Основные направления отечественной психологии

Читайте также:

Основы отечественной научной психологии также закладывались в конце XIX — начале XX вв.

Владимир Михайлович Бехтерев (1857 – 1927), невропатолог, психолог, психиатр, создал первую в России экспериментально-психологическую лабораторию» (1885 г. Казань) и Психоневрологический институт (1907 г. С.-Петербург), в котором осуществлялись комплексные исследования человека (в дальнейшем традиции комплексного подхода были развиты ленинградским психологом Борисом Герасимовичем Ананъевым).

Рефлексология, стремясь быть объективной наукой, широко привлекала для объяснения психических явлений физиологические принципы, изучая рефлексы, протекающие с участием головного мозга (как вы знаете, в отечественной науке такой подход связан с именем Ивана Михайловича Сеченова (1829 – 1905).

В отношении русской психологии, в основном следовавшей в тот период традициям В. Вундта, рефлексология сыграла значительную роль по выведению ее за пределы принципов самонаблюдения, «чистого сознания»; вместе с тем в системе рефлексологии психика оказывалась побочным продуктом (эпифеноменом) физиологических и поведенческих процессов; получалось, что объективная психология» отбрасывала «субъективную».

Объективный подход разрабатывался и в физиологической школе Ивана Петровича Павлова (1849 – 1936), к психологии, впрочем, относившегося по большей части осторожно. Сторонниками объективного подхода были и такие психологи, как Александр Федорович Лазурский (1874 – 1917), создатель отечественной дифференциальной психологии; Николай Николаевич Ланге (1858 – 1921), Сеченов Иван Михайлович (1829 – 1905) – великий отечественный физиолог и психолог. Разработал естественно-научную теорию психической регуляции поведения, выдвинув и экспериментально обосновав представление о том, что акты сознательной и неосознаваемой психической жизни, по сути, рефлекторны. Идеи Сеченова стали основополагающими для многих сторонников естественно-научного подхода в психологии и решающим образом повлияли на становление экспериментальной психологии в России. Основные психологические труды: «Рефлексы головного мозга», «Кому и как разрабатывать психологию», «Элементы мысли». Автор оригинальной теории восприятия и внимания; Владимир Александрович Вагнер (1849 – 1934), основатель отечественной сравнительной и зоопсихологии; и многие другие.

Яркой фигурой здесь явился уже известный Георгий Иванович Челпанов (1862 – 1936), основатель Психологического института в Москве. Экспериментальный метод – при том, что Г. И. Челпанов активно его пропагандировал – оставался для него, тем не менее, второстепенным по отношению к самонаблюдению.

Первым отечественным психологом, провозгласившим в начале 20-х годов необходимость перестройки психологии на базе марксизма, был Павел Петрович Блонский (1884 – 1941), а программу перестройки психологической науки сформулировал Константин Николаевич Корнилов (1879 – 1957). Кстати, оба они были учениками Г. И. Челпанова, не являвшегося сторонником марксизма и пытавшегося отстоять психологию как вне идеологическую науку; в новой политической ситуации ученики сочли возможным выступить против учителя.

Культурно-историческая теория Л. С. Выготского

Одним из наиболее важных направлений, сформировавшихся в 20-30 гг. стала «культурно-историческая теория», разработанная Львом Семеновичем Выготским (1896 – 1934). Несмотря на то, что ряд ее положений подвергался и подвергается критике, в том числе со стороны последователей Л.С. Выготского, основные его идеи продуктивно разрабатываются и сейчас, причем идеи эти воплощены ныне не только в психологии, но и в педагогике, и в дефектологии, и в языкознании, и в культурологи, и в искусствознании.

Л.С. Выготский стремился разрешить проблему генезиса человеческого сознания, найти качественную специфику психического мира человека и определить механизмы его формирования. Важнейшее отличие деятельности человека от поведения животных заключается, согласно положениям марксизма, в использовании человеком орудий труда для преобразования мира и сохранении этих орудий.

Он различает два уровня психического — натуральные и высшие психические функции, причем предметом психологии считает историю развития высших психических функций. Натуральные функции даны человеку как природному существу. Это механическое запоминание, не предполагающее специальных способов переработки информации (скажем, мнемотехник), непроизвольное внимание, проявляющееся, например, в повороте головы к источнику громкого звука. Целенаправленное мышление, творческое воображение, логическое запоминание, произвольное внимание – примеры высших психических функций; одной из важнейших их характеристик является опосредованность, то есть наличие средства, при помощи которого они организуются.

