"ООН в России" публикует выдержки из интервью Специального представителя Генерального Директора ВОЗ в России д-ра Микко ВИЕНОНЕНА "Бизнес-Известиям"

- Чем занимается ВОЗ в России?

Наша задача - в тесном сотрудничестве с Минздравом России, нашими партнерами " регионах проводить в жизнь программы в области здравоохранения, разработанные Европейским региональным бюро ВОЗ в Копенгагене и штаб-квартирой ВОЗ в Женеве. В 2001 году ВОЗ направила в Россию около 5 миллионов долларов. Большинство средств ушло на программу борьбы с туберкулезом и на гуманитарную помощь Северному Кавказу (Ингушетия и Чечня). Однако я должен напомнить, что ВОЗ не донорская организация. Нашей основной задачей является передача знаний российским специалистам и внедрение новейших "ноу-хау" в российскую систему здравоохранения.

Как и многие другие организации ООН, ВОЗ участвует в программе борьбы с ВИЧ/СПИДом и развития здорового образа жизни. Нездоровое питание является одной из главных причин заболеваемости в России. Здесь очень многое зависит от государства. Например, универсальное йодирование соли находилось под контролем государства в бывшем СССР. Сейчас это серьезная проблема, поскольку нейодированная соль может свободно продаваться повсюду; кроме того, она дешевле. У детей, не получающих йод в достаточном количестве, происходит отставание в умственном развитии. У взрослых от дефицита йода развивается зоб. Вместе с ЮНИСЕФ мы пытаемся провести в жизнь закон, обязывающий иодировать всю пищевую соль. Одновременно мы должны помнить, что соль не является "здоровым продуктом", поскольку чрезмерное потребление соли также создает проблемы со здоровьем, но небольшое количество йодированной соли вполне допустимо.

- Что, по мнению специалистов ВОЗ, в первую очередь губит россиян?

Врагом номер один является курение. В России курят 60% мужчин и 20% женщин. Разве они не понимают, что губят себя и окружающих их людей, которые подвергаются пассивному курению? Дело в том, что никотин вызывает сильное привыкание и люди не могут бросить курить, даже если многие из них этого захотят. Поэтому очень важно защитить молодых людей от желания начать курить под воздействием своих товарищей. Лишь незначительное количество взрослых людей начинает курить. Можно подсчитать, что от табака и связанных с ним сердечно-сосудистых заболеваний и рака легких ежедневно преждевременно умирает 700 россиян. Многие из них сравнительно молоды, в возрасте сорока-пятидесяти лет.

- По данным Госдумы от алкоголя у нас умирает в год до 100 тысяч человек. Что Вы думаете по этому поводу?

Просто чудовищная цифра! Возможно, она даже приуменьшена. Алкоголь является вторым убийцей. При этом следует отметить, что нет прямой взаимосвязи между смертностью от алкоголя и качеством водки, если мы не имеем в виду отравление метанолом. Водка высшего качества - "Столичная" или "Абсолют" - может быть так же опасна, как "самогон", если ее употреблять в больших количествах и слишком часто. Многие люди выпивают в день бутылку водки или даже больше, что может со временем нанести вред их сердцу, печени, головному мозгу или гормональной системе. Похоже, люди не знают, что алкоголь является растворителем и постепенно растворяет мозговую ткань.

Но я бы не стал пропагандировать полное запрещение алкоголя или введение "сухого закона", поскольку это нигде не имело успеха. ВОЗ рекомендует контролировать рекламу алкоголя, ввести запрещение на продажу алкогольной продукции лицам моложе 18 лет, проводить ценовую и налоговую политику, устанавливающую довольно высокие цены на алкогольную продукцию, включая пиво, организовать просвещение населения о безопасном использовании алкоголя, а также обеспечить легкий доступ к медицинским услугам для лечения тех, кто уже пристрастился к алкоголю.

- Что Вы думаете по поводу других факторов риска в России сегодня?

На третье место по смертности в России я бы поставил "болезнь нищеты", как называют туберкулез. Ежегодно он уносит жизни 30 тысяч человек. Сегодня никто не должен умирать от туберкулеза, поскольку существуют эффективные и относительно недорогие лекарственные препараты. Когда я приехал в Россию четыре года назад, стоимость лекарств на курс лечения продолжительностью 6-8 месяцев для одного больного составляла 80 долларов США. А вы знаете, сколько это стоит сейчас? Всего 20 долларов! Проект ВОЗ по борьбе с туберкулезом в России отказался платить за лекарства выше цен, установленных на мировом рынке - в результате цены упали. Это действие рыночной экономики.

