Реставраторы капитализма в России создали преступную систему

Реставрация капитализма в России вот уже 25-й год совершает одно из самых главных и самых страшных преступлений против человека и человечности. Она разрушает тысячелетнее представление о труде как источнике существования личности.

Это правда, что в изобилии наш трудовой народ не жил не то что в царской России, но и при Советской власти: обществу Великого Октября не хватило времени для развития производительных сил, способных создать изобилие жизненно необходимых товаров и услуг. Образ жизни в рабоче-крестьянском государстве был достойным, но скромным. Народная мудрость даже выработала свои формулы для характеристики нижней границы такой жизни. Самая распространённая из них: "Живут от получки до получки". Она означает, что у человека, имеющего постоянное рабочее место и получающего без каких-либо задержек зарплату, нет никаких накоплений. Что касается низшей ступени благополучия человека, то ей народ тоже нашёл в своё время ёмкое определение: "Он едва сводит концы с концами". Реставрация капитализма породила принципиально новую ситуацию: в стране появились миллионы работающих россиян, которые систематически не могут, не в состоянии свести концы с концами. Иначе говоря, для них общественно полезный труд не выполняет функцию полноценного источника средств существования.

Бедность на весах Росстата

Недавно Росстат обнародовал результаты своего исследования "Социально-экономические индикаторы бедности ". В нём ключевое понятие — "малоимущие", то есть живущие ниже установленной государством границы бедности. Их в сегодняшней России, по официальным данным государственной статистики, минимум 25 миллионов человек. Это легко проверить. В своеобразной пояснительной записке к исследованию Росстат указывает, что "в качестве черты или границы бедности в России используется величина прожиточного минимума". С 1 января 2015 года правительство РФ определило эту черту для трудоспособного населения на уровне 10404 рубля (во II квартале из-за высокой инфляции оно подняло её до 10792 рублей). Среднедушевые доходы, не превышающие 10 тысяч рублей, по данным авторов исследования, имеют 17,5% россиян. Зная численность населения, нетрудно подсчитать, сколько в стране бедняков: 25,14 миллиона человек.

Фактически бедных в РФ, конечно же, куда больше 25 миллионов. Дело в том, что в 1992 году, как только после августовского контрреволюционного переворота в России началось возрождение капиталистического жизнеустройства, правительством был установлен прямо-таки бесчеловечный прожиточный минимум. Методология и методика его расчёта остаюся неизменными до сих пор.

В пояснительной записке Росстат констатирует: "При формировании минимального набора продуктов питания используются нормы физиологических потребностей (выделено мной. — В.Т.) в пищевых веществах для трудоспособного населения, пенсионеров и детей… " Обратите внимание: нормы минимального набора продуктов питания свободных граждан "демократической России" ничем не отличаются от норм питания лиц, отбывающих наказание за совершённые преступления по приговору суда: "Пищевые продукты должны удовлетворять физиологические потребности (выделено мной. — В.Т.) человека в необходимых веществах и энергии, соответствовать обязательным требованиям нормативных документов ". Основными принципами формирования набора непродовольственных товаров в нынешней России, по признанию Росстата, являются "сложившийся уровень обеспечения непродовольственными товарами малоимущих семей; минимальная обновляемость, минимальное разнообразие, низкая розничная цена, доступность непродовольственных товаров".

Как мы видим, освящённый законами гуманизм российского государства реставрации капитализма прямо-таки поражает своим масштабом… людоедства. Неудивительно, что за последние 20 лет смертность в РФ более чем на 18 миллионов человек превысила рождаемость.

Однако, по данным социологов РАН, малоимущие ("бедные по доходам") составляют только половину современной российской бедноты: ещё такой же массив социально ущемлённых граждан РФ составляют "бедные по лишениям". Но государственная статистика их не замечает. Поскольку сегодня предметом нашего осмысления является исследование Росстата "Социально-экономические индикаторы бедности ", то мы вынуждены ограничиться лишь данными о "бедных по доходам".

