Феномен «прощения» в психологии супружеских отношений

Читайте также:

«. Жестокость к своим родным — преступление, и неужели мы рождены, чтобы делать друг другу больно? Люди! Мы же люди!»

Светлана, 14 лет, г. Омск.

Накопление обид в супружеских отношениях является ог­ромной проблемой, изменяющей жизнь семьи в худшую сторо­ну. Это отражается в общении, в качествах характера членов се­мьи, тяготит их, проявляется в депрессивных состояниях, недо­верии друг к другу и тревожности. Решение этой проблемы очень важно для психологии семейных отношений.

Прощая, человек принимает решение:

□ отказаться от негативных мыслей, эмоций, поведенчес­ких проявлений в отношении обидчика,

□ поощрять положительные мысли, эмоции и проявления поведения в отношении этого обидчика.

В этом смысле прощение и принятие его представляет со­бой положительный психологический опыт, способствует гар­монизации супружества.

Для того чтобы глубже разобраться в этой проблеме, по­пробуем определить контекст, в котором прощение имеет мес­то, выявить, что препятствует прощению, прояснить вопрос о том, что считать прощением, а что нет.

Р. Энрайт* перечисляет несколько признаков, определяю­щих контекст межличностных отношений, в котором прощение оказывается уместным:

* Энрайт Р. Духовное развитие прощения. М. 1991.

1. Прощение следует за неоправданным личным ущемлени­ем со стороны другого человека. Ущерб должен быть при­чинен тому, кто прощает, и не должен превышать гра­ницы нашего стандартного представления о справедли­вости.

2. Обида должна быть объективной реальностью. Некото­рые считают, что все события — нейтральны, и мы про­сто негативно интерпретируем некоторые из них. Но существует такая вещь, как объективное нарушение прин­ципов морали 15 человеческих взаимоотношениях.

3. Прощение определяется чувством справедливости. Чтобы осуществить прощение на практике, обиженный должен обладать чувством справедливости для оценки того, име­ла ли место обида. Получается, что прощение и справед­ливость не являются взаимодополняющими понятиями.

4. Обидчик не обязательно действует намеренно.

5. Не всегда совершенно ясно, кто обидчик, а кто — постра­давший. Часто отношения развиваются так, что люди ранят друг друга. Например, жена в меру своей занятости уделяет мало внимания мужу, а потом узнает о его измене. В этом случае вина на обоих, и в прощении нуждаются оба.

Данные размышления получили ряд возражений против такого психологического понимания прощения:

□ Прощение есть проявление слабости*. Когда человек про­ищет, это значит, что он не в силах отстоять свое право на справедливое решение проблемы, возникающей в межличностных отношениях.

* Гасин Э. А. Психология прощения. // Вопросы психологии. 1999. №4.

□ Прощение - противоположность справедливости. Про­стив, человек лишается возможности добиваться спра­ведливости, и, что еще хуже, справедливость увековечи­вается. Например, жена, простившая рукоприкладство мужу, рискует снова оказаться жертвой.

□ Прощение — проявление стремления к превосходству*. Прощающий использует свое «милосердие» для того, чтобы возвысить себя над тем, кого он прощает. Это мо­жет перерасти в некий шантаж, когда «милосердный» будет напоминать обидчику, что тот «в долгу» перед его великодушием.

* Василюк Ф. Е. Психология переживания. М. 1984.

Ф. Ницше рассматривает прощение как проявление неува­жения. Прощение означает, что мы, простив, не считаем других ответственными за собственные поступки; другими словами, мы считаем их не способными следовать моральным принципам.

Анализируя все эти «за» и «против» в психологическом по­нимании прощения, можно сказать, что все они имеют место быть в супружеских отношениях. Но имеете с тем эти противо­речия не выявляют четкого определения понятия «прощение».

Оттенки жизни черное и белое?

Оттенки страсти черное и красное?

Да, чувства рисовать - попытка смелая,

Но в двух цветах - занятие опасное.

Какою краской расцветить прощение?

В пастель тонов как положить негаданность?

Какого цвета боль приносит мщение?

И почему так золотится радостность?

Елена Шевченко

Межличностное прощение означает прошение одного че­ловека другим. Человек, которому причинили глубокую боль, зачастую борется против обидчика (даже если это происходит лишь в мыслях и чувствах); но обиженный должен прекратить борьбу против обидчика и совершить бескорыстный дар любви как проявление гуманизма. Другое определение, данное Нортом*, является строгим, но не очень точным: прощение есть преодоле­ние негативных аффектов и суждений по отношению к обидчи­ку. Это не отрицание собственной правоты в этих суждениях, а попытка взглянуть на обидчика с состраданием, милосердием и любовью, в то время как он, казалось, должен быть лишен пра­ва на них.

* См. Прощение: концепция развития. // Психологическая газета. № 2 (29) 1997.

Определение станет более полным, если мы признаем, что прошение задействует аффективную, когнитивную и поведен­ческую сферы. Когда человек прощает, активизируются опреде­ленные элементы этих сфер. Такие негативные эмоции, как гнев, ненависть, обида, печаль и/или презрение должны быть остав­лены*. В когнитивном плане человек прекращает осуждение обид­чика и оставляет мысль о мести, когда прощение происходит. Поведенческий аспект проявляется в скором отказе от мести.

* Там же.

Прощать — упрощать. Мстить — мешать, замешивать, вме­шиваться. Прощение просто. Месть — сложна. Где месть истончается, мстить уже не хочется, нет интереса. Нити с миром рвут­ся, и человек улетает в ничто.

Но ведь и прощать нельзя, предварительно не задумав мще­ния. «Прощай врагам своим». Это возможно лишь после предва­рительной обиды, злобы. Враг должен быть понят, установлен. А когда врагов нет, тогда и непонятно, кому прощать и что про­щать. Но уже «ограничение» и понимание врага и есть прощение. «Понять — значит простить».

Прощение — не забывание. Глубокая обида крайне редко стирается из сознания. Прощение — не примирение или возоб­новление каких-либо совместных отношений. Прощение являет­ся глубокой личной реакцией. Примирение же — это совместное пребывание двух людей, смирение. Можно простить оскорбля­ющего супруга, не ища возмездия, но не примириться до тех пор, пока он/она не изменит своего оскорбляющего поведения. Прощение включает готовность к примирению или ожидание в надежде на преобразования в обидчике. Но примирение, конеч­но же, может являться результатом прощения.

Прощение — это внутреннее личностное освобождение. Оно активно и требует энергии. Это борьба за освобождение другого, в то время как обиженный сам находится в состоянии гнева.

Подлинное прощение — нравственный акт и поэтому не может основываться на безнравственных мотивах. Наиболее ве­роятным мотивом постоянного развития умения прощать долж­на быть «агапе»*, нравственная, ориентированная на других лю­бовь, а также смирение и готовность признать обиженного.

* См. Гасин Э. А. Психология прощения. // Вопросы психологии. 1999. №4.

Прощение часто путают с примирением, которое представ­ляет собой восстановление существовавших взаимоотношений между индивидами.