• Церковь и психология

    Понятие «православная психология» появилось сравнительно недавно. Но в последнее время мы все чаще сталкиваемся с ним. Уже во многих епархиях при социальных отделах появилось новое направление социальной деятельности – психологическое. Как показывает опыт, такое взаимодействие церкви и психологии приносит хорошие результаты.

    На территории кафедрального собора Успения Пресвятой Богородицы по благословению Владыки митрополита Ташкентского и Узбекистанского Викентия при Отделе социальной благотворительности во имя преподобномученицы великой княгини Елизаветы уже несколько месяцев работает кабинет психологической помощи, куда могут обратиться не только прихожане храма, но и все желающие, нуждающиеся в такой помощи.

    Понятие «православная психология» появилось сравнительно недавно. Но в последнее время мы все чаще сталкиваемся с ним. Уже во многих епархиях при социальных отделах появилось новое направление социальной деятельности – психологическое. Как показывает опыт, такое взаимодействие церкви и психологии приносит хорошие результаты.

    На территории кафедрального собора Успения Пресвятой Богородицы по благословению владыки митрополита Ташкентского и Узбекистанского Викентия при Отделе социальной благотворительности во имя преподобномученицы великой княгини Елизаветы уже несколько месяцев работает Кабинет психологической помощи, куда могут обратиться не только прихожане храма, но и все желающие, нуждающиеся в такой помощи.

    Ситуации, с которыми приходят люди, бывают так же - самые разные. Некоторые решаются в рамках одного консультирования, а другие требуют длительной кропотливой работы. Важно, чтобы люди понимали, что успех такой совместной работы на много больше зависит от самого человека, чем от психолога. Консультирование – это диалог, продуктом которого могут стать    переосмысление ситуации, новое видение проблемы. Это поиск, может быть, новых точек отсчета, возможных вариантов. То есть – это то, что только лишь помогает, но ни в коем случае не решает проблемы за другого. Это не волшебная палочка, взмахнув которой можно получить немедленный результат. Это скорее лопата, с помощью которой, попотев и вложив немало труда можно достигнуть цели. Не может быть готовых решений. Важна готовность человека к самостоятельному принятию решений, готовность к самостоятельному осознанию и труду.

    Но, к сожалению, на практике не всегда человек оказывается готовым к этому. Всегда присутствует большой соблазн получения четкого конкретного ответа на заданный вопрос. Многие пытаются увидеть в психологе некоего «гуру», который тут же подскажет и научит, что же делать.

    Один случай из практики является ярким тому примером.

    За помощью обратилась женщина…

    Ее уже взрослая дочь стала для нее не помощью, поддержкой и утешением, а источником глубокого разочарования и страданий. Относясь к ней как к предмету, необходимому для собственного удобного существования, она просто манипулирует ею.

    Ситуация очень сложная и продолжается не один год. В ходе работы выяснилось, что при всех своих страданиях эта женщина за все время ни разу не сделала самостоятельных попыток, что-то изменить, ни разу даже    не подумала, что можно было бы сделать…. Но при этом продолжается поиск людей, которые могли бы дать готовый совет. То есть дать четкие инструкции по выправлению ситуации, которая формировалась не один десяток лет. А кроме того нужно найти виновника происходящего, «может, сглазил кто?»

    Очень печально видеть мучения и страдания этой женщины. Но в данной ситуации человек не хочет, не только сделать каких либо самостоятельных попыток для решения проблемы, но и взять на себя ответственность за происходящее. В такой ситуации попытки психолога, что-либо изменить, можно сравнить с попытками человека сдвинуть железнодорожный состав с места, напирая на него.

    А вот противоположная ситуация

    В консультацию обратилась мама девятилетней девочки с жалобой о том, что девочка стала    «проблемной», «трудной», «непослушной». Но как показывает практика такие дети – это всегда результат неправильно сложившихся отношений в семье, неверного отношения к воспитанию ребенка. Общение с ребенком и мамой показали ,что девочка катастрофически нуждается в родительском внимании и    участии в ее делах.

    Все родители знают,    как сложно порою отвлечься от домашних дел, ежедневной суеты и выкроить хоть немного времени для общения со своим ребенком. Слова «некогда», «не мешай» становятся привычным во многих домах. Но дело в том, что в воспитательной сфере, как ни в какой другой, упущенное наверстывается очень тяжело. И то на что у нас, родителей, не хватает времени сейчас, в будущем потребует значительно больших вложений времени и сил. Об этом должен помнить каждый родитель! Можно сегодня отложить мытье полов до завтра. Можно отложить поход в магазин. Но нельзя начать общаться с ребенком и воспитывать его «с понедельника».