Само понятие "прожиточный минимум" — это достояние реставрации капитализма. Оно потребовалось по многим причинам, порождённым буржуазным жизнеустройством. Назовём самые существенные. Во-первых, дикий рост поляризации населения. В советскую пору, например, в 1985 году, доходы 10% самых обеспеченных граждан страны были в 4,5 раза выше доходов 10% самой бедной части населения (отечественные певцы капиталистического жизнеустройства объявили такое положение "уравниловкой"). Но уже в 1992 году этот показатель (коэффициент фондов) подскочил до 8-кратного разрыва. В 1995-м различие в доходах 10-процентных групп богатых и бедных достигло уже 13,5 раза, а в последние десять лет оно не опускается ниже 16 раз. Таковы официальные данные Росстата, а по мнению многих учёных институтов РАН социально-экономического профиля, этот показатель в современной России равен как минимум 23.

Во-вторых, беспощадная эксплуатация труда капиталом проявляется прежде всего в стремлении собственников постоянно сокращать уровень оплаты труда наёмных рабочих. "Наше" государство, обслуживающее интересы прежде всего эксплуататоров, пошло на чудовищный шаг: оно определило минимальный размер оплаты труда (МРОТ) значительно ниже установленного им же прожиточного минимума. Сегодня считается вполне законным, когда предприниматель платит наёмному работнику хотя бы 5965 рублей в месяц. Это — меньше 55,3% прожиточного (физиологического) минимума, дарованного щедротами правительства Путина—Медведева.

В-третьих, при таких социальных порядках власть вынуждена лицемерно делать вид, что она заботится о "народосбережении".

Живая арифметика потребления в СССР

В советской статистике и реальной жизни было другое понятие: "минимальный потребительский бюджет". От современного прожиточного минимума он кардинально отличался, во-первых, тем, что в мирное время в его основе лежал не физиологический принцип "лишь бы человек не умер", а социально-экономический, когда учитывалась стоимость условий, которые необходимы для воспроизводства способности человека к производительному высококачественному труду. Во-вторых, он отражал реальное потребление, а не кабинетные выкладки. Чтобы у читателя не возникало сомнений в том, что советский показатель не был кривым зеркалом истинного положения дел, воспользуемся документом, составленным лицами, которых невозможно заподозрить в симпатиях к советской системе. Наоборот, программа "500 дней" создавалась в качестве отбойного молотка для разрушения социалистического строя в нашей стране.

В подготовленной в 1990 году работе "Переход к рынку. Концепция и программа", не предназначенной для массового читателя, С. Шаталин, Е. Ясин, Г. Явлинский и их единомышленники-подельники предлагали в качестве эталона потребления в рыночном обществе "минимальный потребительский бюджет мужчины трудоспособного возраста", который был рассчитан министерством труда СССР по итогам 1987 года. В нём сообщалось о фактическом потреблении 54,8 килограмма мяса и мясопродуктов, 21 килограмма рыбы, 184,3 килограмма молока (без учёта сметаны, творога, сыра и других молокопродуктов), 183 яиц и т. д. В сумме этот минимальный расчёт включал продукты 75 наименований. Предусматривались в нём отдельной строкой и расходы на общественное питание.

И вот при таком качественном потреблении месячные расходы на питание составляли… 50 рублей 61 копейку. Повторю: при средней зарплате в РСФСР в 1987 году в 235,2 рубля расходы на питание равнялись 50,61 рубля, то есть на питание уходил 21,1% заработной платы рабочего. Кстати, потребление молока, мяса и рыбы было близко к научно обоснованным медицинским нормам, но не дотягивало до них. Капиталистические сирены с учёными степенями по экономике рассматривали эти достигнутые показатели как благоприятные стартовые условия для победного перехода к рынку в России.

Трагедия полного воцарения капитализма в нашей стране состоялась в августе 1991 года. Следующий год начался с преступления, известного как "шоковая терапия". В результате 33,5% соотечественников (это 50,2 миллиона человек) одномоментно оказались ниже черты бедности. Шок для трудового народа был не только психологическим, но и сугубо экономическим. Удар (шок в переводе на русский язык "удар") навязанного стране нового порядка (капитализма) весьма напоминал начало социального геноцида.

