По данным ФАО ООН, треть всех произведенных продуктов питания выбрасывается в мусор

Екатерина Мереминская

Человечество нерационально использует находящиеся в его распоряжении продукты питания, говорится в докладе Организации по продовольствию и сельскому хозяйству ООН. В то время как 1 млрд людей голодают, 30% уже произведенного продовольствия выбрасывается.

Примерно 40% пищи, производимой в США, так никогда и не съедается людьми, сообщает исследование Организации по продовольствию и сельскому хозяйству (ФАО) ООН. В Европе ежегодно выбрасывается 100 млн тонн пищевых продуктов. «Если бы еда стоила как Ferrari, мы бы ее холили и лелеяли. Но пока огромные количества еды просто выбрасываются», — отмечает глава независимого союза советников ФАО ООН профессор Пер Пинстрап-Андерсен.

Подробнее:

Мы не должны молчать, когда жители Земли умирают от голода

В среднем в мире теряется или используется не по назначению около трети всех произведенных продуктов питания, или 1,3 млрд тонн в год. «Это непозволительная роскошь во времена, когда почти 1 млрд людей голодает», — отмечает ООН. Население Земли сейчас составляет более 7 млрд человек.

«Накормить мир можно было бы, всего лишь наполовину сократив потери или отходы», — сообщает ООН.

«Это (потери еды. — «Газета.Ru») также ведет к потерям трудовых, водных, энергетических, земельных и иных ресурсов, идущих на производство продовольствия», — предупреждают в ФАО.

Речь не о еде, оставленной на тарелке. Хотя и здесь масштаб потерь довольно велик. «Я, вероятно, выбрасываю продукты на £20 каждую неделю, — говорит жительница Великобритании Тара Шербрук, работающая мама двоих маленьких детей, которая старается не выбрасывать продукты понапрасну (ее цитирует BBC). — Обычно это полупустые пачки чего-то, у чего истек срок годности». В Великобритании, по данным исследования, домохозяйства отправляют в мусор примерно 7 млн тонн еды, 50% которой еще пригодно к употреблению.

Частично проблема в том, что закупки делаются спонтанно и нерационально, делают вывод авторы доклада. Кроме того, люди часто путают метки «Годен до» (Use by) и «Лучше употребить до» (Best before). Если первая говорит о том, что после указанной даты продукты действительно могут стать небезопасными, то во втором случае речь скорее о снижении вкусовых качеств.

Гораздо больший масштаб имеет проблема продуктов питания, приходящих в негодность из-за несовершенных систем товарооборота и логистики.

Так, фермер Крис Павельски из США, пишет BBC, выращивает лук в штате Нью-Йорк. Он вынужден продавать большую его часть крупным магазинам, которые принимают только луковицы определенного размера и внешнего вида. «Если луковица меньше двух дюймов в диаметре или у нее есть какие-то внешние дефекты, магазин просто отказывается ее покупать», — сетует фермер.

В Индии продукты также выбрасываются еще на полпути к потребителю: в стране проблема со складами и рефрижераторами. Миллионы тонн произведенного продовольствия просто не могут сохранить в нужной кондиции.

По данным ООН, в мире производится достаточно продовольствия, чтобы обеспечить каждому едоку по 4 тыс. калорий в сутки. На деле до стола добираются лишь 2 тыс. калорий.

Экологический ущерб от такого расточительства колоссален. Площадь сельхозугодий, на которых производится выбрасываемая еда, равна территории Мексики.

Вода, идущая на орошение этих угодий, может напоить 9 млн человек, а 10% выбросов парниковых газов в атмосферу в развитых странах производится в процессе приготовления продуктов, которые все равно потом выбросят.

Решением проблемы выброшенной еды занимаются благотворительные организации. Фермер Павельски раньше выбрасывал отвергнутый магазинами лук, но затем стал сотрудничать с местной благотворительной организацией City Harvest. Она распределяет продовольствие среди малоимущих жителей Нью-Йорка. По данным благотворителей, в этом году они спасут от уничтожения 21 млн кг продовольственных товаров — сюда входит продукция местных фермеров, нераспроданные товары из магазинов и ресторанов.

