют себя изгоями.

Реальная история

Лайма Гейдар, лидер информационнообразовательного центра «Женская Сеть», шеф-редактор портала www.feminist.org.ua , PR-менеджер, телепродюсер, аналитик, журналист, соавтор книг, фотограф, тренер

К осознанию самой себя я шла 12 лет

Мне всегда нравились женщины – мамины подруги, учительницы, одноклассницы. Всерьез я задумалась об этом лет в 16, когда влюбилась в одногруппницу. И меня это страшно напугало! Нам с детства внушают, что только гетеросексуальная модель является социально успешной: женщине надо выйти замуж, родить детей. И никак по-другому! На тот момент я изучила все специальные книги, в которых упоминались гомосексуальные отношения (тогда я получала медицинское образование, и доступ к библиотекам у меня был). Оказалось, что о гомосексуальности можно было прочесть только в книгах по психиатрии. Советская школа классифицировала это как один из признаков расстройства личности. Звучало как приговор. Но я не смогла согласиться с этим. Я по-прежнему была влюблена и счастлива.

А потом случилась катастрофа. Мама той девочки, в которую я была влюблена, нашла мою любовную лирику. И позвонила моей матери с требованием объяснений. Они обе не знали, что делать, и «приняли меры». Рассказали все нашему руководителю, которая была еще и парторгом учебного заведения, просили «помочь». Какой начался скандал! Наши отношения обсуждались, порицались и разбирались. Меня едва не отчислили за аморальность. Это было очень унизительно и больно. Конфликт в семье разрастался. Мама угрожала: мол, если ты не изменишься, я умру от сердечного приступа. Чтобы избежать скандалов, я придумывала легенды о мальчиках.

Следила за тем, как и что говорю, как выгляжу, какие книги читаю, с кем общаюсь… Прятала дневники. В какой-то момент поняла, что жить в постоянной лжи не могу. И я ушла из дома. Такой разрыв с семьей – очень характерен для молодых гомосексуалов. Ты не знаешь, как жить дальше. У тебя два варианта. Либо быть собой и со своим любимым человеком, а значит – идти на конфликт с семьей. Либо постоянно жить во лжи и делать то, что противоречит твоей природе. На тот момент я подрабатывала в «скорой помощи» и больнице. Снимала квартиру. Появились друзья: художники, музыканты. Это было яркое и интересное время! Мы объездили всю страну. Я пела блюзы – какое-то время зарабатывала этим на жизнь.С родителями не общалась несколько лет. Моя сексуальная ориентация ну никак не влияет на способность любить родных и близких. Но это очень мешало маме с папой. Они загодя придумали сценарий моей счастливой жизни: окончить школу,институт, выйти замуж, родить детей. И как только поняли,что я не вписываюсь в эту схему, – стали активно бороться за «мое счастливое» гетеросексуальное будущее. В начале 90-х я влюбилась в девушку-москвичку, и она позвала меня в свой город. Приятели пообещали помочь с работой:в Киеве с этим было очень тяжело. Семь лет в Москве называю «трудовой миграцией». За это время сделала карьеру от продавца в ларьке до продюсера австрийской телерадиокомпании. В 1998 году в России случился дефолт, и я вернулась в Киев. Хорошо, что было куда – у меня оставалась квартира. И здесь я начала все с нуля…

За сорок лет своей жизни я пережила разные этапы: от страха быть «не такой как все» и «что люди скажут?» до полной гармонии с собой и миром. Пыталась ли я стать гетеросексуальной? Конечно. У меня были отношения с мужчинами. Многие из них, хорошие и милые люди, предлагали замужество. Но этого не хотела я! Приходилось заставлять себя быть гетеросексуаль-ной. И только с любимой женщиной я чувствовала себя хорошо во всех отношениях…

Мне понадобилось 12 лет, чтобы осознать и принять себя как гомосексуальную женщину. Разумеется, друзья и близкие знали о моей ориентации. На работе я не афишировала свой статус, не считала нужным. Но однажды случился скандал, который окончательно разрушил мой страх быть собой– то есть лесбиянкой. В 2000 году я участвовала в круглом столе по вопросам гомосексуальности. Одна журналистка в своей статье сказала:«лесбиянка Лайма Гейдар заявила то-то и то-то». Меня это зацепило. Я посоветовалась с юристами и сведущими людьми.Оказалось, что никто не может меня вот так обозвать в прессе, поскольку запрещено использовать СМИ для нанесения вреда гражданам. На тот момент я изучила абсолютно все законы, связанные со СМИ и авторскими правами. После чего написала огромную статью, которая и сейчас является частью моей тренинговой программы для журналистов по

сбору, хранению и распространению информации. На самом деле это публичное оскорбление сделало меня окончательно свободной от ярлыка «лесбиянка». Но считаю,что никто не имеет права называть публично людей лесбиянками и геями: «Знакомьтесь, лесбиянка Лайма Гейдар! Знакомьтесь, гетеросексуалка Иванова!» Бред. Я тогда страшно испугалась, что это отразится на моей карьере. Но коллеги относились ко мне уважительно.

На самом-то деле неважно, кто ты. Важно, что ты делаешь.С того момента перестала бояться! Я лесбиянка, я так живу – и это очень значимая часть моей идентичности. Тогда я поняла еще одну вещь. Пока нет человека, олицетворяющего проблему, нет и самой проблемы. И именно поэтому я участвую в движении за права лесбиянок. Сейчас живу с любимой женщиной. У нас все хорошо. Планируем иметь детей. Я и мои коллеги работаем над тем, чтобы в нашей стране были узаконены однополые партнерства и наши дети рождались в социально защищенной гомосексуальной семье… Самое главное в жизни – быть собой, быть счастливой и никогда не сдаваться!

Что об этом думают мужчины?