Постановка проблемы семейных отношений в современной психологии

Множество тенденций, замеченных психологами в области межличностного взаимодействия и психологии семьи, множество теоретических предположений, порождающих спектр концептуальных моделей межличностных отношений, свидетельствуют об актуальности осмысления психологии семейных отношений.

Само человеческое существование, условия выживания, достижения благополучия связаны с пребыванием в согласии с природой человека. Отсюда вытекает закономерный вопрос о преодолении нашей отдельности в современном мире. Э. Фромм вопрошает: «Как нам приобрести союз с самими собою, с нашими собратьями людьми, с природой?»

В реалиях XXI века еще острее стоят вопросы по поводу того, как нам обрести устойчивый, гармоничный союз с другим человеком и каким образом сохранить этот союз на протяжении всей жизни.

Проблема психологии семейных отношений возникает в плане реализации жизненной и личностной идеологии человека, в плане становления семейного сценария человека и в плане реализации смыслов и целей семейной жизни. Лучше всего это выразил С. Л. Рубинштейн: «Отношение к другому человеку, к людям составляет основную ткань человеческой жизни, ее сердцевину. «Сердце» человека все соткано из его человеческих отношений к другим людям; то, чего оно стоит, целиком определяется тем, к каким человеческим отношениям человек стремится, какие отношения к людям, к другому человеку он способен устанавливать. Психологический анализ человеческой жизни, направленный на раскрытие отношений к другим людям, составляет ядро подлинной психологии».

Семейные отношения — это сложный феномен, сложная психическая реальность, включающая и мифологические и современные уровни сознания, и индивидуальные и коллективные, онтогенетические, социогенетические и филогенетические основания.

Понятие семейных отношений как состояние принадлежности индивида некоторому надиндивидуальному семейному целому охватывает субъективное время, личностную жизнедеятельность, национальную культуру и традиции. Однако разработанного и достаточно завершенного гносеологического поля не сложилось, потому что по мере развития научного познания с основополагающим принципом объективности неформальные отношения, эмоциональная близость, любовь, симпатия всемерно выживались из этого процесса, а «супружеские узы» и в целом семейные отношения как психологические феномены постоянно ускользали от четкого определения.

Комплексное знание базируется на онтологическом допущении, согласно которому объект анализа отличается многовекторностью и разнообразием. «Разум приближается к истине как многоугольник к кругу, чем больше число сторон многоугольника, тем более он приближается к кругу. » (Николай Кузанский, XV в. Германия). Последнее определяет основные подходы, в рамках которых выполняется методологический поиск в данной работе.

В содержательном плане методология направлена на разрешение дилеммы, обозначенной Л. А. Петровской: «. довольствоваться строгими, но ограниченными данными, опускающими гамму в высшей степени интересных для исследователя аспектов, либо, несколько потеряв в строгости, выиграть в полноте охвата исследуемого явления».

Постановка проблемы семейных отношений, определение психологических оснований их понимания и изучения являются актуальными задачами не только по причине отмечаемого исследователями кризиса современной семьи и назревшими в связи с этим психотерапевтическими задачами, — психологическое понимание семейных отношений будет иметь теоретическое и практическое значение как в плане достижения благополучия и стабильности семейных отношений, так и для реализации эвристических целей научного поиска в ситуации власти информационных технологий, кризиса общественных систем.

На всей территории России эта ситуация обозначена особенно остро: кризис семьи является доминирующим, всепоглощающим и пока труднопреодолимым. Проиллюстрируем это выборочным путем, используя в осведомительном плане некоторые статистические данные.

Здоровье. В мае 1992 г. на заседании Минздрава и Минобразования России были названы цифры: 14% детей здоровы, 50% детей имеют отклонения в здоровье, 35% — хронически больны.

В государственном докладе о здоровье населения РФ в 1993 г. названо 284,7 тыс. детей-инвалидов, состоящих на учете в учреждениях социальной защиты (увеличение но сравнению с 1986 г. в 3 раза). За последние 10 лет в Ростовской области количество детей-инвалидов увеличилось в 4 раза.

На каждое рождение в Ростовской области приходится 2,5 аборта, при этом в 2 раза возросло число абортов у первобеременных. Женское бесплодие составляет 15—20%. 25% новорожденных детей имеют патологии.

В целом по Ростовской области около 30% родов проходят без патологии (в цивилизованных странах около 60%). В Норвегии и Швейцарии на 100 тыс. новорожденных умирают 5—7, у нас в стране — 36 детей.

В Ростовской области 10% абортов приходится на девушек в возрасте 15—19 лет. Там же отмечается рост венерических заболеваний на 70% в год. В Чертковском районе 34% новорожденных погибли от родовых травм, у 70% недавно родивших матерей нет молока.

Число абортов в Москве снизилось (. ) с 93 121 в 1996 г. до 85 342 в 1997 г. (в том числе среди девочек до 14 лет — с 71 до 60 случаев). И все же количество абортов значительно (в 1,2 раза) превышает число родов.

По статистике, в России 0,1% девушек делает аборт до 15 лет, а в возрасте 15—19 лет — 10,9%.

Материальное благополучие семей. СССР перед распадом по уровню благополучия занимал 39-е место из 131 страны — члена ООН. Думается, что в настоящее время (2000 г.) ситуация не изменилась к лучшему.

К 2000 году в стране насчитывается 42 млн. семей, среди которых 4% составляют многодетные. 98% многодетных семей в настоящий момент находятся за чертой бедности.

Например, в 1998 г. в Волгодонске число малообеспеченных семей выросло на 53%, число семей, где имеются дети — социальные сироты, увеличилось на 60%.

В Ростовской области, по данным 1998 г. около 30% семей относятся к малоимущим, из них 4% семей воспитывают детей-инвалидов.