Основной путь возникновения высших психических функций – интериоризация (перенос во внутренний план) социальных форм поведения в систему индивидуальных форм. Этот процесс не является механическим. Высшие психические функции, пишет Л.С. Выготский, возникают в процессе сотрудничества и социального общения – и они же развиваются из примитивных корней на основе низших, то есть социогенез высших психических функций и есть их естественная история. Центральный момент – возникновение символической деятельности, овладение словесным знаком. Именно он выступает тем средством, которое, став внутренним, кардинально преобразует психическую жизнь. Знак вначале выступает как внешний, вспомогательный стимул. Всякая высшая психическая функция, указывает Л.С. Выготский, в своем развитии проходит две стадии. Первоначально она существует как форма взаимодействия между людьми и лишь позже – как полностью внутренний процесс; это обозначается как переход от интерпсихического к интрапсихическому. Так, слово в развитии ребенка первоначально существует как обращенное от взрослого к ребенку, затем от ребенка ко взрослому, лишь затем ребенок обращает слово на себя, на собственную деятельность (что позволяет осуществлять ее планирование); последнее знаменует начало обращения речи в интрапсихическую форму.

Процесс формирования высшей психической функции отнюдь не мгновенен, он растянут на десятилетие, зарождаясь в речевом общении и завершаясь в полноценной символической деятельности. Через общение человек овладевает ценностями культуры; овладевая знаками, человек приобщается к культуре, основными составляющими его внутреннего мира оказываются значения (познавательные компоненты сознания) и смыслы (эмоционально-мотивационные компоненты).

Теория деятельности А.Н. Леонтьева

Из учеников и последователей Л.С. Выготского одной из наиболее примечательных и влиятельных в отечественной психологии фигур был Алексей Николаевич Леонтьев (1903 – 1979), с именем которого связано развитие «теории деятельности». В целом А.Н. Леонтьев развивал важнейшие идеи своего учителя, уделяя, однако, основное внимание тому, что оказалось недостаточно разработано Л.С. Выготским – проблеме деятельности.

Если Л.С. Выготскому психология представлялась наукой о развитии высших психических функций в процессе освоения человеком культуры, то А.Н. Леонтьев ориентировал психологию на изучение порождения, функционирования и строения психического отражения реальности в процессе деятельности.

Общий принцип, которым руководствовался А.Н. Леонтьев в своем подходе, может быть сформулирован так: внутренняя, психическая деятельность возникает в процессе интериоризации внешней, практической деятельности и имеет принципиально то же строение. В этой формулировке намечено направление поиска ответов на важнейшие теоретические вопросы психологии: как возникает психическое, каково его строение и как его изучать. Важнейшие следствия из этого положения: изучая практическую деятельность, мы постигаем и закономерности психической деятельности; управляя организацией практической деятельности, мы управляем организацией внутренней, психической деятельности.

Сложившиеся в результате интериоризации внутренние структуры, интегрируясь и преобразуясь, являются, в свою очередь, основой для порождения внешних действий, высказываний и т. п.; этот процесс перехода «внутреннего во внешнее» обозначается как «экстериоризация»; принцип «интериоризации – экстериоризации» – один из важнейших в теории деятельности.

Исходя из представлений о психике как особой форме отражения (философская основа для такого подхода содержится в произведениях классиков марксизма), А.Н. Леонтьев усматривает «водораздел» между допсихическим и психическим уровнями отражения в переходе от раздражимости к чувствителъности. Раздражимость он рассматривает как свойство организма реагировать на биологически значимые (биотические) воздействия, непосредственно связанные с жизнедеятельностью. Чувствительность определяется как свойство реагировать на воздействия, сами по себе не несущие биологической значимости (абиотические), но сигнализирующие организму о связанном с ними биотическом воздействии, что способствует более эффективной адаптации. Именно наличие чувствительности в представлениях А. Н. Леонтьева является критерием психического.

Чувствительность в простейшей форме связана с ощущениями, то есть субъективным отражением отдельных свойств предметов и явлений объективного мира; первая стадия эволюционного развития психики обозначается А.Н. Леонтьевым как «элементарная сенсорная психика». Следующая стадия – «перцептивная психика», на которой возникает восприятие как отражение целостных объектов («перцепция» означает «восприятие»); третья названа стадией интеллекта, где происходит отражение связей между объектами.

