В Китае существует множество законов, регулирующих расходы населения. Они направлены на ограничение расходов граждан на строительства домов, а также против излишеств в пище, одежде и обстановке и тому подобных вещей. Такие законы существовали почти во все времена и почти у всех народов. Специалисты по политической экономии придерживаются разных мнений относительно их полезности. Я полагаю, что в странах, где практикуются ранние браки и население быстро растет, а пахотные земли, несмотря на тщательную обработку, едва могут дать необходимый минимум зерна, ничем не контролируемые излишества могут привести к скверным последствиям. В таких условиях обществу необходимы трудолюбие и предельная бережливость, и если власти верят, что эти добродетели может породить или развить право, то, естественно, прибегают к созданию соответствующих законов. Но в Китае законы о роскоши выполняют очень плохо, как, впрочем, установления гражданского и общего права. Несомненно, это объясняется не только дурным управлением. Здесь играет определенную роль и то, чему Холлэм приписывает неисполнение законов о роскоши у западных народов: такие законы – попытки ограничить то, что ограничить в принципе невозможно.

Вероятно, важнейшая часть китайских законов о роскоши посвящена строительству домов. Удивительно, насколько подробно они регламентируют устройство резиденций чиновника или дворянина первого или второго ранга. Так, по закону фундамент дома должен быть зало-жен на глубине двадцати китайских футов. При этом дом должен состоять из девяти открытых залов, по сторонам которых располагаются закрывающиеся отдельные комнаты. Колонны, поддерживающие сводчатую крышу, должны быть деревянными; их красят в черный цвет. Конек крыши должен быть позолочен; в отсутствие позолоты расписан драконами. На потолках отдельных комнат должны быть нарисованы драконы, фениксы или цилини. Крышу должны украшать фарфоровые изображения драконов, дельфинов и цилиней. Перед резиденцией должны находиться большие ворота со сводчатой крышей, состоящие из трех арок. Вероятно, для большей внушительности на поверхности каждой двери вбивают семь рядов больших гвоздей со шляпками. В каждом ряду – по семь штук гвоздей. Двери должны быть покрашены в зеленый или черный цвет; к ним прикрепляют два больших медных кольца, которые опираются на две медные львиные головы. В доме этого же класса, но меньшего размера, в дверь вбивают шесть рядов по шесть гвоздей. Если дом еще меньше, гвоздей становится на один ряд меньше. Количество гвоздей в каждом ряду также уменьшается на единицу.

Дома чиновников или дворян четвертого или пятого ранга состоят из семи открытых залов, по сторонам которых располагаются закрытые отдельные комнаты. Балки, поддерживающие сводчатые крыши, должны быть покрашены в зеленый цвет; при этом коньковую балку красят в красный цвет. На крыше помещают фигурки цилиней (а не драконов, как в предыдущем случае). Около каждого такого дома должны находиться трехарочные ворота под сводчатой крышей. Двери красят в черный цвет. На них крепятся оловянные кольца с головами животных из того же материала.

Дома чиновников или дворян шестого, седьмого, восьмого или девятого ранга должны состоять из пяти открытых залов, по сторонам которых располагаются закрытые отдельные комнаты. К каждому такому дому должны вести ворота, на каждой створке которых прикреплено обычное железное кольцо с железной львиной головой. Непосредственные или более отдаленные потомки чиновника или дворянина любого из этих классов, у которых нет ранга, могут жить в доме своих предков. Не существует закона, который принуждал бы изменить вид доставшегося по наследству жилища.

Дом дворянина, не состоящего на государственной службе, или гражданина, не имеющего ранга, должен состоять из пяти открытых залов. Балки, конечно, кроме коньковой, красят в черный цвет. К дому должны вести створчатые ворота без колец и украшений. На потолках отдельных комнат нельзя рисовать драконов, фениксов или цилиней.

Когда речь идет об одежде, законы о роскоши не менее точны. Они скрупулезно предписывают, что должен носить китаец зимой и летом, начиная со шляпы. В законе ясно сказано, что зимой шляпа должна быть крыта темным атласом и подбита черным сукном. Поля должны быть загнуты вверх, что придает ей вид «шляпы пирожком», на верхушке кисточка из красного шелка, такая длинная и густая, что покрывает весь верх шляпы.

