Общественные и межличностные отношения.

Социальная психология анализирует закономерности человеческого поведе­ния деятельности, обуслов­ленные фактом включения людей в реаль­ные социальные группы. Первый эмпирический факт - общение и взаимодействие людей.

Главная задача, которая стоит перед социальной психологией, — раскрыть конкретный механизм «вплетения» индивидуального в ткань социальной реальности. Это необходимо, если мы хотим понять, каков результат воздействия социальных условий на деятельность личности, но этот результат не может быть интерпретирован так, что сначала существует какое-то «несоциальное» поведение, а затем на него накладывается нечто «социальное». Нельзя сначала изучить личность, а лишь потом вписать ее в систему соци­альных связей. Сама личность, с одной стороны, уже «продукт» этих социальных связей, а с другой — их созидатель, активный творец. Исследо­вание личности есть всегда другая сторона исследования общества.

Важно рассмотреть личность в общей си­стеме общественных отношений (об­ществе), т.е. в некотором «социальном контексте» - система реальных отношений личности с внешним ми­ром. Проблема отношений в значительной степени разработана в работах В. Н. Мясищева. Содержание, уровень отношений чело­века с миром различны: каждый индивид вступает в отноше­ния, но и целые группы также вступают в отношения между собой, и, таким образом, человек оказывается субъектом многочисленных и раз­нообразных отношений. В этом многообразии необходимо различать два основных вида отношений:

- общественные отношения (социология) индивиды относятся друг к другу как представители определенных общественных групп. Такие отношения строятся на основе определенного положения, зани­маемого каждым в системе общества. Поэтому такие отношения обус­ловлены объективно, они есть отношения между социальными группа­ми или между индивидами как представителями этих социальных групп. Общественные отношения носят безличный характер; их сущность не во взаимодействии конкретных личностей, но, скорее, во взаимодействии конкретных социальных ролей. Социальная роль есть фиксация определенного положения, кото­рое занимает тот или иной индивид в системе общественных отноше­ний. Соци­альная роль есть общественно необходимый вид социальной деятельности и способ поведения личности. С оциальная роль всегда оценивается обществом: одоб­рение - не одобрение некоторые социальные роли, при этом одобряется или не одобряется не конкретное лицо, а определенный вид социальной деятельности. Указывая на роль, мы «относим» человека к определенной социальной группе, идентифи­цируем его с группой. Сама по себе социальная роль не определяет деятельность и поведение каждого конкретного ее носителя в деталях: все зависит от того, насколько индивид усвоит, интернализует роль. Каждая социальная роль всегда оставляет некоторый «ди­апазон возможностей» для своего исполнителя - стиль исполнения роли. Этот диапа­зон является основой для построения внутри системы безличных об­щественных отношений второго ряда отношений — межличностных (или, как их иногда называют, например, у Мясищева, психологи­ческих).

- «психологические» отношения личности. природа межличностных отношений может быть правильно понята, если их не ставить в один ряд с общественными отношения­ми, а увидеть в них особый ряд отношений, возникающий внутри каж­дого вида общественных отношений, не вне их (будь то «ниже», «выше», «сбоку» или как-либо еще). «Общество»

Межличност­ные отношения как бы «опосредствуют» воздействие на личность бо­лее широкого социального целого, они обусловлены объективными общественными отношения­ми в конечном счете. Практически оба ряда отношений даны вместе, и недооценка второго ряда препятствует подлинно глу­бокому анализу отношений и первого ряда.

Существование межличностных отношений внутри различных форм общественных отношений есть как бы реализация безличных отноше­ний в деятельности конкретных личностей, в актах их общения и вза­имодействия. Вместе с тем в ходе этой реализации отношения между людьми (в том числе общественные) вновь воспроизводятся. Иными словами, это означает, что в объективной ткани общественных отно­шений присутствуют моменты, исходящие из сознательной воли и особых целей индивидов. Именно здесь и сталкиваются непосредственно социальное и психологическое. Поэтому для социальной психологии по­становка этой проблемы имеет первостепенное значение.

Предложенная структура отношений порождает важнейшее след­ствие. Для каждого участника межличностных отношений эти отно­шения могут представляться единственной реальностью вообще каких бы то ни было отношений. Хотя в действительности содержанием меж­личностных отношений в конечном счете является тот или иной вид общественных отношений, т.е. определенная социальная деятельность, но содержание и тем более их сущность остаются в большой мере скрытыми. Несмотря на то что в процессе межличностных, а значит, и общественных отношений люди обмениваются мыслями, сознают свои отношения, это осознание часто не идет далее знания того, что люди вступили в межличностные отношения.

