Стоит ли переписываться с заключенным?

А ведь немало женщин, отчаявшихся встретить свою вторую половину, да и романтически настроенных девушек, на это решаются. Находят объявление в газете, начинают переписываться, потом добиваются личного свидания, едут на край света…

С одной стороны, это очень милосердно – поддержать человека, лишившегося свободы и многих других благ цивилизации. Ведь у большинства заключенных напрочь теряется связь с внешним миром. Кто-то изначально был одинок, от кого-то отказываются родные и близкие еще в ходе судебного процесса. Друзей у них, как правило, не имеется, есть только «подельники», которые также отбывают наказание в какой-нибудь другой колонии. О происходящем за забором заключенные могут узнать только из телевизионных передач. И вот тут письма «с воли», от не судимого, стороннего человека, придутся как нельзя кстати. Это как глоток свежего воздуха на выходе из переполненной, вонючей камеры.

Русских женщин почему-то привыкли характеризовать исключительно строками некрасовской поэмы: мол, и коня остановит, и в горящую избу… Почему всегда забывается о том, что наша женщина до бесконечности терпелива и жалостлива? Вот в этом-то слабое место русской женщины. И большинство заключенных об этом хорошо осведомлены и вовсю пользуются женскими слабостями.

Чего стоят душещипательные письма о горькой судьбинушке и несправедливый приговор ему, невиновному! Либо честь женщины защищал, либо взял вину друга на себя. Есть, конечно, другие варианты. Но все они о том, что сам заключенный абсолютно не виновен, а милиция и прокурор вкупе с судьей – монстры страшные, которым лишь бы засадить хорошего человека за решетку. И родные – монстры, поверили прокурору и отказались от него, несчастного. Поэтому он голодает, курить нечего, теплых вещей нема…

И русская женщина начинает в срочном порядке собирать посылки, отрывая последние гроши от своей копеечной зарплаты. Сигареты, чай, тушенка, сухари, теплые вещи…

Мало кто из них знает, что письма сочиняются коллективно, всей камерой. Что десятилетиями существуют шаблонные, заготовленные истории о нелегкой доле заключенного. Что, получая ответные письма с искренними теплыми словами, читают их вслух, как развлечение. И смеются, тоже всей камерой. А уж как веселятся, когда приходят посылки… А женщина ждет. Ждет, когда уже любимый, самый хороший на свете и невиновный выйдет на свободу. Представляет, как она отогреет душу несчастного, как они хорошо заживут вместе…

И вот у любимого заканчивается срок заключения. И оказывается, что у него есть жена, которая ждет, и парочка детишек…

К сожалению, я знаю, о чем говорю. Сама проработала в женской колонии несколько лет преподавателем русского языка и литературы в вечерней школе «за колючкой». И хорошо помню свое возмущение, когда девушки подходили ко мне с просьбами помочь написать «письмишко для лоха». И живем мы рядом с колонией строгого режима, в поселке, где полным-полно расконвойников (заключенные. которые работают на производстве за территорией зоны, возвращаясь лишь на утренние и вечерние проверки). Со многими знаюсь, здороваюсь, словно с добропорядочными соседями. Так что не просто наслышана об их цинизме, а хорошо его изучила.

Кстати, самым «классным мужиком» считается тот, кто облапошит большее количество «лохушек» по переписке, а значит, получит больше посылок со всех уголков России.

А теперь история «на закуску», так сказать. Как говорится, было бы смешно, если б не было так грустно.

Моя соседка, 40-летняя женщина три раза была замужем, и неудачно. Один пил, другой бил, третий гулял. И познакомилась она с расконвойником, которому оставалось 2 года до конца срока. Он практически жил у Татьяны. Понятное дело, ел, получал от нее хорошую новую одежду, ну и, понятное дело, порцию ласки и секса. Освободился. Отметили. «Любимый» обчистил ее квартиру и подался домой… Осталось уточнить, что Татьяна в то время была… сотрудником милиции при майорских погонах! Из органов ее, конечно, «попросили». Хорошо хоть, что пенсию успела заработать…

Так, может, уже понятен ответ на вопрос «Стоит ли начинать переписку с заключенным»? Или еще кто-то хочет испытать на себе все «прелести» такой связи?