Согласно идее А.Н. Леонтьева, новые ступени психического отражения возникают вследствие усложнения деятельности, связывающей организм с окружающей средой. Принадлежность к более высокой эволюционной ступени (согласно принятой систематике) сама по себе не является определяющей: организмы более низкой биологической ступени могут демонстрировать более сложные формы поведения, чем некоторые высшие.

В связи с развитием деятельности А.Н. Леонтьев обсуждает и проблему возникновения сознания. Отличительная черта сознания – возможность отражения мира безотносительно к биологическому смыслу этого отражения, то есть возможность объективного отражения. Возникновение сознания обусловлено, по А.Н. Леонтьеву, возникновением особой формы деятельности – коллективного труда.

Коллективный труд предполагает разделение функций – участники выполняют различные операции, которые сами по себе в ряде случаев могут выглядеть как бессмысленные с точки зрения непосредственного удовлетворения потребностей человека, их осуществляющего.

Таким образом, одним из факторов возникновения сознания оказывается коллективный труд. Другим выступает включенность человека в речевое общение, что позволяет через овладение системой языковых значений стать сопричастным общественному опыту. Сознание, собственно, образуется смыслами и значениями (к понятию «смысл» мы также еще обратимся), а также так называемой чувственной тканью сознания, то есть его образным содержанием.

Итак, с точки зрения А. Н. Леонтьева, деятельность выступает исходным моментом формирования психики на различных уровнях. Деятельность представляет форму активности. Активность побуждается потребностью, то есть состоянием нужды в определенных условиях нормального функционирования индивида (не обязательно биологических). Потребность не переживается субъектом как таковая; она «представлена» ему как переживание дискомфорта, неудовлетворенности, напряжения и проявляется в поисковой активности. В ходе поисков происходит встреча потребности с ее предметом, то есть фиксация на предмете, который может ее удовлетворить (это не обязательно материальный предмет; это может быть, например, лекция, удовлетворяющая познавательной потребности). С этого момента «встречи» активность становится направленной (потребность в чем-то конкретном, а не «вообще»), потребность опредмечивается и становится мотивом, который может осознаваться или не осознаваться. Именно теперь, считает А.Н. Леонтьев, возможно говорить о деятельности. Деятельность соотносится с мотивом, мотив – то, ради чего совершается деятельность; деятельность – это совокупность действий, которые вызываются мотивом.

Действие – главная структурная единица деятельности. Оно определяется как процесс, направленный на достижение цели; цель представляет осознаваемый образ желаемого результата. Действие осуществляется на основе определенных способов, соотносимых с конкретной ситуацией, то есть условиями; эти способы (неосознаваемые или малоосознаваемые) называются операциями и представляют более низкий уровень в структуре деятельности. Деятельность мы определили как совокупность действий, вызываемых мотивом; действие может быть рассмотрено как совокупность операций, подчиненных цели.

Наконец, самый низкий уровень – психофизиологические функции, «обеспечивающие» психические процессы.

Теория деятельности, однако, описывает и закономерности индивидуального психического развития. Так, А.Н. Леонтьевым было предложено понятие «ведущая деятельность», позволившее Данилу Борисовичу Эльконину (1904 – 1984) в соединении ее с рядом представлений Л.С. Выготского построить одну из основных в отечественной психологии периодизаций возрастного развития. Под ведущей деятельностью понимается та, с которой на данном этапе развития связано появление важнейших новообразований и в русле которой развиваются другие виды деятельности; смена ведущей деятельности означает переход на новую стадию (например, переход от игровой деятельности к учебной при переходе от старшего дошкольного к младшему школьному возрасту).

Основным механизмом при этом выступает, по А. Н. Леонтьеву, сдвиг мотива на цель –превращение того, что выступало как одна из целей, в самостоятельный мотив.

Концепция А.Н. Леонтьева, таким образом, распространяется на широкий круг проблем теоретического и практического плана; ее влияние на отечественную психологию чрезвычайно велико.

В русле теории деятельности была разработана теория поэтапного формирования умственных действий Петра Яковлевича Гальперина (1902 – 1988): соответственно принципу интериоризации, умственное — внутреннее -– действие формируется как преобразование исходного практического действия, его поэтапный переход от существования в материальной форме к существованию в форме внешней речи, затем «внешней речи про себя» (внутреннее проговаривание) и, наконец, в форме свернутого, внутреннего действия.

