Химиотерапия

Химиотерапевтическое отделение Европейской клиники позволяет проводить химиотерапию любого уровня сложности и комплексности, как в условиях онкологического стационара. так и в амбулаторных условиях дневного стационара. Отделение располагается на 1-м этаже в левом (северном) крыле Европейской клиники.

Зачем нужны протоколы химиотерапии? Разве каждый пациент не требует собственного уникального лечения?

Отвечу на это банальным сравнением: мы все многократно в жизни сталкиваемся с инфекционными заболеваниями — гриппом, переходящим в ангину и трахеобронхит или пневмонию. Если принимать антибиотики хаотично, постоянно менять их местами, бросать курс лечения на середине, то спустя 2-3 года для лечения ОРВИ потребуются мощнейшие антибиотики, которые обычно назначают тяжелейшим пациентам при сепсисе и открытых гнойных ранах.

Раковые клетки подобны бактериям: часть из них очень чувствительны к конкретным химиопрепаратам, другие — менее чувствительны у одного и того же пациента. Если бессистемно назначать препараты химиотерапии, то результатом станет прогрессирование того вида опухолевых клеток, на который не воздействует ни один препарат. Поэтому в крупнейших научных центрах мира были разработаны стандарты и протоколы лечения онкологических больных .

Однако, приступая к лечению, необходимо помнить, что и организм, и злокачественная опухоль обладают целым рядом уникальных особенностей, во многом определяющих исход химиотерапии. Для определения оптимальной схемы лечения мы рекомендуем перед началом химиотерапии провести анализ на биомаркеры опухоли с использованием системы Caris Molecular Intelligence. Строгое следование стандартам в сочетании с индивидуальным подходом позволяет добиться чрезвычайно высокой эффективности лечения. При этом общее количество необходимых для достижения результата курсов лечения, как правило, сокращается. В организм попадает меньше химиотерапевтических препаратов, а значит, уменьшаются количество и выраженность побочных эффектов.

Запись на консультацию круглосуточно

Проводится ли в клинике химиотерапия по европейским протоколам?

Исходя из клинической ситуации в каждом конкретном случае, а также основываясь на общепринятых международных стандартах и схемах химиотерапии, наши врачи-онкологи подбирают, а врачи-химиотерапевты проводят лечение при самом широком спектре онкологических заболеваний — раке легких, раке желудка, раке молочной железы. раке тела матки (раке эндометрия). раке яичников. колоректальном раке и многих других.

Если у пациента имеется схема проведения химиотерапии, рекомендованная лечащими врачами других стран (например, после проведения первичной онкологической операции, гамма-терапии или облучения в Швейцарии, Германии, Израиле), мы также готовы провести необходимое лечение. Разумеется, если ранее назначенная зарубежными онкологами схема химиотерапии вписывается в каноны доказательной медицины, а также соответствует состоянию пациента на момент планируемого проведения курса химиотерапии.

В сложных, сомнительных и противоречивых случаях возможно привлечение внешних консультантов — ведущих химиотерапевтов России, а также клиник Швейцарии (Centre de Chimitherapie Anti-Cancereuse — Лозанна и Фрибург) и США (Roswell Park Cancer Center,  Buffalo, NY). При необходимости мы проводим консилиумы с зарубежными коллегами с целью получить «второе мнение» докторов из США .

Каждый пациент индивидуален в силу различного состояния организма и наличия сопутствующих соматических заболеваний, его опухолевые клетки чувствительны к различным препаратам. Поэтому для каждого вида рака разработано от 1 до 10-15 различных протоколов химиотерапии. И ключевым фактором успешного лечения с минимальным осложнениями является грамотная оценка состояния пациента и подбор соответствующей схемы лечения, протоколов 1-й, 2-й или 3-й линии.

О современных схемах химиотерапии в программе Health Kitchen на телеканале Дождь

Насколько четко соблюдаются протоколы химиотерапии?

Химиотерапия — это первая отрасль медицины, наряду с инфекционными болезнями, где были законодательно в разных странах внедрены стандарты и протоколы лечения онкологических больных.

Суть протокола можно описать следующим примером: в ходе многолетних двойных-слепых плацебо-контролируемых исследований показано, что, если при определенном виде рака легких на определенной стадии проводить 3 курса химиотерапии, то 5-летняя выживаемость пациентов составит 5%, при 5 курсах химиотерапии — 25%, при 7 курсах — 80%. То есть, если проводить менее 7-ми курсов химиотерапии, то на результат надеяться бессмысленно и бесполезно.

Чтобы проводить химиотерапию по определенным протоколам, не отклоняясь от них, нашим врачам пришлось сильно менять врачебное мышление и стереотипы работы. В большинстве отечественных лечебных учреждений мы часто сталкиваемся с врачебным заблуждением, что клинические руководства, учебники и стандарты написаны не для них, что «каждый пациент индивидуален», что «нужно провести 1-2 курса, а дальше посмотреть, прогрессирует ли опухоль», что «я пролечил сотни пациентов, и считаю, что 2-3 курсов достаточно, не надо тратить деньги». В лучшем случае это заблуждение не принесет пользы, а худшем — скомпрометирует всю отечественную систему здравоохранения и заставит пациента искать счастья за рубежом.

Суть протокола химиотерапии — обобщенный огромный опыт тысяч пациентов в стандартизованных условиях, который невозможно прожить и за всю человеческую жизнь одного врача. Более того, современные принципы доказательной медицины требуют настолько чёткого соблюдения подбора пациентов для выявления реальной эффективности лекарств, что далеко не все врачебные коллективы входят в многоцентровые исследования.

И, если в вышеприведенном примере рака легких не планировать сразу проведения 5–7 курсов, то лучше не начинать лечение пациента по такому протоколу. Поэтому каждый из протоколов имеет вполне определенную стоимость, о чем наши пациенты в силу покрытия расходов по онкологической помощи многим больным в рамках ОМС, просто не догадываются, пока они не выезжают на специальное лечение рака за рубеж.

С  другой стороны, сама схема химиотерапии рака — это не догма. В зависимости от индивидуальной переносимости (это не только самочувствие, но и состояние крови, функции других органов и систем), а также чувствительности опухоли к химиопрепаратам и проводимой терапии, может требоваться коррекция проводимого химиотерапевтического лечения. Помимо собственно химиотерапии, её важнейшим компонентом является сопутствующая терапия, направленная на коррекцию возможных осложнений и на профилактику индивидуальной непереносимости.

К сожалению, нередко приходится сталкиваться с тем, что в ряде лечебных учреждений правильная и необходимая схема химиотерапии без необходимого сопутствующего лечения вызывает осложнения, заставляющие отказываться от активного лечения больного. Осложнений, цена которых очень велика, и которых можно было бы избежать при адекватном сопутствующем лечении.

Нередки случаи, когда пациенты попадают в Европейскую клинику из муниципальных хосписов. когда на них уже «поставили крест» и фактически списали. А затем, благодаря самоотверженным усилиям персонала клиники, пациенты возвращаются к активной жизни. Приведем пример:

Пациентка в возрасте 82 лет, одна из последних великих отечественных математиков-теоретиков поступила в «Европейскую клинику» на последней стадии опухолевого процесса из муниципального хосписа. На фоне проводимого лечения состояние улучшилось, работоспособность восстановилась: более 3 мес. к ней приходили и приезжали её ученики из Колумбийского университета, Массачусетского технического университета, Университета Гейдельберга и других. Они приезжали советоваться по своим научным вопросам и оплачивали лечение буквально всем миром.