Взрослые дети и их родители

Какие у вас отношения с родителями? Вы все время ругаетесь, конфликтуете, доказываете свою точку зрения, или сохраняете спокойствие и нейтралитет, но не более определенного времени? Возможно, наоборот, вы друзья не разлей вода и плохо представляете свою жизнь без них, потому что мама – это лучшая подруга, которая всегда выслушает и поймет, а отец – лучший друг, с которым всегда есть что обсудить, и ни одно важное решение в своей жизни вы не принимаете, не посоветовавшись с родителями. Вероятно, по ответу на этот вопрос можно судить об уровне вашей взрослости и независимости, о вашем психологическом возрасте.

Какие у вас отношения с вашими взрослыми детьми? Вам кажется, что они слабы и беспомощны и без вашей помощи не смогут существовать? Однако, помощь ваша не ценится и вам в очередной раз кажется, что вас используют и, что самое обидное, не спросив вашего разрешения и забыв по благодарить за оказанную услугу. Все чаще кажется, что вы что-то упустили тогда, когда дети были детьми, чего-то недодали, чему-то не научили. И Вы чувствуете свою ответственность, за то, что еще надо дать, сказать, научить… Но почему-то взрослые дети все чаще и чаще демонстрируют свое неуважение, все выше и выше выстраивая забор, не позволяющий вам влиять на их жизнь, такую неправильную. Возможно, наоборот, вы так мало видите и слышите своих взрослых детей, что порой начинает казаться, что они вас не любят, совсем забыли, не уважают. Вы чувствуете одиночество, обиду, и где-то глубоко в душе опять это чувство вины, за то, что не правильно воспитал, чего-то недодал, упустил. Вероятно, по ответу на это вопрос можно сказать насколько Вы со-зависимый человек, то есть человек, чья жизнь, эмоциональное спокойствие зависит от степени и успешности вашего влияния на жизнь близких вам людей, ваших детей.

Детско-родительские отношения – это уникальная система, которая имеет свое развитие во времени. В идеале эти отношения меняются от полной зависимости маленького новорожденного существа до полной независимости взрослого человека от своих родителей. Помните, как часто в сказках молодой человек уходит из дома в поисках счастья? В общем, это некоторая иллюстрация того, как человек, становясь взрослым, может существовать отдельно от родителей даже в самых сложных условиях. В нашей стране «квартирный вопрос всех испортил», молодые люди не имеют возможности территориального отделения от родителей, и, довольно длительный период времени, оказываются зависимыми от родителей не только в эмоциональном плане, но и в финансовом.

Однажды на психологическом семинаре мы выполняли упражнение в парах. Надо было нарисовать генеалогическое древо своих родственников и родственников мужа, написать каждому девиз и болезни, которыми болеет или болел (упражнение на выявление причин психосоматических заболеваний). Каково же было мое удивление, когда девушка, работающая со мной в паре, показала мне результат своих трудов. С одной стороны были родственники мужа, у них был девиз «Мы самые лучшие, вперед к победе». Они все жили отдельно друг от друга и четко соблюдали свои границы – никто из них ничем не болел. С другой стороны были родственники моей напарницы, они жили большой семьей на одной площади, все друг другу помогали и были зависимы друг от друга. Мать и тетка, моей напарницы были своеобразными центрами каждая своей семьи. «Кулак» – назвала свою мать моя напарница и перечислила список болезней, которыми она болела: астма, сахарный диабет и другие… Тогда я подумала, что отстаивая свое право на самостоятельную жизнь, не зависимую от старших родственников и детей, выстраивая свои территориальные и психологические границы, учаясь быть эмоционально независимыми от своих детей, родителей и прародителей, мы ведем более здоровый образ жизни, как психологически, так и физиологически, так как одно зависит от другого.

Мы впервые общались на Психологическом форуме. Она жаловалась, что дочь не хочет учиться и все советы, которые ей давали прежде – дать ребенку свободный выбор – не привели не к чему хорошему. Дочь все равно плохо учится, провалила экзамен. Много гуляет с мальчиками, грубит, врет, не слушается. А когда они уехали на три дня из дома, она пыталась пригласить домой мальчика! В маминых словах чувствуется много горя и страха, от того что дочь не соответствует Ее ожиданиям и пониманию того как должна вести себя девушка.