Зимняя придворная шляпа должна быть крыта красным вышивальным шелком, слегка нависающим над полями; летние делают или из тонкой соломки, или из тончайших полосок бамбука, или ротанга. Снаружи шляпа должна быть крыта очень тонким шелком; на макушке крепится кисточка из красных шнурков. Края шляпы не следует заворачивать наверх. Летняя придворная шляпа во всем похожа на обычную летнюю шляпу. Однако по краю она обшита золотой тесьмой; кроме того, у летней придворной шляпы должна быть подкладка из красной кисеи, а кисточка на макушке делается из вышивального шелка. Летняя дорожная шляпа с виду похожа на обычную. Но красная кисточка для нее делается из шерстинок коровы. Кроме кисточки, к верхушке каждой шляпы крепится шарик, цвет которого зависит от ранга человека: например, на шляпе чиновника или дворянина первого ранга должен быть ярко-красный шарик, второго – темно-красный, третьего – темно-синий, четвертого – голубой шарик, пятого – хрустальный, шестого – белый шарик. Седьмому или восьмому рангу соответствует золотой шарик, а девятому – серебряный. С задней стороны шляпы прикрепляют павлинье перо. У высокопоставленных сановников на шляпах должны быть перья с двумя глазками, а у остальных чиновников – с одним. Перо павлина считается подарком императора. Счастливый обладатель никогда не надевает его во время похорон или поклонения табличке усопшего родственника или друга. Каждая из описанных мной шляп снабжена тесемкой, которой она крепится к голове, проходя за ушами и под подбородком.

Точно так же подробно расписаны фасоны и ткани туник: верхняя шьется из фиолетового атласа, широкие рукава спадают свободными складками и короче, чем рукава внутренней туники, и туника должна быть короче внутренней. Верхняя туника застегивается впереди, она расшита спереди и сзади. Рукава весенней туники должны быть подбиты атласом, осенней – оторочены мехом, а зимней – подбиты мехом. Во время путешествий следует использовать более короткую верхнюю тунику длиной ниже бедер. Все описанные выше туники застегиваются только на пять пуговиц.

Теперь я коротко остановлюсь на эмблемах или украшениях, которые носят на верхних туниках. У чиновника или дворянина первого ранга спереди и сзади на фоне темно-золотой вышивки изображен светло-золотой или серебряный тянь-хэ – небесный аист; у дворянина второго ранга на темно-золотом фоне вышита фигура цзинь-цзи, или прекрасной птицы, разновидности фазана. Такие же вышивки на спине и на груди носят гражданские чиновники всех девяти рангов, при-чем в каждом случае ранг обозначается особой эмблемой. У гражданских чиновников это всегда птица; она стоит с распростертыми крыльями на скале в бурном океане и смотрит на солнце. Для остальных рангов используются следующие эмблемы: для третьего – кун нюэ, или павлин; для четвертого – вэнь-янь, или дикий гусь; для пятого – бай-сянь, или серебристый фазан; для шестого – лу-сы, или большой баклан; для седьмого – си-чи; для восьмого – перепел и для девятого ранга – лянь цюэ, или белая птица.

На верхней тунике человека, принадлежащего к вэй-жу-лю (ожидающим должности), помещают эмблему хуан-ли, или желтой птицы.

На платье военных чиновников помещены такие же обозначающие ранг вышивки светло-золотой нитью на темно-золотом фоне, но эмблемы изображают животных, стоящих на скале в бурном океане и глядящих на солнце. Для различных рангов военных употребляются следующие эмблемы. На тунике чиновника первого ранга вышивают ци-линя – это сказочное животное с коровьими ногами и копытами, головой дракона и телом овцы, покрытым чешуей. Второму рангу соответствует ши-цзы, или лев; третьему – леопард, четвертому – тигр, пятому – медведь. Чиновники шестого или седьмого ранга носят на туниках вышивки с изображением гепарда, восьмого – тюленя.

