МЕЖЛИЧНОСТНОЕ ПОЗНАНИЕ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Рассматривается соотношение таких категорий, как «восприятие другого», «познание другого», «социальная перцепция», «межличностное восприятие», «межличностная перцепция». Автор акцентирует внимание на огромном практическом значении исследований, очерчивающих взаимосвязь закономерностей межличностного познания и ценностных ориентаций.

При анализе структуры общения традиционно выделяют три его стороны: коммуникативную, перцептивную и интерактивную. Коммуникативная связана с обменом информацией (представлениями, идеями, интересами, настроениями, чувствами, установками и т.п.). Интерактивная сторона связана с взаимодействием людей, с организацией их совместной деятельности. Перцептивная сторона общения означает процесс взаимовосприятия и познания партнеров по общению и установление на этой основе взаимопонимания. Поэтому здесь используются понятия «восприятия другого» и «познания другого». На современном этапе развития психологического знания восприятие человека человеком обозначают термином «социальная перцепция», введенным Дж. Брунером в 1947 году в ходе разработки так называемого «нового взгляда» на восприятие. Позднее за этим термином закрепилось понимание процесса восприятия всех «социальных объектов» (другие люди, социальные группы и большие социальные общности), т.е. более широко, чем просто восприятие человеком человека [5]. При рассмотрении общения целесообразно говорить не вообще о социальной перцепции, а о межличностной перцепции, или межличностном восприятии. Более того, само употребление термина «восприятие» также является не совсем точным, так как речь идет о познании человека человеком в целом, включая и когнитивные процессы.

В гуманитарных науках проблемы познания и конструирования человеком социальной реальности в последние десятилетия все чаще становятся объектом специального изучения. Термин «конструирование» стал активно использоваться в психологии после работ Дж.Келли, П.Бергера, Т.Лукмана, А.Шютца. Под «конструированием» понимается приведение в систему информации о мире, организация этой информации в связные структуры с целью постижения ее смысла [2]. Ее результатом является построение образа мира, который предстает перед человеком как определенная социальная реальность.

В современной отечественной психологии на основе идей С.Л.Рубинштейна получила развитие психология субъекта. Личность все реже представлена как «объектное» описание через профиль тестовых данных по набору личностных черт, она в первую очередь - носитель определенной картины мира, системы смыслов (Е.Ю.Артемьева, В.Ф.Петренко, А.Г.Шмелев), субъект преобразования внешней и внутренней реальности (С.Л.Рубинштейн, К.А.Абульханова, А.В.Брушлинский, В.В.Знаков, З.И.Рябикина) [4]. В западной и отечественной психологической парадигме, несмотря на определенные, а иногда существенные, различия, акцентируется роль субъективной картины мира, исходной пристрастности «бытия» субъекта (в трактовке С.Л.Рубинштейна) и на неприятии идеи о том, что объектом психологического рассмотрения может быть бессубъектная «объективная» действительность в ее «отражении» субъектом.

Субъективная картина мира формируется в процессе социального познания, складывающегося в непосредственном жизненном опыте каждого человека, частью которого является общение как многоплановый процесс взаимодействия людей, содержанием которого является взаимопознание и обмен информацией с помощью различных отношений, благоприятных для процесса общей деятельности.

Межличностное познание является важным звеном человеческих коммуникаций. В этой области проведено большое количество исследований, обобщенных в работах последнего времени (С.Фиске, Ш.Тэй- лор, Р.Шэнк, Р.Абельсон, Г.М.Андреева). Большое внимание уделяется процессам категоризации в межличностном познании (К.Н.Макрей, Г.В.Боденхаузен). Однако сложность детерминации поведения не позволяет надеяться на обнаружение тесных однозначных связей поведения с познавательными структурами и стратегиями. Знание общих закономерностей межличностного познания не позволяет надежно объяснять и прогнозировать ментальные и поведенческие реакции конкретных людей в конкретных ситуациях [3].

