Изучая национальный характер народов Дальнего Востока, приходишь к выводу, что они не склонны проводить четкие границы между религией, философией, наукой, а также между кулинарией и медициной. Традиционные способы приготовления пищи и методы врачевания в Китае и Японии всегда были связаны друг с другом и с религиозной философией народов Восточной Азии.

В частности, даосизм - учение о дао (буквально "о пути", то есть о естественном ходе возникновения, развития и исчезновения всех вещей) уделяет немало внимания как проблемам питания, так и лечения.

Болезнь - нарушение баланса

По мнению последователей даосизма, любая болезнь представляет собой нарушение естественного баланса в организме. Поэтому задача лекаря - не в том, чтобы устранять симптомы болезни, а в том, чтобы помочь организму восстановить утраченный баланс. То есть где-то что-то простимулировать, а где-то притормозить. Здоровый же образ жизни призван такой баланс постоянно сохранять.

Среди лекарей традиционной медицины в Китае или Японии много крепких, сухощавых старцев. Я не раз спрашивал их, с помощью какой диеты им удается сохранять такую завидную физическую форму, быть бодрыми и трудоспособными, даже когда им за восемьдесят лет. В ответ меня призывали считать диетой сам образ жизни.

Азиатская диета имеет очевидные отличия от западно-европейской. В Восточной Азии едят меньше мяса, животных жиров и молочных продуктов, чем в Западной Европе и Северной Америке. Зато потребляют больше овощей, растительного масла, рыбы и море продуктов. Вместо дрожжевого хлеба едят необработанное зерно (рис). Отдают предпочтение не привозным, а местным продуктам. Поэтому повальное увлечение так называемой "быстрой пищей" имело на Дальнем Востоке плачевные последствия.

"Гамбургеры" на Окинаве

Итак, диета для китайца или японца - это прежде всего верность традиционному рациону. Если же понимать под диетой запрет на какие-то кушанья или продукты (например, отказ от мучного или сладкого с целью похудеть), то восточная медицина относится к такому категорическому воздержанию отрицательно.

Сердце не станет более сильным, если перестать его напрягать. Оно, наоборот, ослабнет. Сердце надо тренировать, давая ему то нагрузку, то отдых. Это также относится к пищеварению и обмену веществ. Кратковременное воздержание от пищи надо чередовать с полным насыщением и даже с перееданием.

Лучшая схема такова. Дважды в месяц - в день новолуния и в день полнолуния - вообще ничего не есть, только пить минеральную воду или отвар шиповника. Зато каждую неделю, то есть раза четыре в месяц, можно устраивать себе пиршество, наедаясь вволю всего, что душа пожелает. В остальные же дни придерживаться разумного самоограничения, стараясь есть преимущественно местные и сезонные продукты.

Именно так можно сохранять стабильный вес и моложавую фигуру. Честно говоря, вторая часть данного рецепта у меня получается лучше, нежели первая. Но в целом к восьмидесятипятилетию я пришел с таким же соотношением роста и веса, какое имел тридцатилетним. Это дает мне моральное право рассказывать о восточных методах воздержания.

Хочется дать несколько полезных для здоровья советов. связанных с кулинарией Дальнего Востока. Во-первых, постараться забыть о поваренной соли. Кушанья подсаливают соевым соусом. Им можно пользоваться и при приготовлении наших обычных блюд. Например, если полить соевым соусом свиную отбивную или куриную грудку, то через пару часов мясо станет гораздо нежнее и солить его не будет нужды.

Традиционный китайский завтрак вряд ли порадовал бы иностранца. Это рисовый отвар без соли или сахара. Диетологи подтвердили, что такая привычка помогает выводить из организма тяжелые металлы и другие вредные вещества. Есть и другие способы самоочищения. Например, дважды в год проводить двухнедельный курс лечения чесноком. Съедать по дольке его за час до завтрака и через час после ужина. Летом полезно в течение месяца дважды в день есть дыню: за два часа до и через два часа после обеда. А также еженедельно устраивать себе разгрузочный день - есть до отвала арбузы. но больше не брать в рот ничего.

Другой гигиенический совет касается восточного варианта утренней зарядки, родившегося в тибетских монастырях. В любое время года монах босиком отправляется за водой и наполняет свой кувшин, делая при этом сто восемь шагов по каменистому дну холодного горного ручья. Это дает организму заряд бодрости, ибо именно в стопах находятся важнейшие нервные окончания.

Я проделываю эту процедуру и в Москве. Гибкий шланг нужно положить в ванну подальше от стока и пустить по нему холодную воду, по которой и надо шлепать босыми ступнями.

Оптимальное сочетание возрастов

Важное слагаемое долголетия - здоровая половая жизнь. Дальневосточная медицина придает большое значение физиологической совместимости партнеров, которое зависит от оптимального сочетания их возрастов. По традиционной у китайцев и японцев формуле считается, что возраст мужчины нужно разделить пополам и прибавить восемь.

Двадцатилетнему мужчине лучше соответствует партнерша восемнадцати лет, сорокалетнему - двадцати восьми. Признаюсь, что с некоторых пор эти вычисления как-то перестали меня радовать. Но оказалось, что после шестидесяти лет цифру восемь надо не прибавлять, а вычитать. И тогда мои сомнения в разумности формулы вновь рассеялись.

Китайские и японские геронтологи полагают, что поздние браки лучше ранних. После родов в шестнадцать - восемнадцать лет женщина преждевременно стареет. Тогда как впервые став матерью после тридцати, она не только в наибольшей степени ощущает омоложение, но и дольше живет.

Восточная медицина считает секс, в том числе и в пожилом возрасте, путем к долголетию. Однако, допуская разницу в годах, китайские и японские врачи делают существенную оговорку. Интимная близость пожилого мужчины с молодой женщиной (или наоборот) благотворна лишь при искреннем взаимном влечении обоих партнеров. Если же хотя бы один из них это чувство имитирует, то запас своей жизненной силы невосполнимо сокращают оба.

Наконец, важным слагаемым долголетия в Восточной Азии считается оптимистический взгляд на мир, порожденный любовью и уважением близких. По мнению дальневосточных геронтологов, в старости психическое здоровье даже важнее физического. А в семьях, где по конфуцианской традиции живут "три поколения под одной крышей", старики имеют не только лучшую комнату и главное место за столом, но и окружены всеобщим почитанием. Именно востребованность их жизненного опыта рождает то светлое мироощущение, которое отличает китайского и японского долгожителя.

"Российская газета" - Неделя №5926 (253)