Форумная общественность, узнав, что дочери 19 лет, очень агрессивно стала обвинять Ее в том, что Она не дает жить свободно дочери и мешает ее личной жизни. Такие заявления только рождали в Ней бурю возмущения, так как Она и так дала дочери очень много свободы и вероятно, сейчас пожинает плоды этой свободы. Вывод Она делает только один – больше контролировать дочь, больше решений принимать за нее, больше заставлять учиться.

Наше с ней общение началось с того, что мы поговорили о том страхе и ужасе за будущее ее дочери, который живет в каждой матери. О том, что очень тяжело, когда ребенок не соответствует твоим ожиданиям. О том, как страшно чувствовать свою беспомощность во влиянии на судьбу ребенка. Для меня было очень важно, что Она готова что-то делать, что-то менять, чтобы изменить ситуацию и помочь своей уже почти взрослой дочери.

Много бесед подряд мы разговариваем с Ней о том, что чтобы человек стал самостоятельным ему надо совершать самостоятельные поступки, ошибаться, пробовать заново и нести ответственность за свои решения. Встреча за встречей мы обсуждаем передачу ответственности за свою жизнь и судьбу самой девочке. Я говорю, что с точки зрения созревания личности, намного полезней, если сейчас она ошибется (не сможет получить образование), а потом сама столкнется с последствиями своей ошибки и сама исправит ее – получит образование позже, когда созреет для этого. Я говорю о том, что если человека принудить делать то, что он не хочет, он, прежде всего, узнает, что его можно заставить (то есть сломать), что его желания не ценны, что он не имеет право делать то, что нравится ему самому. Будет ли счастлив такой человек? Сомневаюсь. Много ли он добьется в жизни? Только того, к чему его будут толкать с невероятными усилиями, так как он, совершенно логично будет сопротивляться.

Встреча за встречей мы обсуждаем передачу ответственности дочери за ее учебу, за то, каких людей она выбирает для общения, за то, что ест и как выглядит. Это очень не просто, и мы говорим о том, что Она очень переживает за дочь, о том, что очень хочет помочь ей, о том, что чувствует себя виноватой, что вовремя что-то не сказала, чему-то не научила. О своем бессилии от того, что хочет для дочери только самого лучшего, и каждый раз с ужасом сталкивается с границей своих возможностей – ну не может Она прожить жизнь за дочь и заставить жить дочь так, как Ей хочется.

Это далеко не единственный случай в моей практике, когда в районе 20-ти летнего возраста «детей», проблемы и конфликты с родителями становятся более очевидны, чем прежде. Скорее всего, это характерно для определенного типа взаимоотношений дети-родители, когда ребенок в подростковом возрасте не отстоял право принятия собственного решения, не отделился от родителей в силу каких-то причин. Возможно, в силу того, что родители психологически сильнее и просто не позволили подростку начать какую-то самостоятельную жизнь, принимать ряд решений, касающийся исключительно его личной жизни. К 20-ти годам в таком случае этот кризис как бы созревает повторно, в силу развития его социальных навыков, уменьшения потребности в финансировании (так как есть возможность зарабатывать самостоятельно), личностного развития, требующего большей свободы в принятии решения и не переносящего регулярных вторжений во внутренний мир, в личную жизнь.

Обычно, для родителей зависимый «ребенок» является некоторой эмоциональной подпиткой. Ведь тогда они становятся более значимы и нужными. Тогда у них на долгие годы есть задача в жизни – помогать детям. Задача, на самом деле опасная, так как дети зачастую хотят жить сами и не любят, когда лезут в их дела, так как дети плохо видят в этой помощи помощь, так как родители ребенком вообще плохо воспринимаются как помощники, которых надо благодарить за услугу. Согласитесь странно, что мать, которая помогала есть, помогала одеваться, помогала учиться, помогала просто потому, что она мать и это ее основная функция, вдруг начинает обижаться за то, что ей не сказали спасибо за то, что она приготовила ужин. В общем, не то что бы я неблагодарная дочь, но я даже не всегда замечаю, когда мне помогают родители. Наверное, вопрос помощи, вообще, достоин отдельной темы для рассмотрения, на моем опыте люди больше и дольше помнят, когда помогают сами, чем когда помогают им.

