Моя любимая история такая: я как-то пришла на прием, а моя врач (уважаемая, пожилая, профессор) сидит и треплется с коллегой: «Ну ты представляешь, приходит ко мне девушка сегодня на прием, а я ее спрашиваю: «А сколько у вас было партнеров?», – а она мне говорит: «Мало!» – а я ей: «Ну сколько?» – а она мне: «Да не помню, мало. ну, ВОСЕМЬ!» И они обе ржут. Ну смешно им. А я сижу и думаю: «Блин, а вот если спросит, что говорить-то, ЧТО?»

Вообще вот этот вопрос «а сколько» меня всегда убивал. Ну ладно, он задается девочке лет 17, может, им зачем-то надо, чтобы ей что-то объяснить, но когда к ним приходит женщина за тридцать, беременная, а они ей «сколько», вот это жесть.

***

У моей подруги в 22 года на осмотре спросили:

– У вас один мужчина был или несколько?

Она подумала и ответила:

– Ну когда один, а когда и несколько.

Мне кажется, из чистого любопытства задают. Кстати, у меня моя гинеколог на прошлой неделе спросила: «Как предохраняетесь?» – я ответила: «Презервативом», – а она: «Да что ж за жизнь-то такая. ». Пожалела, видимо :))

У меня спрашивают, сколько их было за последние три года. Может, оценивают риск зппп?

Ужоз. На этот вопрос может быть только три варианта ответа:

а) меньше 1;

б) 1;

в) больше 1.

Все остальное с медицинской точки зрения бессмысленно.

Мне что гинеколог, что стоматолог, что лор – все едино. Пришла, сняла трусы, все показала, надела трусы, ушла. Или не трусы, а очки. Или рот открыла – какая разница? Единственное потрясение у меня в этом плане было, когда я попала к мужику. Я стеснялась и судорожно пыталась прикрыть то, куда посторонний мужик смотреть не должен!

Недавно поняла, что стесняюсь знакомых гинекологов. С просто доктором проще, чем со знакомым доктором.

Вообще не стресс. Мне все равно, какую часть тела врачу показывать. Сначала бесили тетки с рекомендациями по личной жизни, а потом нашла своего врача. Даже когда был доктор мужчина, не стеснялась. Он сам свою работу выбрал, и скорее всего у него «станки–станки» кругом.

Гинекологи орут, чтобы расслабилась. А я даже на маникюре не расслабляюсь. Только у стоматолога :) Но мне пока не попадались толпы таких же трепетных гинекологов, как стоматологи. Стоматологи всегда: «Крошка, открой ротик! Осторожно, сейчас будет чуточку больно! Детка, расслабься!» – гинекологам такие нежности не свойственны. И наркоз не делают. И кино не показывают.

К гинекологу идти – стресс, да. Во-первых, я не люблю снимать трусы с несексуальными намерениями, а во-вторых, всегда страшно, что там что-нибудь найдут – уже бывали прецеденты. При поверхностной пальпации обнаружили уплотнение, которое потом оказалось мышцами пресса! «Ой а тут симметрично, это у вас пресс такой? Ну надо же!» Блин. Я уже с жизнью трижды там простилась, пока она щупала и в истерике звонила в кабинет УЗИ!

И еще бесит, когда спрашивают про количество партнеров. Чувствую себя как Саманта из «Секса в большом городе»: «В этом году?» – хотя как раз в последние годы отличалась постоянством.

И еще историю вспомнила, правда, не со мной и смешную: моя бывшая начальница пошла на прием к достаточно пожилой даме – гинекологическому светилу – после бразильской депиляции. Та что-то пишет в журнале и, не отвлекаясь, так ручкой на «вертолет» – располагайтесь, мол. Та ложится. Врач спрашивает, все так же не отрываясь от журнала: «Ну что вас беспокоит?» Та рассказывает. Тем временем врач заканчивает писать, моет руки, надевает перчатки, подходит, бросает взгляд на «предмет» и выдает в ужасе: «А что, у вас еще и ничего не растет к тому же. »

Первая встреча с этим доктором состоялась в относительно почтенном возрасте, когда мне было 22, кажется. Врач с медсестрой надо мной много смеялись – из-за того, что я не знала, что делать, куда идти, как на этом кресле пыточном располагаться.

Почему визит к гинекологу - это стресс, по-моему, и так очевидно. Абы кому не хочется показывать интимные места своего тела. Особенно, если доктор – мужчина. Вот когда рожала – по фигу было, кто там смотрит и как. Тогда важен был сам процесс. А просто так прийти на показ – бррррр!