Поэтому необходимы исследования индивидуально-типологических детерминант межличностного познания, к которым относятся особенности мотивационной сферы субъекта, когнитивные репрезентации ценностных образований как элемент его картины мира. Если акцентировать общепсихологический аспект проблемы, то в фокусе внимания оказываются структурные характеристики сознания, взаимосвязи в нем различных видов и уровней когнитивных репрезантаций, а межличностное познание предстает лишь как одна из форм познания мира, в которых указанные характеристики себя проявляют.

Идея о том, что устойчивые мотивационные особенности личности, ее жизненные ценности влияют на субъективное восприятие социальной реальности, имеет давнюю историю (например, работы Э.Шпрангера, Г.Олпорта, Э.Фромма). Но эмпирических исследований, показывающих конкретные формы такого влияния или взаимовлияния, явно недостаточно. В большинстве исследований доминирует теоретическое разделение когнитивной и мотивационно-ценностной сфер [6]. Исследования устойчивых мотивационных и когнитивных структур личности по большей части идут параллельно друг другу, редко пересекаясь, если не считать многочисленных исследований влияния ситуативных мотивов, т.е. актуальной мотивации на познавательную активность. Проблема заключается в противоречии между осознанием необходимости понимания взаимосвязей мотивационных и когнитивных структур личности, с одной стороны, и недостаточностью научных данных об этом, с другой стороны. Более конкретный аспект проблемы заключается в отсутствии достаточных эмпирических данных о взаимосвязях категориальных структур межличностного познания, опосредующих восприятие и оценку субъектом окружающих людей и себя, с ценностными образованиями личности. Огромный интерес вызывает положение о том, что избирательность, пристрастность сознания проявляется, в частности, во влиянии мотивационной направленности на характер и организацию категориальных структур восприятия и осознания субъектом предметной и социальной действительности, т.е. в широком смысле во влиянии мотивационно-ценностной системы субъекта на его образ мира.

К относительно устойчивым составляющим мотивационной системы субъекта относятся ценностные ориентации. Формируясь как система субъективных предпочтений и выборов стратегии социального поведения, ценностные ориентации создают основу для соподчинения и согласования потребностей, мотивов, интересов личности (Ф.Клакхон, Ф.Стродбек) [1]. На уровне организации и функционирования индивидуального сознания и межличностного познания ценностные ориентации следует рассматривать как мощный фактор, взаимодействующий с другими внутренними факторами, определяющими восприятие и оценку социальной реальности.

Подводя итоги вышесказанного, можно говорить об огромном практическом значении исследований, очерчивающих взаимосвязь закономерностей межличностного познания и ценностных ориентаций.

Список литературы

1. Абалакина, М.А. Анатомия взаимопонимания / М.А.Абалакина, В.С.Агеев. - М. Знание, 1990. - 64 с.

2. Андреева, Г.М. Психология социального познания: учеб. пособие для студентов высших учебных заведений / Г.М.Андреева. - М. Аспект-Пресс, 2000. - 288 с.

3. Андреева, Г.М. Трудности социального познания: «образ мира» или реальный мир / Г.М.Андреева // Социальная психология в современном мире. - М. Аспект-Пресс, 2002. - С.182 - 203.

4. Лузаков, А.А. Субъект социального познания: к проблеме взаимосвязи личностных черт, ценностных ориентаций и семантических пространств межличностной перцепции / А.А.Лузаков // Психология личности и ее бытия: теория, исследования, практика / под ред. З.И.Рябикиной, А.Н.Кимберга, С.Д.Некрасова. - Краснодар, 2005. - С. 143 - 149.

5. Лабунская, В.А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание / В.А.Лубанская. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. - С.105 - 174.

6. Савва, Л.И. Формирование опыта межличностного познания будущего педагога: Модели технологии и практика: монография / Л.И.Савва. - Магнитогорск: МаГУ, 2001. - 136 с.