Почему любовь длится три года

Мария Кожевникова,  Павел Крымов

Трудно поверить в то, что наши чувства и логика отношений в паре генетически запрограммированы. Но характерное для влюбленных поведение вырабатывалось в течение миллионов лет эволюции. «Это действительно так, – утверждает доктор биологических наук Сергей Савельев*. – На романтику у наших далеких предков просто не оставалось времени: главной целью было выжить и продолжить свой род».

Именно эта потребность заставляла людей объединяться в пары: в одиночестве трудно оберегать ребенка, добывать ему пищу и одновременно защищать себя и его от хищников. Но было необходимо что-то еще, что заставило бы мужчину и женщину держаться вместе.

«Можно сказать, что именно так возникла влюбленность. Благодаря этому чувству два взрослых человека были способны восхищаться друг другом, причем настолько, что хотели жить вместе, и страдали, когда расставались, – рассказывает французский нейробиолог Люси Винсан (Lucy Vincent). – Химические процессы, которые происходили в мозге, словно ослепляли их: они не замечали недостатков друг друга, ощущали целостность и полноту и эмоционально зависели от партнера».

Сила этого чувства позволяла паре оставаться вместе ради выживания ребенка, а спустя примерно три года, когда он подрастал и многое мог делать самостоятельно, оно угасало. «Для выживания теперь было достаточно одного родителя, – продолжает Сергей Савельев. – Зачем оставаться вместе, если задача продолжения рода выполнена? С эволюционной точки зрения такой вопрос вполне логичен».

Власть гормонов

«Как и в далекие времена, любовным чувством современного человека управляет его мозг, – говорит Сергей Савельев. – И все для того, чтобы помочь сохранить геном человека: мы должны продолжить свой род, и мозг заставляет нас вести себя так, чтобы добиться этой цели наилучшим образом».

УЗНАТЬ ДРУГОГО КАК ОБЫЧНОГО ЧЕЛОВЕКА, ЛЮБИТЬ ЕГО В ЭТОМ КАЧЕСТВЕ И ЗАБОТИТЬСЯ О НЕМ.

Профессор антропологии университета Рутгерс (США) Хелен Фишер (Helen Fisher) в течение 30 лет проводила исследования природы и химии любви. Они показали, что различные ее стадии (романтическая любовь и длительная привязанность) по нейрологическим и биохимическим признакам отличаются друг от друга. Но каждая сопровождается повышением гормонального фона. Чувство влюбленности связано с андрогенами и эстрогенами, устойчивые любовные отношения – с допамином, норадреналином и серотонином, а ощущение привязанности – с окситоцином и вазопрессином.

Когда работа мозга нормализуется и он возвращается к своему обычному ритму, гормоны прекращают стимулировать эмоциональную зависимость партнеров друг от друга. В этот момент особое значение начинает играть гормон окситоцин. Он словно помогает паре преодолеть возникающий кризисный момент в отношениях. Его уровень в крови повышается, когда двое ласкают друг друга, целуются, занимаются любовью и даже когда они мирно беседуют за ужином. Окситоцин стимулирует иммунную систему, замедляет сердцебиение, благодаря ему наше тело расслабляется. И мы ощущаем глубинное чувство единения и привязанности. «Влюбленность заставляет нас фокусировать внимание на одном конкретном человеке – так мы экономим время и энергию, – рассказывает Хелен Фишер. – А привязанность побуждает нас жить с одним партнером достаточно долго»**.

Возможно, поэтому те пары, которые сохраняют теплые, нежные отношения и спустя три года после первой встречи, долго живут вместе. Партнеры отдают себе отчет в том, что больше эмоционально не зависят друг от друга, у них нет потребности быть вместе каждую минуту, и при этом они счастливы. «Возможно, с этого момента и начинается подлинная любовь, – предполагает юнгианский аналитик Роберт Джонсон (Robert A. Johnson). – Партнеры стремятся узнать, понять другого как обыкновенного, реального человека, начинают любить его именно в этом качестве и заботиться о нем».

*Сергей Савельев – руководитель отдела эмбриологии НИИ морфо-логии человека РАМН, автор книги «Происхождение мозга» (Веди, 2005).

** H. Fisher «Why We Love: The Nature and Chemistry of Romantic Love». Paperback, 2005.