ВИЧ/СПИД является другой большой проблемой в России. По официальным данным в начале 2003 года насчитывалось свыше 200 тысяч ВИЧ-инфицированных. Но эксперты считают, что реальное количество ВИЧ-инфицированных в стране в четыре-пять раз больше. Все эти люди, в основном молодые, возможно, умрут в течение 10 лет, особенно если нет лекарств. Наркомания и совместное использование шприцев наркоманами является основным источником ВИЧ-инфекции и причиной "чумы нашего века", поражающей все больше и больше несчастных. ВИЧ-инфекция также.все больше передается путем гетеросексуальных контактов, которые вскоре могут вызвать вторую волну эпидемии.

ВИЧ отличается от туберкулеза тем, что туберкулезом можно заразиться случайно, скажем, в метро от сильно больного человека. Лишь за некоторым исключением (при заражении от матери к ребенку или при переливании крови) заболевание ВИЧ-инфекцией может быть предотвращено поведением самого человека, например, путем обязательного использования презерватива при случайных половых контактах, а также при обязательном использовании чистых шприцев для введения наркотиков. К сожалению, молодые считают, что любовь с презервативом дает не те ощущения ("нюхать цветок через противогаз" - говорят они). Все же это - настоящая "русская рулетка". Если они подхватили ВИЧ-инфекцию, практически невозможно вылечить их от вируса. Тем не менее следует отметить, что современная медицина способна многое сделать, чтобы продлить их жизнь и улучшить их состояние. Стоимость антиретровирусных препаратов для лечения одного больного составляет 10 тысяч долларов в год. В России лишь немногие могут позволить себе такое лечение. Правительство также не имеет достаточных средств. Но даже в этих условиях правительства многих стран совместными усилиями с ВОЗ, Всемирным Банком, ЮНЭЙДС и другими организациями смогли договориться и снизить цены до уровня 2 тысяч долларов в год, позволив, таким образом, значительно большему количеству людей получить лечение.

- Какова ситуация в секторе здравоохранения в России? Иначе говоря, каков уровень услуг в области здравоохранения по сравнению с другими странами?

Такой "рейтинг" систем здравоохранения впервые был составлен в 2000 году и опубликован в Докладе ВОЗ о состоянии здравоохранения в мире. 191 страна-участница ВОЗ включена в этот список, где Россия занимает 130-е место наряду с Бразилией, Боливией, Гайяной и Перу. По сравнению с Россией ситуация хуже в Гондурасе, Судане, Буркина Фасо, Киргизии, Туркменистане и Таджикистане. Первые места в этом рейтинге занимают Франция, Италия и Сан-Марино. Причиной такого низкого рейтинга России является очень низкий уровень продолжительности жизни и отсутствие доступа к медицинскому обслуживания для малообеспеченных людей.

- В чем, на Ваш взгляд, структурные недостатки российского здравоохранения?

Я не хотел бы брать на себя роль судьи или говорить от имени ВОЗ. Идеальной системы здравоохранения не существует, но можно определить важные принципы, которые должна выполнять система здравоохранения. Могу поделиться с Вами своими собственными взглядами.

Исторически сложилось, что в России существует не одна, а несколько систем здравоохранения, которые я называю "параллельными". Больницы для политической элиты, правительственных чиновников, работников Министерства путей сообщения, Академии наук и т.д. Нигде в мире, кроме стран бывшего СССР, не существует таких параллельных систем, финансируемых из общественных фондов. Все они должны быть объединены и работать более эффективно для обслуживания всего населения. В странах, где существует только частная система здравоохранения, больницы и поликлиники конкурируют между собой, но в этом случае рыночная конкуренция ограничивает избыток предлагаемых услуг. В некоторых странах Европы нет даже ведомственных госпиталей Министерства обороны и военные используют нормальные общие системы здравоохранения. Это дешевле для военных и для налогоплательщиков.

Другая проблема заключается в том, что в России не развита система укрепления здоровья и профилактики заболеваний. Здесь принято считать, что регулярной диспансеризации и лечения в санатории вполне достаточно. Остальные европейские страны давно поняли, что такие меры имеют весьма ограниченное воздействие.

Например, наблюдение за нормальным развитием детей и поддержка родителей для содействия. их нормальному росту является важным фактором, но вскрытие заболеваний в целом должно проводиться лишь когда имеется четкая политика о том, что надо делать, если обнаружено какое-то отклонение. В настоящее время в России проводится всеобщая диспансеризация детей в возрасте до 18 лет, но мне непонятно, каким образом ее результаты смогут улучшить здоровье этих детей. Похоже, посещение врача по-прежнему остается ритуальным.

Как и повсюду, медицинский истэблишмент в России остается довольно консервативным. Новые методики лечения туберкулеза, рака, сердечно-сосудистых и других заболеваний, разработанные ведущими специалистами в мире, часто встречаются оппозиционно и с подозрением. Отношение таково, что все остальные в мире не могут дать полезных советов к методам лечения, разработанным здесь. Но это должно рассматриваться с двух сторон. Если в России есть более эффективные методы лечения заболевания, другие страны должны также взять их на вооружение. Суть в том, что независимо от того, какая методология используется, она должна быть доказательной и научно обоснованной по отношению к другим методам лечения. "Доказательная медицина", как сравнительно новая концепция, только начинает внедряться в сознание российской медицинской науки. ВОЗ содействует внедрению доказательных методов лечения, но инструкции ВОЗ носят рекомендательный характер и не являются обязательными.