Первая встреча была в школе на диспансеризации. Я стояла и слушала страшные истории, как гинекологиня заглядывала в девочку и начинала страшно ругаться на нее, что она не девственница, чем пугала до полусмерти. Так как я на тот момент ею все-таки была, то страшно мне не было, посмотрели меня быстро и позитивно.

Когда пошла работать, нас ежегодно таскали на проверки. Был забавный случай, когда нас привезли, и можно было выбирать – к мужчине или к женщине идти. Все почему-то создали нехилую очередь к тетеньке гинекологине. А я решила, что дяденька веселее. И, правда, дяденька был весел и аккуратен, а на тетеньку народ жаловался потом. Мол, грубовато смотрит.

Эмоционально все визиты к гинекологу примерно одинаковые: чувство неловкости смешано с беспокойством и раздражением. Посещение врача всегда стресс, потому что я туда хожу, если обеспокоена своим здоровьем. Гинеколог страшнее стоматолога, потому что приходится пускать постороннего человека в совсем уж интимную сферу, трусы снимать, рассказывать про личное. И врачам часто недостает тактичности, к сожалению.

Поход к гинекологу перестал быть стрессом сразу после первого посещения врача в Штатах. Теперь хожу регулярно, как по часам, все нравится. Потому что ко мне внимательны, со мной вежливы. Дома стресс был связан не с осматриваемым местом на теле, а с тем, что, пока ты лежишь перед врачом в позе цыпленка табака, он, как выяснилось в одном нашумевшем пару месяцев назад посте, ненавидит тебя за неаккуратно выбритый лобок. Ну или ты ему просто не нравишься, и он тебе по милой русской привычке к открытости хамит.

Первое посещение гинеколога было волнительным. Моя подруга тогда сказала, что нас будут осматривать и по результатам записывать в карту, кто девственница, а кто нет. И, хоть я была девственницей, очень боялась, что врач ошибется и поставит мне на карту жирный штамп «женщина!». Позор и ужас.

В медицинском университете, где я училась, медосмотр был занятным событием: настоящие врачи осматривают будущих коллег. Захожу я в кабинет гинеколога уже вооруженная опытом, с простынкой и четким убеждением, что в этот раз не стану карабкаться в кресло, как каракатица, а взлечу, словно ласточка. Но вижу, что наща встреча с доктором почему-то пройдет не тет-а-тет. На столе вперемешку с карточками стоят чашки с чаем и блюдца с тортом. А по комнате бегает маленький мальчик с криками: «Мам, а можно порисовать?» – или: «Ой нет, покатаю машинку». Медсестры, прихлебывая чаек, самозабвенно рассуждают, какой сорт клубники плодоносит больше и чья ягода вкуснее. Я замерла на пороге. Врач обернулась и говорит: «Ну что же вы стоите, там огромная очередь, раздевайтесь побыстрее!» Не знаю, можно ли считать десятки обнаженных женских тел, прошедших через этот кабинет, психологической травмой для мальчика, но для меня это точно была травмирующая ситуация. Сняв штаны, я пытаюсь пробраться к креслу, на моем пути попеременно возникают то мальчик с карандашами, то тетка с алыми губами, желающая подлить себе чайку. Кое-как добравшись до пункта назначения, я уже напрочь забыла, какие вопросы хотела задать доктору. Да и странно звучали бы мои жалобы на боли во время менструации на этой вечеринке с элементами художеств.

В университете пришла на осмотр (не первый, правда), попала к мужику. Он там что-то щупает и задумчиво говорит: «У вас детей не будет», – я офигела, а он мне прочитал лекцию про беспорядочные связи, продолжая щупать. Потом сказал: «А может, и будут», – и опять лекцию. Я послала его на фиг, забрала карту и ушла, не дожидаясь печати в листе медосмотра.

В той же консультации, уже в другой день и в другой очереди наблюдала, как к нему в кабинет зашла беременная женщина, а он на нее орал так, что стены дрожали. Девушка вышла в слезах, а к нему в кабинет залетела бабушка божий одуванчик, завотделением, и отчитала, как котенка. Говорят, и полотенцем побила. Еще он делал УЗИ в отделении, и бедных девушек заставлял ждать по часу с полным мочевым пузырем, пока он пойдет покурит, пообедает. По счастью, его потом выгнали.

