Лечение бронхита, пневмонии, бронхиальной астмы

.Муколитическая терапия в комплексном лечении болезней органов дыхания у детей О.В.Зайцева

Кафедра детских болезней №1 (зав. – проф. Г.А.Самсыгина) Российского государственного медицинского университета, Москва

Острый бронхит в подавляющем большинстве случаев являлся проявлением или осложнением острой вирусной или вирусно-бактериальной инфекции. Ведущими клиническими симптомами заболевания были признаки поражения слизистой оболочки бронхов. Более чем у трети детей определялись клинические признаки бронхообструктивного синдрома, у 1 ребенка рестриктивный синдром был связан с выраженной тимомегалией. Клиническая картина бронхиолита отмеченаа у 5 детей в возрасте от 2 до 7 мес. Амброксол назначали на 1–3-и сутки от начала заболевания. Все дети получали препарат внутрь в виде таблеток, сиропа или раствора. Пациентам с бронхообструкцией и детям раннего возраста дополнительно назначали раствор амброксола ингаляционно (небулайзер Пари Бой) 2 раза в сутки в возрастных дозировках, на фоне двукратного перорального приема препарата. У всех детей был получен хороший клинический эффект: при наличии острого бронхита у подавляющего большинства пациентов на 2-е сутки после назначения амброксола кашель несколько усиливался, но становился продуктивным, на 3–4-й дни лечения отмечалось ослабление кашля и его исчезновение – на 4–6-й дни применения препарата; сравнительная характеристика применения амброксола у детей с острым бронхитом с бромгексином и мукалтином показала более высокую терапевтическую эффективность амброксола.

Детям с острой пневмонией (полисегментарной или долевой, неосложненной) амброксол вводили по аналогичной схеме. Однако у 3 пациентов с деструктивной пневмонией, осложненной гнойным плевритом, пневмотораксом, адекватный муколитический эффект был достигнут лишь при дополнительном парентеральном введении препарата.

Следующей группой детей, у которых мы использовали амброксол, были больные в возрасте от 1,5 до 15 лет с бронхиальной астмой. Дети поступали в приступном периоде в тяжелом (8 наблюдений) и среднетяжелом (14 наблюдений) состоянии. С момента поступления и до купирования приступа лечение было интенсивным и комплексным: на фоне регидратационной терапии применяли бронхолитики, ингаляции b2-агонистов, кортикостероидов. Амброксол назначали с первых суток с ингаляционно (2 раза в сутки) в сочетании с приемом препарата внутрь (2 раза в сутки).

Длительность ингаляционного введения составила 5–7 дней, после появления продуктивного кашля с хорошо откашливающейся мокротой продолжали только прием препарата внутрь. В постприступном периоде бронхиальной астмы при наличии бронхита, осложненного бактериальной инфекцией, назначение амброксола, безусловно, способствовало разрешению болезни. По нашим наблюдениям, амброксол не усиливает бронхоспазма. Однако у 2 детей раннего возраста (1,5 и 2 года) на 2-е сутки от начала терапии отмечено значительное увеличение бронхиальной секреции, что потребовало отмены приема препарата.

Муколитики являются основной составляющей в комплексной терапии хронических бронхолегочных заболеваний. Мы применяли амброксол у 20 больных с гнойным эндобронхитом на фоне пороков развития легких, хронической пневмонией, бронхоэктатической болезнью.

У всех детей, страдавших хроническими заболеваниями легких на фоне деформирующего бронхита с врожденными бронхоэктазами, имел место классический респираторный синдром в виде постоянного кашля с умеренным количеством слизистой или слизисто-гнойной мокроты, наличием локальных хрипов в проекции нижних долей легких (чаще – слева). Эндоскопически был диагностирован диффузный катаральный эндобронхит с катарально-гнойным эндобронхитом, локализованным в пораженных долевых и сегментарных бронхах. Амброксол применяли в течение 14 сут в возрастной дозировке. У пациентов старше 12 лет назначали капсулы ретард 1 раз в сутки (по 75 мг в капсуле). Количество санационных бронхоскопий с промыванием бронхов 0,5% раствором диоксидина и эндоброхиальным введением амбробксола не превышало трех (использовали раствор амброксола для инъекций по 2 мл на одно эндобронхиальное введение). Кроме эндобронхиального и приема внутрь, при наличии вязкой, трудноотделяемой мокроты 5 детей получали амброксол ингаляционно, что усилило терапевтических эффект. В комплекс лечебных мероприятий входили также ингаляции с диоксидином в течении 5–7 дней, ЛФК и механотерапия.

В результате проведенного лечения у детей с хронической бронхолегочной патологией у половины пациентов кашель стал значительно реже на 7–10-й дни начала комплексного лечения, у 9 детей перестали выслушиваться хрипы, у остальных количество хрипов уменьшилось. Бронхоскопически также была констатирована положительная динамика: у 11 детей гнойный компонент локального эндобронхита полностью купировали. Кроме того, проведение комплексных терапевтических мероприятий у 14 детей позволило ликвидировать обострение заболевания без антибактериального лечения. У больных с хроническими заболеваниями легких наилучший эффект был достигнут при приеме амброксола внутрь капсул ретард в сочетании с лечебными бронхоскопиями, при которых препарат вводили и эндоброхиально. Проведенное нами сравнительное исследование амброксола с бромгексином (в качестве муколитической терапии использовали бромгексин внутрь в возрастных дозировках) показало низкую эффективность бромгексина у детей с хроническими заболеваниями легких.