    Итак, в этой ситуации родители очень чутко и своевременно отреагировали на возникшую проблему. В диалоге и совместной работе были выработаны совсем несложные приемы, которые    с энтузиазмом были опробованы ими.    Искренний интерес к делам дочери, принятие ее восстановили взаимное уважение и мир в этой семье.

    Некоторые ситуации предполагают более глубокое изучение личности    человека.    Все мы. соприкасаясь с реальность, по своему воспринимаем ее. Выйдя на улицу в дождливую погоду, один человек заметит, что воздух стал намного чище и дышится при этом очень легко. А другой обратит внимание на грязные размытые дороги и будет недоволен испачканной обувью. То есть наше сознание    выхватывает из реальности то, что мы предполагаем или хотим увидеть. Ум лукав.

    За помощью к психологу обратился молодой мужчина. Его ситуация заключалась в проблеме взаимоотношений с коллегами по работе. Ему казалось, что к нему несправедливы и    его профессиональные качества недооцениваются руководством. Отсюда и возникало ощущение враждебности к коллегам по работе и ответное их негативное отношение к себе, так как их успехи казались незаслуженными. В ходе беседы выяснилось, что такая же ситуация была и в школе, и    любом другом коллективе. Но, как говорится, от себя не убежишь.

    Чаще всего мы не можем изменить ту жизненную ситуацию, не можем изменить людей, которые окружают нас, но мы может, с Божьей помощью, изменить себя, свое отношение к происходящему.

    В данном случае    совершенно очевидно то, что здесь проблема кроется в самом человеке. И без осознания этого и собственных усилий, где бы человек не находился, какие бы люди его не окружали, ситуация будет оставаться ровно той же.

    В качестве яркого примера    хочется рассказать об одном моменте жизни выдающегося русского писателя Достоевского, в один из самых трагичных периодов его жизни, во время отбывания им наказания на каторжных работах.

    То общество, в котором он оказался, вмещало в себя все самое безобразное, грязное, низкое, что только может быть в человеке.    Ненависть этих людей к дворянству и интеллигенции доходила до крайнего предела. Можно только догадываться, что приходилось терпеть крайне чувствительному и ранимому, погруженному в себя Достоевскому.

    Но один случай заставил изменить его отношение к этим людям, к этой, казалось бы абсолютно беспросветной ситуации… И когда это случилось,    изменилось и отношение других заключенных к нему. Его больше не чуждались,    стали воспринимать как брата по несчастью. И, как говорит сам автор, это было самое странное. Ведь никто ни о чем не говорил. Достоевский стал замечать, что в остроге немало людей, старавшихся как то облегчить страдания узников….

    Этот яркий пример может послужить каждому хорошим уроком. Ведь как часто мы хотим поменять и исправить других людей, стараемся поменять чуть ли не весь мир вокруг, но никак не хотим меняться сами. Наверное, потому, что это самое сложное.

    Такой взгляд на суть вещей может дать только православная психология.

    Тема отношений психологии и православия очень трудна. В ХХ веке психология заявила себя как противница церкви, рассматривая человека на уровне только лишь физиологических процессов. Душа перестала быть предметом исследования этой науки. Вместе с тем появилось большое количество психологических направлений, уходящих в оккультные сферы. При таком положении, ни о каком сотрудничестве и взаимодействии церкви и психологии речи быть не могло. А вместе с тем уже в ХХ веке многие богословы говорили о том, что пастырское душепопечение само по себе предполагает знание психологии, что православный священнослужитель обязательно должен быть и психологом. Например, архимандрит Киприан (Керн) в своем учебнике по пастырскому богословию посвящает целую главу пастырской психологии. А значит, есть не просто полезные, но необходимые знания в этой науке.

    В последние десятилетия все изменилось.  Несмотря на то, что церковь с большой осторожностью и сегодня относится к психологии, вырабатываются общие методы работы, ведется поиск новых понятий, путей плодотворного сотрудничества, которые заключаются в понимании того, что для создания православной психологии нужна не столько классическая академическая наука, сколько христианская антропология, требующая самого серьезного изучения профессиональными психологами. Необходимо знание христианского учения о духовной жизни и христианского мировоззрения самого психолога. А психологическую науку можно рассматривать скорее, как инструмент, который может быть обращен как на добро, так и на зло.

    Не любые методы этой науки приемлемы. Очень важно понимание того, что человек должен быть свободен в выборе. Как в православии есть область для свободного волеизъявления человека, так и в психологии не может быть готовых, однозначных ответов.