В нынешнем университете (в политкорректной Америке) я подбирала противозачаточные средства. Врачица принесла подставку с кольцом, показала. Я сделала большие глаза и спросила, куда это вставлять. Следующие несколько минут мы с ней вертели эту штуку, сжимая и так, и сяк… И ржали, как идиотки. Через месяц я ей позвонила спросить про тесты на бесплодность (теоретически), а врачица запнулась и осторожно, максимально вежливо спрашивает: «Вы все еще используете кольцо? Просто, дело в том, что если вы его используете, это может оказать некоторое влияние на вероятность зачатия. » Лишь бы меня не обидеть! Опять ржали, как кони.

Бабка божий одуванчик – вообще нереально крутой врач была (дай Бог ей долгих лет жизни), она мне очень помогла. А про мужика рассказы ходили, еще когда я училась на младших курсах. И почти то же самое рассказывала одногруппница, попавшая к нему на осмотр, только, судя по датам, это было лет за 5 до вас.

Я себя давно уговорила, что трио окулист-стоматолог-гинеколог нам с организмом важно, но все равно не люблю. Во-первых, мне некомфортно. Во-вторых, это сейчас у меня вменяемая тетка врач, а раньше я панически боялась гинекологов за их манеру припугнуть эррррозией шейки, ррррраком матки и «в венерологию захотела?» (да, вот так пугали тоже). В-третьих, не люблю я про себя рассказывать и не умею к тому же. Ну не могу я рассказывать про свою интимную жизнь, слов не знаю, краснею, смущаюсь и комкаю фразы как полная кретинка. (Это про отсутствие разговоров про секс в семье, потому и не умею, что не с кем было).

Вот, кстати, консультация гинеколога совместно с психологом была бы вполне в кассу, потому что я очень хорошо знаю, если со мной не разговаривали, то и я, скорее всего, не стану. Потому что не умею.

Два стресса. Первый, когда я была немножко беременна и попала на прием к не своему врачу (не помню, кажется, это был плановый осмотр по работе, для медкнижки). Толстая неопрятная врач уставилась мне туда так, будто видела это впервые и заорала коллеге: «Мань, иди-к сюды. глянь!» Я начала помирать и лепетать что-то бессвязное.

Меня спросили, давно ли я сдавала анализы на РВ? «Токашта, – говорю, – две недели как. все ок. » Мне ответили: «Да мало ли чо у тебя за две недели могло вырасти». Тут я уже не начала помирать, а прямо померла и на последнем вдохе сказала про беременность. Толстая тетка с Маней в один голос сказали: «А, ну ясно, это ж эрозия такая вышла».

А второй раз – когда я была у своего врача, но исхудавшей при своем 170 см росте до 48 кг. Врач начала пальпировать грудь и изменилась в лице. Я изменилась в разуме, но тут она судорожно начала щупать симметричную сиську и выдохнула: «Ой. это у вас ребрышки так торчат». А тут говорят – не стресс. Я их как огня боюсь.

К гинекологу пошла, когда начались неприятности. Мне попалась очень деликатная женщина, осматривала аккуратно и безболезненно. Во время школьных медосмотров к гинекологу не ходила принципиально, и мои предки меня поддерживали.

В первый раз попала еще к детскому гинекологу. То есть никаких кресел, зеркал и всего такого. Просто на кушетке живот пощупали и все. А все равно страшно было. Почему-то ни мама, ни бабушка не подбодрили тогда. Вообще сфера такая, что каждый раз как прихожу к гинекологу – боюсь, что какую-то болячку обнаружит, о какой я и не подозревала.

Я выросла в небольшом городе на Крайнем Севере; впервые попала к гинекологу на медосмотре в институте после зачисления. Тема «пойти к гинекологу» в семье никогда не обсуждалась. Считалось, что девочки к гинекологу ходят только для абортов. И мама осуждающе рассказывала о какой-то моей однокласснице, которую видели у гинеколога (в небольшом городе это разлетается мгновенно) – она точно делала аборт. других вариантов не могло быть. При этом всю свою школьную юность я мучилась от молочницы и цистита, даже не подозревая, что это такое и что это можно лечить. Интернета не было, в книжках писали далеко не все, и если про половую жизнь я читала, то вот про простую молочницу узнала в 20 лет после того, как попала в больницу – тоже по гинекологии, с кистой, которую можно было обнаружить гораздо раньше, если бы мама не вбила в меня это представление: «Приличные девочки к гинекологам не ходят!» И оказалось, что все эти жуткие муки, которые я лет с 13 героически терпела, элементарно и быстро лечатся.

Примечательно, что даже на медосмотр, где гинеколог был обязательным для посещения, мама рекомендовала не ходить, соврав про месячные. Не знаю, откуда у нее такое.