Рубрики

Витамин С от простуды не спасет, но и не навредит

В 1970 году биохимик Лайнус Полинг выпустил книгу «Витамин С и простуда». Он провозгласил ударные дозы аскорбиновой кислоты лучшим лечебным и профилактическим средством против простудных заболеваний. Но так ли это на самом деле, и не совершил ли дважды нобелевский лауреат ошибку, в которую свято поверил весь мир?

Впрочем, поверили не все, особенно в среде ученых. Так Роберт Дуглас из Национального университета Австралии и Харри Хемилаа из Хельсинкского университета попытались развенчать теорию Полинга. И небезуспешно. Но обо всем по порядку.

Химическую формулу витамина С расшифровали в 1930 году, а уже через 10 лет появилась первая публикация о том, что аскорбиновая кислота защищает от простуды. Народ как то сразу поверил в этот витамин, и полюбил его больше других, видимо потому, что содержится он в довольно вкусных продуктах питания. Но народную веру, однако, не разделяли врачи, специалисты по питанию и представители официальной медицины.

В 1970 году официальная медицина посредством книги Полинга получила удар ниже пояса, ведь нанес его лауреат одной Ленинской премии и двух Нобелевских. Полинг создал красивую теорию, об особой роли витамина С в жизни человека, опираясь на эволюционное учение.

Свою витаминную сказку он начал с тех времен, когда на земле был лишь первичный бульон, в котором плавали коацерватные капли. Уже тогда аскорбиновая кислота синтезировалась в этих предшественниках живых клеток, и она могла играть большую роль в их деятельности. Потом свойство синтезировать витамин С передалось клеткам многоклеточных животных, появившихся в процессе эволюции.

Но потом, примерно 25 миллионов лет назад обезьяноподобные предки человека в результате мутации потеряли способность синтезировать аскорбинку. А в результате, мы испытываем постоянный недостаток этого витамина. «Я пришел к выводу, что оптимальное ежедневное потребление аскорбиновой кислоты для человека, потребляющего с пищей 2500 килокалорий, приблизительно 2 - 3 грамма, или даже больше», - нисколько не сомневаясь в своих прикидках, пишет Лайнус Полинг.

А следовательно, человек должен ежедневно восполнять этот недостаток, принимая ежедневно «лошадиные» дозы аскорбинки в таблетках. В то время это было весьма революционное заявление, ведь в разных странах официально рекомендовалось принимать от 20 до 75 миллиграмм витамина С. То есть, в 30-100 раз меньше, чем рекомендовал Полинг. Но потом он поднял планку еще выше - до 6-18 граммов. Именно столько аскорбиновой кислоты ученый рекомендовал принимать всем и всегда.

До 70-х больших и серьезных исследований аскорбиновой кислоты при простуде практически не было. И по сути, Полинг построил свою теорию на «кончике пера». Если в теоретической физике это главный метод исследования, то в медицине он часто выходит боком.

Первую по-научному настоящую оценку всех серьезных исследований больших доз аскорбинки (не менее 200 мг) при простуде за 65 лет, произвели австралиец Роберт Дуглас и финн Харри Хемилаа, опубликовав свое исследование в известном журнале «Public Library of Science Medicine». Всего получилось 55 исследований, в которых участвовало около 45 тысяч человек.

Все работы они разбили на три группы. В первой изучалось чисто профилактическое действие больших доз аскорбинки - смотрели, насколько она снижает заболеваемость простудами. Во второй оценивали, помогает ли профилактика витамином С тем, кто все-таки подхватил инфекцию. А в третьей группе аскорбиновую кислоту использовали только для лечения простуды.

И вот результат. Обычных людей, живущих нормальной жизнью, витамин С не предохраняет от простуды. В результате 23 больших исследований, в которых участвовало более 10 тысяч человек, выяснилось, что пожиратели «лошадиных» доз аскорбиновой кислоты болели простудами так же часто, как и те, кого потчевали пустышками (плацебо).

Витамин С помогал только экстремалам, испытывающим серьезные физические перегрузки или переохлаждения - марафонцам, лыжникам и солдатам, расквартированным в субарктической зоне. Экстремалы, «сидевшие» на аскорбиновой кислоте, на 50% реже подхватывали простуду.

К сожалению, таких исследований было только три, а число участников - 642. По современным научным меркам, чтобы прийти к окончательным выводам, требуется большее число исследований. А положительный результат мог быть и не связан с витамином С, а стать следствием других причин, в том числе и хорошего иммунитета тренированных людей.

«Эффективнее» вела себя аскорбинка и у тех, кто заболел простудой на фоне профилактики большими дозами. У детей она сокращала продолжительность болезни на 13,6%, у взрослых - на 8%. Если эти проценты перевести на понятные нам дни болезни, то получится, что дети выздоравливали быстрее примерно на один день, а взрослые - на полдня. Не верите, пересчитайте сами, учитывая, что простуда, если ее лечить, продолжается всего неделю, а если нет - целых семь дней.

В качестве чистого лекарства витамин С ни сокращал продолжительность простуды, ни облегчал ее течение. Даже мега-дозы в 8-10 грамм, принятые в самом начале болезни существенно не помогали.

Вот дословный вывод исследователей: «Недостаточная эффективность профилактического приема витамина C на заболеваемость простудой в нормальной популяции, вызывает сомнения в широком использовании такой практики. Клиническое значение незначительного сокращения продолжительности простуды, наблюдаемое при профилактике, сомнительно». Вопрос об использовании аскорбинки у экстремалов ученые оставляют открытым - необходимы дальнейшие исследования.

Если вы думаете, что главной ошибкой великого химика была теория о витамине С, то ошибаетесь. Витаминология была всего лишь его хобби. Первую Нобелевскую премию он получил в 1954 году, когда «витаминчиками» еще не увлекался. Премию, согласно официальной формулировке, ему присвоили «за исследование природы химических связей и приложение этих данных к расшифровке структуры сложных веществ».

Эту премию можно было рассматривать как утешительный приз, ведь год назад Френсис Крик и Джон Уотсон получили главную «Нобелевку» ХХ века за расшифровку структуры ДНК. По иронии судьбы, Полинг конкурировал с ними и тоже расшифровал структуру этой молекулы, из которой сделаны наши гены, но сделал это неправильно.

И если бы тогда была принята его версия, то не было бы ни современной генетики, ни расшифровки генома, ни молекулярной биологии, ни тончайших биотехнологий. Все эти достижения стали возможны только благодаря работам Уотсона и Крика.

Подготовил Александр Миллер, канд. мед. наук