Судья по уголовным делам в каждой провинции иногда носит тунику, спереди и сзади расшитую изображением животного, которое китайцы называют цзе-чжи; считается, что это сказочное животное может распознавать хороших и дурных людей и что дурных бодает.

На верхней тунике вельможи сзади и спереди на темно-золотом фоне вышит светло-золотой нитью дракон с четырьмя когтями на каждой лапе. Иногда с разрешения вышивают драконов с пятью когтями. Эмблему дракона носят герцоги, маркизы и графы. На туниках баронов и баронетов вышивают льва. Вельможи носят также капюшоны или кафтаны с темно-золотой каймой, расшитые драконами. Император жалует в награду гражданским и военным чиновникам, оказавшим особые услуги государству, желтые атласные кафтаны. Нижняя туника шьется из синего шелка, длиной от шеи до лодыжек, в талии перехвачена кушаком или поясом. Рукава плотно облегают руки, манжеты по форме напоминают лошадиные копыта. Нижняя туника должна застегиваться спереди только на пять пуговиц. О ранге хозяина свидетельствует количество драконов, вышитых золотом. На нижней тунике чиновника первого ранга вышито девять драконов, второго – восемь драконов; у чиновника третьего ранга – семь, четвертого, пятого и шестого ранга – шесть драконов, а седьмого или восьмого вышито пять драконов. У этих драконов на лапах только по четыре когтя.

У императорских телохранителей ши-вэй туники тоже расшиты драконами. Эти чиновники делятся на четыре класса и одеваются, как подобает гражданским и военным чиновникам соответствующих рангов. Чиновникам и дворянам без позволения императора не разрешается носить одежду светло-желтого и темно-желтого цвета. Им нельзя носить и мех животного юань-у (по-моему, это лиса с темным мехом). Придворное платье можно носить только при отправлении государственного культа, на пирах или во время празднования дней рождения любого члена императорской семьи, а также в первый, пятый, десятый, пятнадцатый, двадцатый или двадцать пятый день каждого месяца. Кроме того, придворную верхнюю тунику чиновники и дворяне могут надевать, отправляясь с визитом к высокопоставленным сановникам или принимая их у себя.

Кроме описанного выше платья, бывает так называемая дождевая одежда. У чиновников первого ранга она ярко-красная, дворяне второго и третьего ранга носят красную шляпу и пурпурные одежды, чиновники четвертого, пятого или шестого ранга – шляпу с пурпурной каймой и красные одежды, седьмого – шляпу и накидку пурпурного цвета, а восьмого и девятого ранга – пурпурную шляпу с красной каймой. Дождевая одежда военных чиновников в каждом случае точно такая же, как у гражданских того же ранга. Так же подробно регламентируется покрой и ткань платья для ученых, выдержавших государственные экзамены. Бакалавр искусств носит длинную голубую тунику с пурпурной каймой, подпоясывается кушаком или ремнем и обувается в атласные туфли. Шляпа у него как у чиновников и дворян.

Магистр искусств (цзюйжэнь) носит длинную синюю шелковую тунику с голубой каймой, подпоясывается кушаком; шляпа и туфли у него такие же, как у бакалавра. Буддийским священнослужителям разрешается носить шелковые одежды только при выполнении определенных религиозных обрядов и больше никогда. Им не разрешается также стелить на постели шелковые покрывала или вешать у себя шелковые занавеси. Они не должны использовать серебряные и золотые сосуды, а также инкрустированные перламутром. Вообще платье буддийских священнослужителей очень простое и состоит из длинной серой рясы со свободными широкими рукавами, напоминающей рясу христианского монаха; она шьется из грубой ткани. Так же одеваются даосские жрецы.

Платье, которое носят простые люди, состоит из кафтана длиной до бедер и широких штанов. Эта одежда шьется из хлопчатобумажных тканей. Зимой носят также суконные туфли, чулки и круглые шапочки. Лавочники и уважаемые ремесленники носят суконные туфли, чулки, шапки, штаны и длинные синие хлопчатобумажные туники, иногда свободные накидки или капюшоны из синего сукна. Летом они обходятся без шапки, а вместо длинной синей хлопчатобумажной туники надевают белую ситцевую или из волокна рами.