Болезни органов дыхания являются одной из самых серьезных проблем неонатального периода. Мы применяли амброксол у 18 доношенных новорожденных с массой тела 3000–3500 г с аспирационным синдромом и/или внутриутробной пневмонией.

Все дети родились с низкой оценкой по шкале Апгар (от 3 до 7 баллов в конце первой минуты жизни), всем проводили интубацию трахеи с целью санации трахеи и бронхов, 6 детей находились на ИВЛ. Степень дыхательной недостаточности оценивалась от 2 до 8 баллов по шкале Сильвермана. Амброксол применяли внутримышечно по 1 мл 2 раза в сутки от 7 до 14 дней. Группу сравнения составили новорожденные дети с аналогичными патологией и преморбидным фоном, не получающие муколитической терапии.

Было установлено, что включение амброксола в комплексную терапию наблюдаемой группы детей позволило улучшить оксигенацию при более низких концентрациях кислорода и давления на выдохе. Достоверно сократилась длительность использования оксигенации (включая ИВЛ, кислородную палатку, маску), нормализация газов крови была достигнута быстрее, чем в группе сравнения. В результате снизилось количество осложнений со стороны ЦНС. У детей, получавших амброксол, в среднем по группе достоверно уменьшилось количество манипуляций на трахее, что привело к уменьшению частоты инфекционных бронхолегочных осложнений. Кроме того, было доказано, что включение амброксола в комплексную терапию новорожденных детей с аспирационным синдромом и/или внутриутробной пневмонией достоверно снижает продолжительность курса антибактериальной терапии. Побочных эффектов и нежелательных явлений при использовании амброксола у новорожденных детей мы не наблюдали.

Нами проведено изучение эффективности применения амброксола для парентерального введения с целью профилактики постинтубационых осложнений. Отмечено, что дети, склонные к частым респираторным инфекциям и/или их затяжному течению, при проведении интубационного наркоза в послеоперационном периоде имеют выраженные проявления ларинготрахеита или трахеобронхита, сопровождающиеся упорным навязчивым кашлем. Кашель у части детей провоцирует рвоту. Все это, безусловно, ухудшает течение послеоперационного периода. Мы применили амброксол в виде инъекций в возрастной дозировке у 16 детей в возрасте от 3 до 12 лет, склонных к респираторным инфекциям, после интубационного наркоза.

Наркоз проводили во время плановых хирургических вмешательств (урологических, пластических и др.). Группой сравнения явились 10 детей, которым муколитики не вводили. Нами отмечено, что оптимальными сроками введения препарата является следующая схема: 1 инъекция через 1–3 ч после окончания интубации и 1 инъекция через 12–14 ч (на следующее утро). Введение амброксола перед операцией не оправдано, так как муколитический эффект наступает в раннем послеоперационном периоде, когда физиологическая эвакуация бронхиального секрета затруднена.

Проведенное исследование убедительно продемонстрировало эффективность разработанной схемы муколитической терапии. Выраженных клинических проявлений ларинготрахеобронхита в послеоперационном периоде все дети, получившие амброксол, не имели. Только у 4 пациентов в течение 1–2 сут отмечен очень незначительный продуктивный кашель. В группе сравнения покашливание отмечено более чем у половины детей, из них выраженную клиническую картину трахеобронхита имели 30% пациентов, а длительность кашля составила 5–9 дней.

Литература

1. Белоусов Ю.Б. Омельяновский В.В. Клиническая фармакология болезней органов дыхания у детей. Руководство для врачей. М. 1996; 176 с.

2. Коровина Н.А. и соавт. Противокашлевые и отхаркивающие лекарственные средства в практике врача-педиатра: рациональный выбор и тактика применения. Пособие для врачей. М. 2002; 40 с.

3. Самсыгина Г.А. Зайцева О.В. Бронхиты у детей. Отхаркивающая и муколитическая терапия. Пособие для врачей. М. 1999; 36 с.

4. Carredu P, Zavattini G. Asthma, Bronchitis. Emphysema 1984; 4: 23–6.

5. Weissman K, Niemeyer K. Arzneim. Forsch./Drug Res 1978; 28 (1): Heft 1, 5a.

6. Bianchi et al. Agents Actions 1990; 31 (3/4): 275–9.

7. Principi N, Zavattini G. Int J Pharm Res 1986; VI (5): 369–72.

Общая информация о лекарственном препарате Амброксол

AMBROXOL ( Амброксол ) показания: острые и хронические заболевания дыхательных путей у детей и взрослых, сопровождающиеся затрудненной элиминацией вязкого секрета (острый и хронический бронхит, бронхоэктатическая болезнь, трахеит, ларингит, фарингит, синусит, ринит, пневмония, БА); респираторный дистресссиндром у новорожденных и взрослых (шоковое легкое); >>> подробнее