Научная школа, у истоков которой стоял Л.С. Выготский, – одна из ведущих в психологии. Помимо названных А.Н. Леонтьева, Д.Б. Эльконина, П.Я. Галъперина, к ней принадлежат замечательные ученые, работавшие в различных областях психологии – Александр Романович Лурия (1902 – 1977), исследовавший проблемы мозговой локализации высших психических функций и основавший науку «нейропсихология»; Александр Владимирович Запорожец (1905 – 1981), исследовавший роль практических действий в генезисе познавательных процессов и роль эмоций в смысловой регуляции деятельности; Лидия Ильинична Божович (1908—1981), основные работы которой посвящены проблемам развития личности ребенка; Петр Иванович Зинченко (1903 – 1969), исследовавший память с позиций деятельностного подхода, многие другие. С работами этой школы непосредственно связаны исследования ряда крупных современных ученых – В.В. Давыдова, В.П. Зинченко, В.С. Мухиной, А.В. Петровского и др.

Философско-психологическая теория С. Л. Рубинштейна

Деятельностный подход разрабатывался основателем другой психологической школы Сергеем Леонидовичем Рубинштейном (1889 – 1960) и был им обозначен впервые уже в начале 20-х гг. при рассмотрении принципа творческой.

По словам С. Л. Рубинштейна, субъект в актах своей творческой самодеятельности не только обнаруживается и проявляется; он в них созидается и определяется. Если для школы Л.С. Выготского центральным является процесс интериоризации, то в теории С. Л. Рубинштейна исходным выступает действие, «проникающее» в объективную действительность и, по образному выражению Сергея Леонидовича, несущее мышление на своем острие.

Через принцип деятельности С. Л. Рубинштейн преодолевает недостаток, характерный, по его мнению, для традиционной психологии сознания и механистических концепций, где мир и сознание противопоставлены друг другу: деятельность выводит человека в мир и, творя мир, субъект творит и самого себя. В развитии человека личный и общественный опыт неразрывны. Деятельность – один из уровней изначально практического и всегда непрерывного взаимодействия человека с миром. Если для Л.С. Выготского главным моментом, определяющим развитие, является знак, то для С.Л. Рубинштейна – деятельность; если для Л.С. Выготского знаки порождают человеческие формы поведения, то для С.Л. Рубинштейна, напротив, практические действия делают возможным овладение речью.

Деятельность определяется своим объектом, говорит С.Л. Рубинштейн, деятельность определяется своим объектом не прямо, а через ее «внутренние» закономерности; вообще, внешние причины действуют через внутренние условия. Последнее положение фиксирует предложенное С.Л. Рубинштейном понимание принципа детерминизма. При объяснении психических явлений в качестве системы внутренних условий выступает личность, имеющая сложную многоуровневую структуру; с точки зрения С.Л. Рубинштейна, все психические процессы могут рассматриваться как процессы личности. С. Л. Рубинштейн отличает деятельность от поведения; точнее сказать, поведение – особая форма деятельности, причем для С. Л. Рубинштейна поведение – нечто противоположное тому, что имеют в виду бихевиористы. Деятельность становится поведением тогда, когда мотивация человеческих действий из предметного плана (в данном случае имеется в виду «вещная» сфера) переходит в план личностно-общественных отношений (оба эти плана неразрывны: личностно-общественные отношения реализуются при посредстве предметных). Главное в поведении – отношение к моральным нормам. Если единицей анализа деятельности выступает действие, то единицей анализа поведения является поступок.

В отношении же структуры деятельности обоими выедающимися психологами были разработаны во многом сходные позиции: С.Л. Рубинштейн описывал деятельность через цели, мотивы, действия, операции.

Психическое С.Л. Рубинштейн рассматривал прежде всего как процесс, движущийся, непрерывный, формирующийся, воплощающийся в продукты (результаты) – образы, понятия, состояния и др.; сам же процесс включает прерывные операции, но не сводится к ним.

Крупнейшие последователи С.Л. Рубинштейна – Ксения Александровна Абульханова, Андрей Владимирович Брушлипский, развивают на базе идей своего учителя принцип субъектности – представление о человеке как активном преобразующем мир и самого себя существе.

Санкт-Петербургская (Ленинградская) психологическая школа

Ряд важных теоретических представлений разработан в так называемой Питерской (Санкт-Петербургской, Ленинградской) психологической школе, берущей начало в научной и организаторской деятельности Владимира Михайловича Бехтерева, о котором мы говорили выше. Авторитетной теорией, сформировавшейся в этой школе, является «теория отношений» Владимира Николаевича Мясищева (1892 – 1973), созданная в развитие идей его учителя, сподвижника Бехтерева Александра Федоровича Лазурского (1874 – 1917) и представляющая особый подход – в рамках марксистской методологии – к проблемам личности.