Кроме прочей одежды, джентри носят длинные шелковые туники синего, пурпурного, темно-красного или светло-желтого цвета, простые или вышитые цветочным узором. Когда совсем холодно, они надевают меховые накидки или капюшоны. К верхушке шелковой шапки прикрепляют шарик, скрученный из красных шелковых шнурков, а к переднему краю – искусственную или настоящую жемчужину или же драгоценный камень. Если человеку исполнилось семьдесят лет и у него хорошая репутация, то ему позволяют носить такое же платье, как чиновникам девятого ранга. Если он достиг почтенного возраста девяноста лет и слывет хорошим и надежным человеком, то может носить платье чиновника седьмого ранга. Однако эта привилегия не распространяется на актеров, рабов и незаконнорожденных, которым к тому же не разрешается носить шелковую одежду. Правда, им позволено носить платье из материи, которую китайцы называют гань-чжоу. Ее ткут из шелковых нитей, добываемых от больших шелкопрядов, которых разводят не в помещении, – они кормятся дубовыми листьями в естественных условиях – на природе. Законы о роскоши позволяют таким людям зимой подбивать свои платья только козьей и овечьей шерстью. Простым людям не разрешается носить платье, на котором золотой или шелковой нитью вышиты фигуры драконов с пятью когтями на каждой лапе. Нарушителя этого установления наказывают ношением канги в течение месяца, а после этого – сотней ударов палками. Народу вообще не позволено носить расшитого золотом платья, но вышить шелком на одежде можно.

Когда дама является ко двору, она надевает шляпу, которая выглядит точно так же и сделана из той же материи, что и шляпа из придворного наряда ее мужа, но сзади к этому головному убору прикреплены две шелковые ленты, ниспадающие на плечи. Иногда дамы надевают шляпу попроще. Верхняя и внутренняя туника должны быть той же длины, что и у мужа. Сзади с воротничка верхней туники изящно ниспадают две ленты. На передней части шляпы герцогини укреплены три золотых украшения. Вокруг шеи она носит пурпурный атласный шарф, концы которого свисают спереди, а в центре передней его части нашита золотистая бахрома. Над ней золотой нитью вышит феникс, под ней – дракон. Непосредственно над бахромой прикреплена большая жемчужина. В мочках уха по три серьги, с каждой свисает драгоценная жемчужина. Верхнюю тунику герцогини шьют из пурпурного атласа с широкой золотой каймой. Спереди золотой нитью вышиты два дракона. На спине туника украшена лишь одним вышитым драконом. На двух длинных шелковых лентах, спускающихся с воротничка, нашиты драгоценные камни или жемчужины. Внутренняя туника сшита из синего шелка, украшена драгоценными камнями и с широкой золотой каймой. Спереди – золотой дракон, по бокам – четыре дракона, на каждой манжете – по одному, и на каждом рукаве – по два. Сзади воротничка внутренней туники тоже спускаются две длинные ленты, расшитые жемчугом. Герцогиня должна носить красную атласную юбку с изображениями идущих драконов, вышитых золотой нитью. Обычное платье герцогини – синяя шелковая туника с девятью драконами и верхняя с восемью драконами. Это круговой орнамент.

Платье маркизы в общем такое же, как у герцогини. Тем не менее оно не должно так же блистать золотом и жемчугами. Жена гражданского чиновника первого ранга носит такую же шляпу, что и знатные дамы. По фасону, ткани и цвету ее верхняя и нижняя туники такие же, как у герцогини. Однако эмблема на ее тунике изображает белую цаплю с красной головой. Как и у остальных высокопоставленных дам, на одежде вышита эмблема ранга ее мужа. Однако жены военных чиновников носят на верхних туниках изображения птиц, а не животных. Их нижние туники расшиты драконами, число которых зависит от ранга мужа. Так, у жены военного чиновника первого ранга на тунике вышиты восемь или девять драконов, а у жены чиновника седьмого, восьмого или девятого ранга – только пять. Жены дворян, не имеющих ранга, могут носить шелковые одежды, но им нельзя носить туники и головные уборы, подобающие женам чиновников с рангом. Каждая дама может носить только одну золотую шпильку для волос и одну пару золотых сережек. Если им захочется, они могут носить сколько угодно серебряных шпилек, серег и колец <97> .

