Асимметричный ответ

17 ноября 2009 года, 09:07

Бактериофаг атакует бактерию. Иллюстрация с сайта e-nox.net

В ноябре в Доме ученых прошел круглый стол «Эра антибиотиков заканчивается: альтернативные возможности в антибактериальной терапии». На совещании, в котором принимали участие эпидемиологи и микробиологи, прозвучал призыв к Минздраву запретить продавать антибиотики без рецептов. С этой инициативой выступил заведующий кафедрой дезинфектологии Московской медицинской академии им. Сеченова Василий Акимкин.

Свободную продажу противомикробных средств предлагается ограничить из-за возникновения у бактерий устойчивости к бездумно применяемым населением антибиотикам. Из-за этого, к примеру, нечем лечить каждое третье заражение синегнойной палочкой в реанимациях Москвы, утверждает академик РАМН, главный инфекционист Минздравсоцразвития РФ Виктор Малеев. Чтобы антибиотик восстановил свою активность, необходимо прекратить его использование не менее чем на сорок лет.

Один из способов решения проблемы лекарственной устойчивости давно известен — частичная замена антибиотиков препаратами, действующими по другому принципу — бактериофагами. Однако этот сугубо научный шаг может стать в России еще и способом решения стратегических задач, поставленных перед фармацевтической отраслью правительством.

Согласно стратегическому плану развития российской фармацевтической отрасли, который обсуждался правительством страны в конце октября, к 2020 году объем обращающихся на фармрынке РФ лекарств российского происхождения должен достичь 50 процентов, из них 60 процентов должны относиться к инновационным.

Пока же ситуация такова: в 2008 году 94 процента денег, выделяемых из федерального бюджета по программе обеспечения населения необходимыми лекарственными средствами (а это 61 миллиард рублей), были потрачены на закупку импортных медикаментов.

Понятно, что в такой ситуации даже несколько новых отечественных бактериофагов, введенных в клиническую практику в дополнение к дорогим импортным антибиотикам, дадут большую экономическую отдачу, а значит, с бактериофагами пора познакомиться поближе.

Многие препараты бактериофагов обладают высокой специфичностью. К примеру, стафилокковый бактериофаг борется только со стафилококками, будь то раневая инфекция или соответствующее поражение верхних дыхательных путей. В клинической практике нередко возникает необходимость противостоять нескольким инфекциям. В таких случаях используются комбинированные препараты.

Так, для лечения заболеваний, сопровождающихся нагноением, применяют Секстафаг (пиобактериофаг поливалентный). В его состав входят шесть очищенных фагов — стафилококковый, стрептококковый, синегнойный, клебсиеллезный, коли и протейный. С помощью этого средства можно лечить фурункулез кожи и перитонит, цистит и гайморит. Для лечения дисбактериоза, профилактики других кишечных заболеваний разработан Интести-бактериофаг. активный против шигелл, сальмонелл, энтеропатогенных кишечных палочек, протея, энтерококка, стафилококка, синегнойной палочки.

Традиционные антимикробные средства — это химические яды, более или менее избирательно действующие на болезнетворные бактерии. Бактериофаги действуют по другому принципу. Фактически это разнообразные вирусы, каждый из которых уничтожает строго определенный подвид бактерий. В этом их преимущество перед любым другим химическим лекарством, считает к. м. н. Ольга Дарбеева, заведующая лабораторией бактериофагов НИИ стандартизации и контроля медицинских биологических препаратов имени Л. А. Тарасевича: «Бактериофаги действуют медленнее, но зато они безвредны: не влияют на естественную флору организма, не вызывают дизбактериоза. Бактериофаги могут применяться вместе с антибиотиками в тяжелых случаях. А в ситуации, когда инфекция не поддается лечению антибиотиками, когда микробы выработали к ним устойчивость, фаги могут спасти».

Благодаря тому, что фаги действуют строго на «своего» возбудителя, их побочные эффекты незначительны, а комбинировать их с другими лекарствами можно практически без ограничений. С другой стороны, из-за этого для каждого штамма инфекции нужно растить специфический бактериофаг. Производственные коллекции штаммов-возбудителей и клонов вирулентных бактериофагов обновляются «в режиме реального времени» — специалисты постоянно собирают, изучают и используют в производстве самые свежие образцы возбудителей, поступающие из лечебных учреждений. «Фаг от фага отличается, — поясняет заместитель директора по производству пермского филиала «НПО Микроген» (НПО «Биомед») Екатерина Орлова. — [Образцы возбудителей] мы берем в наших регионах, из наших больниц, ведь бактериофаг более эффективен в той местности, где взят штамм».

Сейчас отечественные бактериофаги используются для лечения и профилактики острых кишечных инфекций — дизентерии, брюшного тифа и сальмонеллеза, а также для лечения гнойно-септических и других заболеваний. Бактериофаги выпускаются для приема внутрь, для орошения ран и промываний (пазух носа, среднего уха, матки, мочевого пузыря, абсцессов), а также в виде аэрозолей.

В ближайшей перспективе в клиническую практику должны быть внедрены бактериофаги против серраций и энтеробактерий. За следующие 10 лет государство потратит 106,4 млрд. руб. на разработку новых лекарств. По подсчетам чиновников, этого хватит, чтобы вывести на рынок 200 новых препаратов. В этом списке старые добрые бактериофаги наверняка окажутся в первых рядах.

Тем более, что область эта для нас не новая. Выпуск бактериофагов в России начался еще в 1939 году на базе Башкирского института эпидемиологии, микробиологии и санитарии. Уже тогда брюшнотифозный бактериофаг активно использовали в Средней Азии, благодаря чему неоднократно удавалось предотвращать эпидемию брюшного тифа, немало солдат и мирных жителей спасли препараты «раневых» и «кишечных» бактериофагов во Вторую мировую. И сейчас Россия считается лидером в разработке и производстве лечебных фаговых препаратов, наравне с Францией и Польшей.

Все идет к тому, что в скором времени многим росссийским пациентам снова доведется лечиться бактериофагами, а не антибиотиками.

Подпишитесь на Медновости