Опасность этой задачи еще в том, что на себя энергия тратится все меньше и меньше, и соответственно ощущение жертвы растет с каждым днем, а ресурсы с каждым днем кончаются.

Ей был уже 21 год, когда она вдруг осознала, что родители больше не могут оказать ей психологической поддержки, что они, несмотря на всю их взаимную любовь, далеки от нее. Не понимают, что она хочет сказать. Не хотят ее лишний раз выслушать. И в страхе, что она ошибется где-то по жизни, как будто заранее недовольны Ею. Она вдруг почувствовала себя одной в этом мире, стало неприятно возвращаться домой, все дома, такое родное прежде, вдруг стало каким-то чужим и неприятным. Она пришла на психологический форум с вопросом, что со мной происходит?

Она жаловалась на игнорирование со стороны мамы, которая вдруг перестала быть другом и сказала, решай свои проблемы сама. А ей так хотелось еще поплакаться ей и получить поддержку от нее. Но мама устала, у нее свои заботы и тратить энергию на выслушивания в очередной раз истории о том, как несчастна ее дочь, потому, что ее никто не любит, она явно не собиралась.

Интересно, что довольно часто родители взрослых детей сами начинают демонстрировать некоторое отделение: отказывают в эмоциональной и финансовой поддержке. Родитель как бы говорит «я больше не хочу вкладывать в тебя, я устал, может я успею сделать еще что-то для себя в этой жизни». В случае когда «ребенок» к этому не готов, он начинает испытывать некоторый дискомфорт, зачастую это переживается как отсутствие родительской любви. Это своеобразная тревога: «А смогу ли я выжить без родителей?». Вроде уже не ребенок, но еще очень не крепко стоит на ногах и мало уверенности в собственных силах.

ОН был уже взрослым мальчиком, заканчивал институт, но родители его постоянно были им не довольны: ничего не умеешь делать, не сможешь заработать денег, куда ты годишься, как ты будешь жить, ведь ты совсем не приспособлен к жизни. И все из-за того, что он не умеет, как отец все делать руками, и выбрал совсем не «ручную» профессию историка. Он ужасно страдал, так как ощущение неудачника медленно, но верно проникало внутрь его, и ему все сложнее и сложнее было с эти бороться.

Родителям сложно контролировать свою тревогу за будущее детей. Успешность детей присваивается родителями как своя успешность и, соответственно, неуспешность как свои промахи. Если уже взрослый ребенок не соответствует ожиданиям родителей, у них повышается тревога, все их надежды опереться на ребенка в старости растворяются, и первый кого хочется обвинить в этом – собственный ребенок. Свое беспокойство родители часто выражают через своеобразный террор. Они опираются на иллюзию, что если ребенку указать на все его ошибки, он сможет исправиться. Реальность же заключается в том, что человеку свойственно ошибаться и исправить все ошибки не возможно, важно понимать, почему ты делаешь то или другое, что движет тобой. А гнет родительского террора создает ощущение слабости и не способности самостоятельно стоять на ногах и принимать собственные решения.

Отношения с родителями – это отношения длиною в жизнь. Даже после смерти родителей, наши отношения с ними влияют на нас. Наши родители это первые люди, с которыми мы общаемся, и на первом жизненном этапе они составляют для нас весь мир. Именно по этому, все наши дальнейшие отношения с миром мы бессознательно рассматриваем через призму отношений с родителями. Одна из задач, которую я ставлю перед собой и своими клиентами – это осознавать где и как мы поступаем в силу своего детского неосознанного опыта общения с родителями. Мы выбираем партнера по жизни, опираясь на этот опыт, мы зачастую ищем фигуру родителя в партнере или в учителе, но задача нашей психики стать самим для себя отцом и матерью, чтобы твердо стоять на ногах и не находиться в зависимости от отношений с другими людьми.