- Какие у вас связи с нашим Министерством здравоохранения?

У нас теплые, тесные отношения. Мы коллеги и наши контакты имеют не только "ежедневный", а "ежечасный" характер. Мне кажется, что министр Юрий Шевченко и другие сотрудники понимают, что ВОЗ может во многом помочь. Как-никак Россия с 1948 года является одной из первых стран-участниц ВОЗ и принимает участие в процессе принятия решений.

- Хотелось бы затронуть проблему частных клиник и лекарств. Например, в одной такой клинике обнаружили хламидиоз у пожилой женщины и прописали ей массу лекарсте. Дали и адрес аптеки, в которой их надо купить. А в государственной клинике выяснилось, что никакого хламидиоза у нее нет!

Вряд ли можно делать выводы на основании единственного случая, где детали малоизвестны. Например, если больная уже приняла одну таблетку прописанного ей антибиотика, то хламидиоз уже мог и не быть обнаружен в ее новом анализе. С другой стороны, хламидиоз очень редко встречается у пожилых женщин, зато среди молодежи это довольно распространенная инфекция, передаваемая половым путем. Вообще, чем больше разрешено свободы и частных услуг - тем больше должно быть контроля для защиты пациентов. В конечном итоге, целью частного сектора является получение прибыли и в области медицинского обслуживания люди редко знают, что они покупают, являясь, таким образом, уязвимыми. Как известно, в России не очень хорошо организован контроль и наблюдение за частными клиниками и аптеками. Альянс, сложившийся между врачами и аптеками, о котором Вы говорите и который не должен быть разрешен, создает тенденцию к полипрагмазии (т.е. когда выписывается слишком много лекарств, очень дорогих и ненужных). Это способ повышения прибылей врачей и аптек. Употребление чрезмерного количества лекарственных средств не только бьет по карману пациента, но и часто наносит вред, поскольку все лекарства имеют побочные действия. Я знаю это по своему личному опыту. Часто я прошу людей показать мне предписания врача после посещения ими российской поликлиники. Многие лекарства, которые они получают, не имеют фармацевтической ценности согласно научной документации. Я советую им не принимать такие лекарства.

Между тем, ВОЗ очень много работала с лекарствами, которые нужны в обязательном порядке. В списке жизненно необходимых лекарств ВОЗ содержится около 350-ти генерических наименований. Всего-то! Используя этот набор лекарственных препаратов, можно очень эффективно и качественно лечить людей - конечно, при условии, что врачи смогут сначала установить правильный диагноз. Очевидно, не все эти лекарства дешевы, но многие из них вполне доступны. Использование генериков позволило бы правительству сэкономить огромные средства, ничего не потеряв при этом в качестве обслуживания.

А знаете, сколько сейчас лекарств зарегистрировано в России? Более 10 тысяч! Это не символ процветания, это набат неблагополучия! Фармацевтическим кампаниям было разрешено получать прибыль путем продажи лекарств, не обладающих бесспорным фармакологическим действием. Другим показателем отсутствия контроля и защиты потребителей является продажа фальшивых и бракованных лекарств.

Для сравнения: одна из самых процветающих стран мира с высоким качеством медицинского обслуживания - Норвегия имеет в аптеках 1000 видов лекарств, в Финляндии их немного больше - около 2000. Но это в стране, занимающей 11-ое место в упоминаемом мною рейтинге ВОЗ и Финляндии, занимающей 31-ое место в этом списке (позвольте напомнить, что Россия стоит на 131-м месте). Таким образом, количество имеющихся в наличии лекарственных препаратов не помогло России получить более качественную систему здравоохранения, пожалуй, даже наоборот. Только представьте себе, какое количество этих лекарств могут быть бесполезными и, возможно, даже вредными для здоровья. Добросовестным врачам, коих, уверен, в России подавляющее большинство, хотелось бы посоветовать почаще заглядывать в тот перечень из 350 препаратов, рекомендуемых ВОЗ, о котором я говорил.

- Д-р Виенонен, каково Ваше личное мнение о жизни в России?

Это уже четвертая зима, которую я провожу в России в качестве руководителя Офиса ВОЗ в Москве. Должен признать, что мне действительно нравится здесь жить и работать и я уже полюбил эту страну и ее богатую культуру. Имеется ощущение того, что я научился познавать и понимать людей. Для меня особая честь работать в России. Я всегда буду думать о России как о своем втором доме, куда мне хочется часто приезжать и после окончания срока моей работы здесь. К счастью, мой постоянный дом находится в Финляндии: так что Россия всегда рядом.

Д-р Микко ВИЕНОНЕН. "ООН в России", №1 (26) январь-февраль 2003 года