    Очень часто люди, которые обращаются за помощью к психологу, на самом деле не готовы, да и не хотят работать над собой. И начинается поиск «легких путей», готовых решений. Спрос рождает предложение. В настоящее время активно развиваются такие направления психологии, которые предлагают эти пути достижения желаемого результата.  Например, так называемое нейролингвистическое программирование.  Слово «программирование», касательно человеческой личности, говорит само за себя.  Различные аффермации, медитации, релаксации предлагаются вообще как панацея от всяких бед. Многие психологические сообщества предлагают «чистку энергетических каналов», или исследования «энергетических полей». Много разных тренингов с громкими названиями «Тренинг личностного роста», «Новая жизнь» и т.д. где зачастую происходит просто ломка личности человека, навязывание определенной жизненной философии, которая никак не может согласоваться с христианским учением. Знания такой психологии берут свое начало в религиях Востока, западной философии, еврейском язычестве. Многие такие психокульты открыто позиционируют себя как противники христианского учения.

    К сожалению, последствия такого опыта бывают крайне плачевными. Взаимодействие с такого рода «профессионалами» не только вредны, но и крайне опасны.

    Массовое увлечение оккультно-сектантскими идеями могло возникнуть только на почве бездуховности, утраченных христианских традиций, отсутствия четких оценочных критериев.

    С другой стороны, бесконечный источник глубоких психологических знаний мы можем черпать из святоотеческой литературы, из произведений выдающихся русских писателей (например, из книг Федора Михайловича Достоевского).

    Только союз науки психологии с ее знаниями возрастных особенностей человека, особенностей темперамента, социальной среды, умением выявить индивидуальные особенности и способности личности, и знание христианского учения о человеке  способны принести достойные плоды.

    Тема отношений психологии и православия очень трудна. В ХХ веке психология за явила себя как противница церкви, рассматривая человека на уровне только лишь физиологических процессов. Душа перестала быть предметом исследования этой науки. Вместе с тем появилось большое количество психологических направлений, уходящих в оккультные сферы. При таком положении, ни о каком сотрудничестве и взаимодействии церкви и психологии речи быть не могло. А вместе с тем уже в ХХ веке многие богословы говорили о том, что пастырское душепопечение само по себе предполагает знание психологии, что православный священнослужитель обязательно должен быть и психологом. Например, архимандрит Киприан (Керн) в своем учебнике по пастырскому богословию посвящает целую главу пастырской психологии. А значит, есть не просто полезные, но необходимые знания в этой науке.

    В последние десятилетия все изменилось.  Несмотря на то, что церковь с большой осторожностью и сегодня относится к психологии, вырабатываются общие методы работы, ведется поиск новых понятий, путей плодотворного сотрудничества, которые заключаются в понимании того, что для создания православной психологии нужна не столько классическая академическая наука, сколько христианская антропология, требующая самого серьезного изучения профессиональными психологами. Необходимо знание христианского учения о духовной жизни и христианского мировоззрения самого психолога. А психологическую науку можно рассматривать скорее, как инструмент, который может быть обращен как на добро, так и на зло.

    Не любые методы этой науки приемлемы. Очень важно понимание того, что человек должен быть свободен в выборе. Как в православии есть область для свободного волеизъявлении человека, так и в психологии не может быть готовых, однозначных ответов.

    Очень часто люди, которые обращаются за помощью к психологу, на самом деле не готовы, да и не хотят работать над собой. И начинается поиск «легких путей», готовых решений. Спрос рождает предложение. В настоящее время активно развиваются такие направления психологии, которые предлагают эти пути достижения желаемого результата.  Например, так называемое нейролингвистическое программирование.  Слово «программирование», касательно человеческой личности, говорит само за себя.  Различные аффермации, медитации, релаксации предлагаются вообще как панацея от всяких бед. Многие психологические сообщества предлагают «чистку энергетических каналов», или исследования «энергетических полей». Много разных тренингов с громкими названиями «Тренинг личностного роста», «Новая жизнь» и т.д. где зачастую происходит просто ломка личности человека, навязывание определенной жизненной философии, которая никак не может согласоваться с христианским учением. Знания такой психологии берут свое начало в религиях Востока, западной философии, еврейском язычестве. Многие такие психокульты открыто позиционируют себя как противники христианского учения.

    К сожалению, последствия такого опыта бывают крайне плачевными. Взаимодействие с такого рода «профессионалами» не только вредны, но и крайне опасны.

    Массовое увлечение оккультно-сектантскими идеями могло возникнуть только на почве бездуховности, утраченных христианских традиций, отсутствия четких оценочных критериев.

    С другой стороны, бесконечный источник глубоких психологических знаний мы можем черпать из святоотеческой литературы, из произведений выдающихся русских писателей (например, из книг Федора Михайловича Достоевского).

    Только союз науки психологии с ее знаниями возрастных особенностей человека, особенностей темперамента, социальной среды, умением выявить индивидуальные особенности и способности личности, и знание христианского учения о человеке  способны принести достойные плоды.

    Светлана Викторовна Алексеева, 

    психолог Отдела социальной благотворительности