Психология объектных отношений

Термин "объект" используется в связи с понятием влечения. Объект (предмет, человек в целом, частичный человек, фантазия) служит для удовлетворения потребности, снятия напряжения, вызванного ею. У Фрейда этот термин впервые появляется в "Трех очерках по теории сексуальности" и используется для толкования сексуальных влечений.

Понятие "объектное отношение" также встречается у Фрейда, но, разрабатывая психологию индивидуального организма, он все же не уделяет особого внимания отношениям человека, понимая их лишь с позиции самого субъекта. Объектное отношение означает взаимозависимость, т.е. влияние субъекта на объекты и обратное влияние - объектов на личность. Проблема объекта и объектных отношений является предметом исследования многих психоаналитиков. Мы же рассмотрим взгляды М. Кляйн, Х. Кохута и М. Балинта.

Английская школа объектных отношений. М.Кляйн

Мелани Кляйн (1882-1960) большое значение придает доэдипальным стадиям развития индивида, на которых явно прослеживаются как объектные отношения, так и элементарные защитные механизмы. Эти выводы Кляйн противоречат и классическим, и более современным взглядам психоаналитиков на процесс развития ребенка.

Она обнаруживает, что уже на ранних стадиях развития ребенка наблюдаются такие проявления Я и Сверх-Я, которые Фрейд относил к более поздним стадиям развития, например, к фаллической. В книге 1932 г. "Психоанализ детей" и в более поздних своих работах "Печаль и ее отношение к маниакально-депрессивным состояниям" 1940 г. "Заметки о некоторых шизоидных механизмах" 1946 г. она показала, что уже с самого рождения у ребенка обнаруживаются два противоположных инстинкта - влечение к жизни и влечение к смерти. Влечение к смерти воспринимается младенцем как преследование, поэтому, чтобы справиться с этим страхом, он обороняется с помощью примитивные защитных механизмов. Значит ли это, что у младенца с самого рождения существует элементарное ощущение собственного Я? М. Кляйн отвечает на этот вопрос утвердительно. Она говорит, что для совладания с собственными страхами ребенок использует два механизма - проекцию и интроекцию. Первый позволяет выносить все неприятное вовне, а второй - вбирать все приятное в себя. Проекция отрицательного опыта, равно как интроекция положительного опыта, происходит с помощью объектов, каковым для ребенка является грудь матери. Для осуществления этих операций ребенок расщепляет частичный объект - грудь матери на "хороший" - питающая, принимающая и "плохой" - нападающая, поглощающая. Проекция влечения к смерти происходит благодаря вынесению на "плохой" объект своих агрессивных импульсов. Интернализация "хорошего" объекта способствует формированию и развитию Я. "Благодаря интроекции хорошей груди ребенок не только чувствует себя комфортно и счастливо, но также начинает накапливать в Я позитивные объекты, благодаря чему он усиливается и становится все более способным справляться с требованиями, которые предъявляются ему как изнутри, так и извне. Благодаря проекции негативных качеств на грудь ребенок чувствует себя более свободно, и это помогает ему сохранить свое внутреннее ощущение безопасности" (Ризенберг Р. Творчество Мелани Кляйн // Энциклопедия глубинной психологии. Т. 3. М. Когито-Центр, 2002 С.94). Все эти процессы наблюдаются в первые месяцы жизни ребенка, которые относятся паранойяльно-шизоидной стадии развития. Кляйн подчеркивает, что обозначение стадий с помощью терминов, заимствованных из психиатрии, указывает лишь на природу отношений, страхов и защитных механизмов в этот период и не имеет отношения к патологии.

В дальнейшем (на депрессивной стадии) ребенок под воздействием позитивных впечатлений узнает, что хорошая и плохая грудь относятся к одному и тому же объекту. С этого момента он начитает интегрировать объект целиком и как хороший, и как плохой. Проработка чувства страха на предыдущей стадии развития (до 4-месячного возраста) позволяет ребенку справляться со своей тревожностью, не прибегая к расщеплению. Восприятие частичного объекта заменяется восприятием целостного объекта - матери. Затем ребенок начинает учитывать и других людей, прежде всего своего отца, и этим закладывается основание эдипова комплекса.