Конечно, хулители советского социализма тут же бессовестно заявят (Е. Гайдар и его буржуйская команда это делали неоднократно), что "шоковая терапия" спасла страну от голода. Но вот официальные данные покупательной способности месячных среднедушевых доходов населения РСФСР/РФ (см. табл. 1).

Таблица 1

Покупательная способность среднедушевых доходов населения в 1992—2000 гг.

1990 1992 2000

Говядина, кг 68 45 40,6

Молоко, л 717 514 313

Яйца, шт. 1955 1358 1371

Рыба свежая, кг 205 104 76,2

Сахар 239 72 160,7

Масло растительное 126 74 90,6

Масло животное 61 22 35,3

Картофель 500 221 399

Надо заметить, что сведения о покупательной способности доходов, публикуемые в 1990-е годы Росстатом, подобны средней температуре по больнице: у 10% наиболее обеспеченных граждан они как минимум в 10 раз выше, чем у 10% самых бедных россиян. Но здесь важнее иметь в виду другое: снижение покупательной способности доходов, которое зафиксировала в 1990-е годы официальная статистика, не оставляет сомнений в том, что реставрация капитализма принесла обнищание миллионам наших соотечественников. Причём она сразу же "осчастливила" россиян не только относительным, но и абсолютным обнищанием.

Явь абсолютного обнищания

Относительное обнищание трудящихся может иметь место при сохранении покупательной способности их доходов, основу которых у наёмного работника составляет, как правило, зарплата. Оно связано с объективным ростом потребностей, изменяющихся под влиянием роста эксплуатации труда (растёт потребность в средствах, необходимых на восстановление рабочей силы), с усложнением обслуживаемой техники (растёт потребность в расходах на повышение квалификации) и т. д.

Абсолютное обнищание трудящихся представляет собой ухудшение их материального положения в связи с падением оплаты труда, ростом инфляции и другими факторами, снижающими абсолютные показатели уровня жизни населения. Стоит иметь в виду, что абсолютное обнищание может быть как выше черты бедности, так и ниже её. Родовой чертой реставрации капитализма является такое абсолютное обнищание населения, которое превращает миллионы трудящихся в малоимущих, в бедняков, чьи доходы оказались ниже установленного буржуазным государством прожиточного минимума. Это прекрасно видно из официальных данных государственной статистики (см. табл. 2).

Таблица 2

Численность и доля бедных в условиях реставрации капитализма в России в 1992—2000 гг.

1992 1993 1995 1997 1999 2000

Численность населения

с денежными доходами ниже

величины прожиточного

минимума, млн. чел. 49,3 46,9 36,6 30,7 41,6 42,3

В процентах от общей

численности населения 33,5 31,5 24,7 20,8 28,4 29,0

Характеризуя капитализм, который сложился в стране после буржуазной контрреволюции 1991 года, прошлогодний октябрьский пленум ЦК КПРФ указал на его регрессивный и паразитический, олигархический и компрадорский характер. Ввергая население России в нищету, господствующий класс убедительно демонстрировал регрессивные и паразитические черты навязываемого им жизнеустройства. В то же время надо иметь в виду, что отмеченные пленумом ЦК партии признаки современного российского капитализма существуют не изолированно, а в тесной взаимосвязи, и их взаимопереходы и переливы отражаются прежде всего на положении населения, абсолютное большинство которого попало под пресс сверхэксплуатации независимо от особенностей своего профессионального, квалификационного, отраслевого, поселенческого положения.