Обратимся к многочисленным знакам отличия, которые чиновники и разных рангов дворяне могут использовать, проезжая по улицам города в процессии. Когда речь идет о чиновнике первого ранга, живущем в Пекине, в процессии несут следующие вещи: один красный зонт, два больших опахала, в центре которых золотыми иероглифами начертаны имена и титулы чиновника (при этом на каждом еще и четыре изображения солнца), четыре знамени, четыре копья и два желтых жезла. Когда в такой процессии несут чиновника второго ранга, на каждом из опахал нарисованы три солнца, и копий не четыре, а два. На двух флажках с одной стороны изображен дракон, а с другой – тигр, а на обеих сторонах двух других – иероглифы «цин дао», что значит «расступитесь, очистите дорогу». На опахалах чиновника третьего ранга нарисованы только два солнца. Опахала чиновника четвертого ранга просто украшены золотыми блестками. Чиновникам остальных рангов полагается одно опахало. Некоторые другие особенности процессий также регулируются в зависимости от ранга служащего. В Пекине он выезжает с процессией, только если направляется из столицы к месту назначения в одну из провинций. Когда живущие в Пекине чиновники разных рангов просто едут по улицам, их обычно сопровождает определенное число конюших.

Мандарин в открытых носилках

Первый ранг дает право на десять конюших: двое скачут впереди, а восемь – позади; второй ранг – на восемь: двое следуют впереди, шестеро замыкают процессию; третьему рангу положено соответственно двое и четверо сопровождающих. Перед чиновником четвертого ранга едет один конюший, а чиновникам пятого, шестого и седьмого ранга полагается один конюший, который едет позади. Красная кисточка, привязанная к мартингалу <98> лошади, означает, что всадник – обладатель одного из первых четырех рангов. Маньчжурские чиновники, принадлежащие к императорской семье, четыре верховных министра, из которых состоит кабинет, главы каждого из шести министерств, а также старые и немощные чиновники второго ранга могут проезжать по улицам Пекина в государственных паланкинах. Все остальные государственные служащие и их непосредственные подчиненные должны ездить верхом, за исключением тех случаев, когда они отправляются из Пекина к месту своего назначения в провинцию. В таких случаях чиновников первого, второго или третьего ранга четыре носильщика выносят в паланкине из города, но дальше его несут уже восемь человек. Если служащий рангом ниже, ему полагается два носильщика. За воротами города к ним присоединяются еще два. Паланкин высокопоставленного чиновника снабжен темными шторами; на крыше помещают серебряный шарик, на крыше паланкина обычного чиновника – оловянный шарик.

Оставим столицу и обратимся к описанию особенностей провинциальных знаков отличия. Я начну с процессии, сопровождающей генерал-губернатора провинции или провинций. Когда он проезжает в государственном паланкине по улицам города, то еще несут два больших шелковых зонта, два знамени с изображением крылатых тигров, два жезла с изображением сжатого кулака на верхушке (эмблема власти над войсками), два меча, напоминающие формой перо дикого гуся, другие два меча, рукоятки которых украшены медными головами животных, два желтых жезла, два белых жезла, сделанные из тунгового дерева, две крашенных в красный цвет деревянных доски, на которых золотом начертаны иероглифы «вэй» и «би», призывающие уступить дорогу его превосходительству и людям, едущим в паланкинах или идущим с тяжелой ношей по узким улицам, две крашенных в красный цвет деревянных доски, на которых золотом начертаны иероглифы «шу» и «цзин» («будьте почтительны и молчаливы»), четыре копья с двумя знаменами, а также восемь других знамен, на которых нарисованы драконы.