В.Н. Мясищев исходил из того, что главным принципом изучения природы в целом является принцип изучения ее объектов во взаимосвязях. Для человека же, выступающего как активный субъект, характерны отношения – осознанные избирательные связи его с различными аспектами бытия – с другими людьми, предметами, собственной деятельностью, самим собой. Сложнейшие отношения человека к окружающему миру выражаются в его психической деятельности; в этих отношениях человек выступает в роли субъекта, деятеля, сознательно преобразующего действительность. Отношения человека в развитом виде представляют систему индивидуальных, избирательных, сознательных связей личности с различными сторонами объективной действительности.

Основные стороны психической жизни, по В.Н. Мясищеву, – психические процессы, отношения, состояния, свойства личности, неразрывно связанные и проявляющиеся друг в друге.

Система отношений – психологическое «ядро» личности. Через это понятие в теории В. Н. Мясищева оказалось возможным рассмотрение различных психических явлений. Так, мотив выступает в этой теории как выражение отношения к объекту действия; воля проявляется в достижении цели, являющейся объектом активного отношения; черты характера – превращенные отношения и т. д. Через противоречивые отношения В.Н. Мясищев, являющийся одним из крупнейших отечественных психотерапевтов, рассматривал неврозы.

Еще одно важное направление отечественной психологии связано с именем многолетнего лидера Ленинградской психологической школы Бориса Герасимовича Ананьееа ( 1907 – 1972). Он развивал некоторые важные положения В.М. Бехтерева, инициатора комплексных исследований, и выступил с идеей создания особой дисциплины – человекознания, включающей данные психологии, антропологии, медицины, физиологии и др. наук о человеке. Такое рассмотрение предполагало несколько основных направлений: изучение человека как биологического вида; анализ онтогенеза и жизненного пути человека как индивида; изучение человека как личности; как субъекта; анализ проблем человечества. В своем подходе к человеку Б.Г. Ананьев различил уровни его организации, в частности, уровень индивида и уровень личности.

Развитие индивида – это онтогенетическое природное развитие человека – зачатие, рождение, созревание, зрелость, старение, старость.

Личность же – субъект общественного поведения и общения (общение Б.Г. Ананьев рассматривал как особую деятельность наряду с предметной деятельностью и познанием); начало личности человека наступает намного позже, чем начало индивида, и связано с образованием постоянного комплекса социальных связей, образованием регулирующих их норм — освоением средств общения и деятельности.

«Теория установки» Д. Н. Узнадзе

Важным направлением в советской психологии явилась «теория установки», основанная грузинским психологом Дмитрием Николаевичем Узнадзе (1886 – 1950).

Д.Н. Узнадзе рассматривал психологию как науку о целостной личности, мотивы и поступки которой могут быть неосознаваемы (его подход к бессознательному долгое время определял отечественные разработки в этом направлении). Всякое поведение, по Узнадзе, есть реализация конкретной подготовленности, ни одно действие не возникает на «пустом месте»; центральным объяснительным понятием в теории Д.Н. Узнадзе стало понятие установки, означающее неосознаваемую готовность субъекта к восприятию будущих событий и действию в определенном направлении; эта неосознаваемая готовность – основа целесообразной избирательной активности человека.

Явление установки было изучено в многочисленных экспериментальных исследованиях.

Так, оказалось, что установка — не частный психический процесс, но нечто целостное, носящее центральный характер. Это проявляется, в частности, в том, что она переходит, будучи сформирована в одной сфере, на другие.

Установка возникает при взаимодействии индивида со средой, при «встрече» потребности с ситуацией ее удовлетворения; на базе установки, выражающей состояние всего субъекта как такового, деятельность может быть активизирована помимо участия его эмоциональных и волевых актов. Но, полагал Узнадзе, деятельность в плане «импульсивной» установки человеку хотя и свойственна, но не отражает его сути: специфически человеческим является явление объективации, то есть акт выделения действия из единства с субъектом, переживание действительности как существующей независимо от субъекта. Объективация возникает тогда, когда установка не обеспечивает адекватного действия; тогда возникает план осознания, в результате чего опять-таки вырабатывается новая готовность к деятельности, то есть установка.