Известная британская торговая сеть Waitrose поставила себе целью свести к нулю показатель в графе «Выброшенные товары». Для этого магазин устраивает распродажу товаров, срок годности которых подходит к концу. Остатки передает благотворителям. Но и по истечении срока годности магазин старается не выбрасывать товар, а направляет его на заводы для сжигания.

В Бруклине поступают иначе. Там пищевые отходы делают топливом. Компания Newtown Creek Wastewater Treatment принимает пищевые отходы от местных школ и ресторанов для переработки. На заводе остатки пищи смешиваются с канализационными водами, нагреваются и превращаются в метан и плодородный ил. Метан сжигают на местной электростанции, а ил вывозят на поля. Пока это эксперимент, но он вполне может стать постоянно действующим проектом, поскольку в 2015 году в штате Нью-Йорк вступит в силу закон, запрещающий вывоз пищевых отходов на свалки.

«На самом деле мы не знаем точно, сколько еды теряется без пользы. Нам известно только, что много», — говорит профессор Пинструп-Андерсен.

«О проблеме голода приходится читать и слышать на различных мероприятиях довольно часто. Важно различать типы голода. Есть голод фактический — нехватка пищи по физическим или экономическим причинам. И скрытый голод, о котором предпочитают не говорить, — это потребление такой пищи, с которой организм не получает необходимые вещества, микроэлементы и витамины», — рассказала «Газете.Ru» директор по внешним связям Союза органического земледелия Анна Любоведская.

В России, по словам Любоведской, также есть проблема голода, и вопрос продовольственной безопасности стоит довольно остро. «России, прежде чем решать проблемы мира, нужно решить свои продовольственные проблемы, — говорит эксперт. — Собственным продовольствием Россия обеспечена, по разным оценкам, на 60–80%. Фактически голодают в России около 4–5% населения, в основном это социально неблагополучные слои. А от скрытого голода страдают десятки миллионов россиян».

Подробнее:

В случае продовольственных санкций со стороны ЕС и США с полок могут пропасть французские сыры

ООН приходит к заключению, что проблема голода, несмотря на ее глобальный характер, может решаться только на местном уровне. В основе ее лежит слишком много разнообразных причин, и разным странам приходится решать эту проблему по-разному.

«Действительно, есть проблема неэффективного распределения ресурсов, в том числе и пищевых. Население планеты растет, вместе с ним потребление пищи. Таким образом, возникает потребность расширять пахотные земли и увеличивать поголовье скота, все это требует финансовых и трудовых затрат. Да и возможности планеты ограничены. Например, в Европе дефицит плодородных земель, а в Китае проблемы с пресной водой, которая нужна для орошения риса. Может произойти такое, что в скором времени человечество не сможет прокормить себя, — соглашается аналитик «Альпари» Анна Кокорева. — Проблемы, описанные автором, действительно существуют, но говорить о них невыгодно для крупных промышленников, в том числе для добытчиков нефти и газа, производителей автомобилей».

«Из-за активного роста населения в мире и низких темпов роста мирового сельского хозяйства продовольствие дорожает в среднем на 5–6% ежегодно, а в наиболее проблемных регионах (в частности, в Центральной Африке) темпы роста исчисляются двузначными цифрами. И хотя в последние месяцы ситуация несколько улучшается и цены даже начали снижаться благодаря неплохому урожаю основных сельскохозяйственных продуктов (пшеница, кукуруза, картофель), тем не менее в целом цены выросли довольно прилично», — отмечает аналитик ФК AForex Нарек Авакян.

Он считает, что бороться с голодом надо, не улучшая логистику, а наращивая производство. «Чтобы решить эту проблему, необходимо более активно наращивать производство основных сельскохозяйственных культур, и одну из главных ролей в этом должна сыграть Россия, на территории которой находятся огромные неосвоенные площади», — полагает Авакян.

«Проблема голода — политический вопрос. Одни страны заинтересованы в том, чтобы в других был голод, чтобы ими было легче управлять, — считает Любоведская. — Если бы у мира была политическая воля решить проблему голода, она давно была бы решена».