Поезд губернатора отличается от поезда генерал-губернатора отсутствием жезлов, символизирующих власть над войсками, опахалами, заменяющими знамена с крылатыми тиграми; кроме того, в процессии губернатора несут только два меча и два копья. Примерно такие же отличия существуют между процессиями чиновников более низкого ранга – провинциальных казначеев, судей и даотаев с правителями областей. Паланкин генерал-губернатора, губернатора провинции, маньчжурского генерала или эмиссара по государственным доходам несут восемь человек, а провинциального казначея, провинциального судьи, литератора-канцлера, эмиссара по соляным перевозкам, даотая или правителя области – четверо. Конечно, в каждом случае количество сопровождающих паланкин конюших зависит от ранга должностного лица. Процессию возглавляют ликторы с кнутами и цепями в руках и люди с гонгами. Последние регулярно громко ударяют в них, оповещая всех о приближении следующего через город большого человека. Ликторы тоже время от времени (при прохождении через городские ворота – всегда) восклицают: «Молчите все!» После этого оживленный говор городского рынка замирает и на время устанавливается мертвая тишина. Этот обычай напоминает о похожей практике в Древнем Египте. В истории Иосифа мы читаем (Быт. 41: 41–43), что, когда фараон сделал этого замечательного человека наместником и поставил его над всею землею Египетскою, перед ним по многолюдным улицам шел глашатай и возглашал: «Преклоняйтесь!»

В процессии, сопровождающей чиновника пятого, шестого или седьмого ранга, когда он едет в паланкине по улицам города, несут один синий шелковый зонт, одно опахало, два белых жезла, две деревянных доски с иероглифами «шу» и «цзин» и четыре знамени. Процессию возглавляют два ликтора. Чиновники восьмого и девятого ранга имеют право на один зонт и два жезла. Процессию возглавляют два ликтора, каждый из которых несет в руке бамбуковый шест.

Военному чиновнику первого ранга полагается два зонта, два опахала, два флага с крылатыми тиграми, два посоха, увенчанные сжатыми кулаками, два меча, причем на эфесе каждого – медная звериная голова; два меча, каждый из которых напоминает перо дикого гуся; две красных доски, на которых золотом начертаны иероглифы «шу» и «цзин»; четыре копья и четыре зеленых знамени, к каждому из которых сверху прикреплена длинная узкая лента. Процессию возглавляют два ликтора, каждый с бамбуковым шестом, и два человека с гонгами. Военному чиновнику второго ранга класса чжэн посохи со сжатыми кулаками заменяются на две алебарды; он не имеет права на мечи в форме перьев дикого гуся. Количество копий в его процессии тоже меньше, их не четыре, а два. Что касается остальных рангов военных чиновников, все тоже подчиняется основному принципу: чем ниже ранг, тем меньше процессия. Перед казенным паланкином каждого военного чиновника и позади него следуют всадники и пешая свита. При этом число сопровождающих различно.

Следует заметить, что обычай нести в официальных шествиях опахала как символы власти восходит к глубокой древности. В старину он существовал не только в Китае, – на древнеегипетских памятниках мы находим изображения опахал, которые на концах длинных шестов несли перед сильными мира сего.

Мало что можно сказать о свите, сопровождающей паланкины частных лиц. Паланкин обычного дворянина или богатого горожанина несут четверо или двое носильщиков, за ним пешком идут двое или четверо слуг в ливреях; паланкин его жены тоже несут четверо или двое носильщиков. За ее паланкином пешком следуют одна или две служанки.

Законы о роскоши касаются также вида и убранства паланкинов. Казенный паланкин гражданского или военного чиновника должен быть покрыт зеленым сукном; бахрома по краю крыши и занавески тоже должны быть зелеными. На шесты или рукоятки паланкина чиновника, носящего один из трех высших рангов, могут быть надеты медные набалдашники в форме драконьих голов; для четвертого и пятого ранга – медные набалдашники в форме львиных голов; на рукоятках паланкинов, в которых ездят чиновники остальных четырех рангов, могут быть медные набалдашники с гравировкой в виде облаков, а на верхушке, на крыше, должен быть прикреплен оловянный шарик. Для паланкина не занятого на государственной службе дворянина используется синее сукно, а на рукоятках имеются простые нашлепки из меди. Простые люди должны покрывать свои паланкины темным сукном. Набалдашников для рукояток им вообще не полагается.