Сначала родители воспринимаются как единое целое, каким-то образом сочетаясь в представлениях ребенка. В процессе дифференциации фигур матери и отца у ребенка начинают возникать чувства ревности, зависти и автономии. Преобладание положительных переживаний в опыте ребенка приводит к тому, что он прорабатывает свои страхи, возникшие на эдиповой стадии, прибегая не к защитам, а к реалистической оценке действительности и удовлетворению.

Кроме исследований Мелани Кляйн, к Английской школе объектных отношений относят работы С. Айзекс, Дж. Ривьер и П. Хайманн.

Проблема базисного дефекта в работах М. Балинта

Микаэл Балинт интересовался тем, насколько возможно работать с людьми, имеющими более существенные проблемы, чем трудности эдиповой стадии развития. Для решения этого вопроса он предлагает различать несколько психических уровней: сферу эдипова конфликта, сферу базисного дефекта и сферу созидания.

Особенностями эдипового уровня являются - наличие тройственных отношений между Я и двумя другими объектами, а также возможность существования между ними конфликта. Психотерапевтическая работа с такими клиентами строится на общих основаниях с использованием "конвенционального, общепринятого языка, или языка взрослых".

Второй уровень носит название уровня базисного дефекта. Балинт специально подчеркивает, что речь идет не о конфликте, позиции или комплексе, а именно о дефекте. Особенностями этого уровня являются наличие диадных отношений, а также обнаружение дефекта, который напоминает "изъян, некое нарушение в психическом аппарате, дефицит, который должен быть восполнен" (М. Балинт, 2002. С. 36). Язык взрослых (интерпретации) оказывается неприемлемым для общения с клиентами, имеющими базисный дефект. Особые приемы, применяемые аналитиком (в частности невербальную коммуникацию) позволяют создать для клиента такие условия, при которых он сможет использовать аналитика в качестве первичного объекта, довериться ему, познать себя посредством другого человека, посредством "целебной силы объектных отношений".

Анализ самости в работах Х.Кохута

Нормальное психическое развитие ребенка строится на благоприятных отношениях с ближайшим окружением. Интроекция образов родителей позволяет ребенку ощущать свое совершенство, величие, состоятельность.

Травматические недостатки Я-объектов, отсутствие эмпатии может приводить к серьезным нарушениям личности, таковыми являются люди с нарциссическим типом характера. Это - клиенты, которых нелегко было описать в терминах теории влечений, или Эго-психологии (в силу негибкости психологических защит), или теории объектных отношений (активизации внутренних объектов, от которых пациент неадекватно сепарировался).

Вместо переполненности примитивными интроекциями они жаловались на пустоту - скорее на отсутствие внутренних объектов, чем на охваченность ими. У этих людей отсутствовали внутренняя мотивация, ориентирующие ценности и смысл жизни. Такие пациенты классифицировались как нарциссические личности, люди с внутренними сомнениями в собственной ценности и неустойчивым самоуважением. По впечатлениям аналитика, они отличались безразличием, скукой, неопределенным раздражением, обесцениванием психотерапевта, недооценкой или переоценкой.

Х. Кохут сформулировал новую теорию собственного Я, объясняя возможные нарушения и особенности развития следствием взросления без объектов. Изменился подход к анализу личности. Центральным его элементом становится "Я", образы-Я (сэлф-репрезентации), самоуважение. С этих позиций стали рассматривать любого человека (а не только нарциссического) и отличать стремление к самоуважению, наличию чувства связанности, непрерывности. Защита стала рассматриваться не только как средство против тревоги, вызванной ID, Ego, Super-Ego, но и как способ поддержания непротиворечивого, позитивного чувства собственного "Я".