Компрадорский, паразитический и олигархический характер реставрированного капитализма с неизбежностью отразился на деформации отраслевой структуры экономики, разрушении прежних кооперативных и организационных связей и вылился в массовую деградацию производства. Использование производственных мощностей в 1990-е годы сократилось более чем на 40%, а производство упало в два раза. Это привело к взрывному скачку армии "лишних людей". Причём для нового правящего класса и сколоченного им государства "лишними" оказались не только безработные, но и пенсионеры. Именно в первой половине 1990-х некоторые члены правительств Ельцина — Гайдара, а потом Черномырдина публично заявляли о желании скорейшего вымирания всего поколения ветеранов.

Деградация капитализма, начавшаяся с первых же дней его реставрации, привела к концентрации бедности и нищеты в традиционных социально уязвимых социальных группах. Вот данные Росстата. В 1997 году 63,5% домохозяйств, относящихся к категории малоимущих, представляли собою семьи, в которых были дети несовершеннолетнего возраста. В категорию малоимущих попали также 15% семей, в которых были безработные и (или) неработающие пенсионеры. К 1999 году социально уязвимыми остались те же категории населения. Но при этом доля семей с безработными и неработающими пенсионерами достигла 18,5% среди всех малоимущих, но доля семей с малолетними детьми в армии бедноты сократилась до 55%.

Иначе говоря, в конце 1990-х годов бедность в России на три четверти формировалась за счёт безработных и экономически неактивного населения. Этот процесс углублялся, и в начале 2000-х привёл к тому, что в официальной статистике появилось новое понятие: крайне бедное население. К нему относилась та часть граждан, которые имели доход, в два и более раза меньший, чем установленный прожиточный минимум. Такой доход имели чаще всего пенсионеры. Действительно, в 2000 году, по данным Росстата, минимальный размер пенсий по старости составлял 15—16% от прожиточного минимума. Даже после вынужденной компенсации доход пенсионера всё равно не дотягивал до половины прожиточного минимума. Это было воистину крайне бедное население.

Атака капитала на труд и труженика

С трудом пережив тяжёлые и крайне подлые 1990-е, теряя миллионы соотечественников, Россия после десятилетия плутаний среди топи и бурелома капитализма вроде бы вышла на солнечную поляну. Золотой дождь нефтяных доходов, казалось бы, давал возможность "путинскому" государству рассчитаться с долгами хотя бы перед беднейшей частью своего народа. Но капитализм перестал бы быть самим собой, если бы поступил таким образом. Наоборот, буржуазное государство продолжало наглое наступление на интересы малоимущих.

По инициативе президента РФ В. Путина в Российской Федерации прогрессивная шкала подоходных налогов с физических лиц была заменена регрессивной шкалой налогообложения. Обычно это новшество сводят к "плоской" шкале налогов с заработной платы. Но ещё большее социальное свинство государства толстосумов проявилось в том, что налог с доходов от предпринимательской деятельности и с частной собственности физических лиц был установлен в 6 (шесть!) %. Потребовалось несколько лет немалых усилий фракции КПРФ в Государственной думе, чтобы поднять его хотя бы до 9%.

В 2004 году буржуазная власть, осыпаемая дождём нефтедолларов, пошла на ещё одну подлость: правительство протащило через парламент Федеральный закон № 122, более известный как "закон о монетизации льгот". Натуральные льготы, которые ельцинские правительства устанавливали в качестве "компенсаций" к откровенно нищенским пенсиям, Кремль и "Белый дом" решили частью ликвидировать, частью — перевести в денежную форму. Это вызвало массовый протест ветеранов. И тогда правительство, в ушах которого порой отдавалось эхо стука шахтёрских касок у памятника революционерам Красной Пресни возле Горбатого моста, было вынуждено не только пойти на попятную, но и попытаться подкупить старшее поколение россиян. Тоненькая струйка от нефтедолларового дождя была перенаправлена в Пенсионный фонд.

Если ещё в 2005—2006 годах средний размер месячной пенсии оставался ниже прожиточного минимума пенсионеров, то с 2007 года он стабильно поддерживался на уровне, превышающем черту бедности (в 2011—2014 годах средняя пенсия примерно на две трети превышала прожиточный минимум). В результате президент и "партия власти" серьёзно расширили свою электоральную базу.