Во всех больших китайских городах есть общественные стоянки паланкинов, где их можно снять на час или на день. В некоторых частях империи их владельцы должны платить налог. Мне известно, что так заведено в Нанкине и в Ханчжоу. Но в знакомых мне городах Южного Китая подобного определенно не бывает. На каждом паланкине, подлежащем налогообложению, большими китайскими иероглифами написано имя владельца и название улицы, на которой он живет. В Нанкине небогатых немощных старцев переносят по улицам в корзинах. А в Аньцине я видел, как таким образом несли двадцатилетнего молодого человека представительной внешности. О том, как выглядят и как устроены двуколки и разные экипажи, я расскажу в другой главе. Здесь можно упомянуть о том, что колеса чиновничьего экипажа расположены не в середине, а на самом его конце. На паланкинах и экипажах, которыми пользуются чиновники и народ, нельзя помещать нарисованные или вышитые изображения драконов, фениксов и вообще императорские эмблемы.

Эта глава была бы неполной, если бы я не остановился отдельно на чиновничьих зонтах, которые сразу бросаются в глаза в китайских процессиях. На верхушке зонта, который несут в свите дворянина первого или второго ранга, находится оловянная тыковка, на зонте дворянина третьего или четвертого ранга она сделана из крашенного в красный цвет дерева. У чиновников первых четырех рангов должен быть зонт с тремя оборками. Служащие более низких рангов имеют право только на две. Интересно, что и в других странах Востока зонт входил в число знаков отличия высокопоставленных чиновников. Зонт был (и остается сейчас, если я не ошибаюсь) одной из эмблем царского достоинства повсюду: в Индии, в Персии, в Аравии и в той части огромного африканского континента, которую населяют последователи лжепророка Мекки. Когда Рим диктовал всему миру свои законы, зонтом пользовались египетские владыки, поскольку Марка Антония порицали за то, что он объединил римских орлов с парадными зонтами несчастной Клеопатры: «В военном стане солнце / Видит зонт (о стыд!)» <99> .

Простому народу не разрешается пользоваться шелковыми или суконными зонтами – он должен довольствоваться зонтиками, сделанными из промасленной бумаги. Здесь, как и в других случаях, законами о роскоши пренебрегают, поскольку нередко на улицах китайских городов встречаются люди с шелковыми и суконными зонтиками в руках. Иногда красные шелковые зонты дарят пользующимся известностью чиновникам.

В отличие от нашей страны в Китае трость по сравнению с зонтом значит куда меньше. Но это не стало препятствием для законодателей, и закон о роскоши специально регулирует использование тростей. Согласно некоторым китайским авторам, впервые трости появились еще в 2357 году до Р. X. Другие считают, что трости ввели в употребление во время правления У-вана, императора династии Чжоу, воцарившегося в 1122 году до Р. X. Об использовании тростей во времена У-вана свидетельствует упоминание о том, как тогдашний князь Чжоу-гун применил трость, наказывая своего сына за неучтивость. В то время тростями пользовались все классы общества, но по какой-то причине ими запретили пользоваться всем, кроме людей старше пятидесяти лет. Закон о тростях оказался весьма замысловатым. Согласно ему, люди в возрасте от пятидесяти до шестидесяти лет могли опираться на трость, только передвигаясь по собственному дому и приусадебному участку! Людям в возрасте от шестидесяти до семидесяти лет разрешалось пользоваться тростью на улицах города или деревни, в которых они жили; и только старикам старше восьмидесяти лет можно было ходить с тростью где угодно. Во время Поздней династии Лян в 903 году был издан указ, разрешающий всем пожилым и немощным пользоваться тростями. В заключение можно заметить, что в настоящее время в Китае придерживаются некоторых законов о роскоши, во многом напоминающих кодекс Залевка – знаменитого законодателя Локриды. Например, существует закон, согласно которому порядочная девушка из простонародья не имеет права одеваться так же, как знатные модницы. Но девицам непорядочным это разрешается. Так и в Локриде головорез мог носить золотое кольцо, которое было запретно для честного человека; и вот в Китае все проститутки в больших и малых городах носят золотые браслеты, вышитые платья и красятся, как добродетельные матроны из высших слоев общества.