Отдельные моменты общественных отношений представляются их участникам лишь как их межличностные взаимоотношения: кто-то воспринимается как «злой преподаватель», как «хитрый торговец» и т.д. На уровне обыденного сознания, без специального теоретическо­го анализа дело обстоит именно таким образом. Поэтому и мотивы поведения часто объясняются этой, данной на поверхности, карти­ной отношений, а вовсе не действительными объективными отноше­ниями, стоящими за этой картиной. Все усложняется еще и тем, что межличностные отношения есть действительная реальность обществен­ных отношений: вне их нет где-то «чистых» общественных отношений. Поэтому практически во всех групповых действиях участники их выс­тупают как бы в двух качествах: как исполнители безличной социаль­ной роли и как неповторимые человеческие личности. Это дает осно­вание ввести понятие «межличностная роль» как фиксация положе­ния человека не в системе общественных отношений, а в системе лишь групповых связей, причем не на основе его объективного места в этой системе, а на основе индивидуальных психологических осо­бенностей личности. Примеры таких межличностных ролей хорошо известны из обыденной жизни: про отдельных людей в группе гово­рят, что он «рубаха-парень», «свой в доску», «козел отпущения» и т.д. Обнаружение личностных черт в стиле исполнения социальной роли вызывает в других членах группы ответные реакции, и, таким обра­зом, в группе возникает целая система межличностных отношений (Шибутани, 1991].

Природа межличностных отношений существенно отличается от природы общественных отношений: их важнейшая специфическая черта —эмоциональная основа . Поэтому межличностные отношения можно рассматривать как фактор психологического «климата» группы. Эмоциональная основа межличностных отношений означает, что они возникают и складываются на основе определенных чувств, рождаю­щихся у людей по отношению друг к другу. В отечественной школе психологии различаются три вида, или уровня, эмоциональных про­явлений личности: аффекты, эмоции и чувства. Эмоциональная осно­ва межличностных отношений включает все виды этих эмоциональ­ных проявлений.

Однако в социальной психологии обычно характеризуется имен­но третий компонент этой схемы — чувства, причем термин употреб­ляется не в самом строгом смысле. Естественно, «набор» этих чувств безграничен. Однако все их можно свести в две большие группы:

1) конъюнктивные — сюда относятся разного рода сближающие лю­дей, объединяющие их чувства. В каждом случае такого отноше­ния другая сторона выступает как желаемый объект, по отно­шению к которому демонстрируется готовность к сотрудниче­ству, к совместным действиям и т.д.;

2) дизъюнктивные — сюда относятся разъединяющие людей чув­ства, когда другая сторона выступает как неприемлемая, может быть, даже как фрустрирующий объект, по отношению к кото­рому не возникает желания к сотрудничеству и т.д. Интенсив­ность того и другого родов чувств может быть весьма различной. Конкретный уровень их развития, естественно, не может быть безразличным для деятельности групп.

Вместе с тем анализ лишь межличностных отношений не может считаться достаточным для характеристики группы: практически от­ношения между людьми не складываются лишь на основе непосред­ственных эмоциональных контактов. Сама деятельность задает и дру­гой ряд отношений, опосредованных ею. Поэтому-то и является чрез­вычайно важной и трудной задачей социальной психологии одновременный анализдвух рядов отношений в группе: как межлич­ностных, так и опосредованных совместной деятельностью, т.е. в ко­нечном счете стоящих за ними общественных отношений.

Все это ставит очень остро вопрос о методических средствах ана­лиза. Традиционная социальная психология обращала преимущественно внимание на межличностные отношения, поэтому относительно их изучения значительно раньше и полнее был разработан арсенал ме­тодических средств. Главным из таких средств является широко извес­тная в социальной психологии методика социометрии , предложенная американским исследователем Дж. Морено [Морено, 1991], для кото­рого она есть приложение к его особой теоретической позиции. Хотя несостоятельность этой концепции давно подвергнута критике, мето­дика, разработанная в рамках этой теоретической схемы, оказалась весьма популярной….Социомет­рия никак не схватывает ту связь, которая существует между совокуп­ностью межличностных отношений в группе и общественными отно­шениями, в системе которых функционирует данная группа. Для одной стороны дела методика пригодна, но в целом для диагностики груп­пы она оказывается недостаточной и ограниченной (не говоря уже о Других ее ограниченностях, например о неспособности устанавливать мотивы совершаемых выборов и т.д.).