Но наивно допустить, будто толстосумы последовали детскому призыву "делиться", которым одно время их раздражал министр финансов РФ А. Лившиц. Эти дети реставрации капитализма на такое не способны. Класс капиталистов многократно компенсировал потери, связанные с преодолением формальной бедности пенсионеров, тем, что стал миллионами вгонять в нищету рабочий класс.

Подтверждение этому утверждению мы легко найдём в материалах Росстата. Начиная с 2010 года среди малоимущего населения примерно две трети (не менее 65% ежегодно) составляет экономически активное население. Более того, с 2011 года малоимущее население не менее чем на 63% "рекрутируется" из тех, кто имеет постоянное место работы и регулярно получает заработную плату.

Преступление против человечности

А теперь вновь обратимся к недавно опубликованному исследованию Росстата "Социально-экономические индикаторы бедности ". Итак, общая численность соотечественников, чьи доходы ниже прожиточного минимума, равна 25,14 миллиона человек. В эту цифру включены дети в возрасте до 16 лет, то есть та часть общества, которой даже существующий закон ставит барьер для постоянного участия в трудовой деятельности. Во-первых, в РФ является обязательным основное (неполное) среднее (9-летнее) образование, завершение которого приходится на 16-летний возраст, во-вторых, Трудовой кодекс фактически сохраняет запрет на наёмный детский труд. Но на детей до 16 лет приходится 28,7% малоимущих. Это — 6,42 миллиона человек, растущих в семьях "официальных" бедняков. Таким образом, почти каждый четвёртый ребёнок живёт в капиталистической России в бедности. За четверть века после буржуазной контрреволюции у четверти поколения, не достигшего 16 лет, бедность стала наследственной! Это ли не позор социального строя, покоящегося на всевластии частной собственности!

Продолжим, однако, наши подсчёты. По данным исследования Росстата, 63% малоимущих в 2014 году были заняты в экономике. Это 17,7 миллиона человек. В исследовании нет никакой информации о характере их занятий. Но в 2013 году Институтом социологии РАН было проведено масштабное исследование "Бедность и бедные в России". Оно позволяет уверенно утверждать, что малоимущие — это наёмные работники физического и умственного труда, иначе говоря, пролетариат. Более того, это фабрично-заводские рабочие и конторский пролетариат, то есть трудящиеся, которые больше всего подвергаются эксплуатации со стороны работодателей. Таким образом, получается, что в современной России из всего взрослого малоимущего населения 94,66% приходится на пролетарские слои общества.

Вот и выходит, что реставрация капитализма в России XXI века сделала явью не только абсолютное обнищание трудящихся. Она ещё довела масштаб этого обнищания до нижней точки: именно среди населения, занятого трудовой деятельностью, имеющего постоянное место работы, получающего регулярно заработную плату, капиталистическая система сделала массовым явлением бедность и нищету. Причём критерий бедности самый бесчеловечный: физиологическое выживание.

Поскольку этот критерий сохраняется правящим режимом вполне осознанно, то необходимо признать, что российское государство реставрации капитализма целенаправленно формирует установку на дискредитацию трудовой деятельности. Для этого используются не только средства духовного оскопления труда, но и вся мощь экономических инструментов. Трудно найти здравомыслие в таком поведении буржуазного класса и созданного им и служащего ему государства. Ведь процесс создания прибыли собственнику предполагает такую рабочую силу, которая должна видеть в своём труде как минимум источник своего существования.

Остаётся предположить одно: поскольку труд в СССР был "делом чести, славы, доблести и геройства" (И.В. Сталин), то, стремясь выжечь дотла из окружающей действительности все социалистические принципы и начала, реставрация капитализма готова рубить сук, на который ей удалось взгромоздиться. Поэтому она разрушает всякую ценность труда. Такую политику мало назвать регрессивной. Это самое настоящее преступление против человечности.

Поэтому трудно найти оправдание тем политическим силам, которые способны всячески поддерживать современный античеловечный режим реставрации капитализма.