Сколько должен зарабатывать мужчина?

Последняя подружка моего коллеги однажды рассказала мне такую историю. Она ждала его с работы у него дома, он задерживался, сказал, что приедет поздно. Пока ждала, пошла в ванную с неисправным дверным замком и не смогла выбраться. Барабанила в дверь, битых четыре часа орала, как кошка в период спаривания. Когда мой коллега вернулся, дверь пришлось выламывать. Девушка в слезах — крик, истерика. В итоге после долгих утешений она благосклонно заявила: «Я провела в этой поганой ванной четыре часа. За это ты должен оплатить мне четыре часа самых дорогих процедур в лучшем SPA города». И что, оплатил? Да, оплатил. Мой коллега зарабатывал 150 000 рублей, но после пяти месяцев сожительства с этой подругой ему пришлось сменить работу. «Я хочу тартар!», «Смотри, как нам подходит!», «Ой, а давай эти с шиншилловыми вставками купим!» Теперь он получает 270 000 рублей. Друзья смотрят на него уважительно — какой-никакой рост. Он работает допоздна, начал ходить на массаж, пьет что-то гомеопатическое, просматривает ипотечные программы. Успешный мужчина рядом с требовательной женщиной. Все счастливы. Дверь в ванной починена, на шиншиллу с трудом, но хватает.

Я не торопилась бы осуждать эту девушку. Чем больше смотрю на женщин, тем больше понимаю, что мы — мышки, кошечки, птички, зайки — очень ранимы и не уверены, любят нас по-настоящему или нет. Жестокость современных мужчин выбила нас из равновесия. Красивые принцессы и недолюбленные отличницы, гордые победительницы и конкретные решальщицы — все мы боимся, что этот мужчина или все мужчины мира завтра нас разлюбят. Отсюда все эти ожидания красивых жестов, красиво упакованных, красиво оплаченных. Нам очень нужны доказательства любви. Кому-то любовь докажешь тремя сотнями тысяч, кому-то хватит семидесяти, а кому-то и миллиард — плевок в вечность. Мужчины, вы сами виноваты в том, что ваша любовь требует таких ничтожных доказательств. Так что, прежде чем называть девушку продажной, подумайте о том, что ценник она ­повесила не на себя, а на вашу любовь, которая очень ­часто на деле ничего не стоит. Так что дарите подарки, ­если ничего другого за душой нет.

У одной женщины 28 лет был муж, который однажды потерял работу с зарплатой в 60 000 рублей. То ли разгильдяйство обычное, то ли кризис экономический. В общем, осел дома, как пыль на подоконник. И все затянулось. Вроде бы кто-то вот-вот должен позвонить, что-то должно появиться. Он занял пассивную позицию на диване и ждал. Она работала менеджером по маркетингу (55 000 рублей в месяц), просвета не видела, все внимательнее изучала чеки на кассе. Потом он сказал: «Я много думал и решил — в офис не вернусь». Устал изнашивать свою жизнь в гонке за одобрение начальства. Наконец-то пришло время заняться тем, о чем всегда мечтал. А мечтал он о гитаре, концертах и контрактах со звукозаписывающими студиями. «Ты веришь в меня?» Конечно, она не верила. Но замуж выходила по любви и хорошо помнила о «и в горе, и в радости». Он воодушевился, продолжал сидеть на диване, сочинять что-то абсолютно бездарное. Она молчала, носила еду сумками. Потом забрала ребенка, перебралась к маме и подала на развод. Через год он все-таки вышел на работу охранником на складе. Про жену говорит: «Меркантильная тварь».

Все мои подружки считают, что деньги не главное. Я киваю и смотрю на их измотанных мужей, за 500 000 в месяц беспрерывно строчащих в Blackberry. Ведь летом у них планы в Италии, и ребенка нужно отдать в частную школу, потому что обычная — не вариант. Я тоже убеждаю себя, что деньги не главное. Но при этом сейчас меняю работу. Денег значительно больше, ответственности тоже. Рассказываю подругам, что волнуюсь, позволит ли мне напряженная работа за большие деньги оставаться женщиной, возвращаться домой вовремя, готовить еду, гладить рубашки, заниматься сексом. Мне страшно, что погоня за деньгами повредит моим отношениям. Вдруг меня разлюбят. Подруги кивают, а потом возмущенно спрашивают: «А почему ты должна зарабатывать? А твой мужчина что? Пусть деньги в семью приносит!» Как им объяснить, что он и так много зарабатывает. Он требует, чтобы я, наконец, расслабилась и родила ему ребенка. А мне страшно, что без моей финансовой независимости я стану неинтересна. Вот и сижу на работе, доказывая, что меня любят не зря.

Сколько бы мужчина ни зарабатывал, женщина счастливее не станет. Сколько получает мой молодой человек, я не знаю и знать не хочу. Мы живем вместе, но тратим по отдельности. Иногда мне кажется, что за жизнь с таким непростым человеком, как я, уже надо приплачивать. Мы многое можем себе позволить, но иногда, когда я в очередной раз жалуюсь на то, что мне страшно за мое будущее, он говорит: «Не волнуйся, милая, деньги есть». И пусть я, гордая и независимая, никогда у него ни копейки не возьму, этих слов вполне достаточно, чтобы позволить себе нереальную роскошь — успокоиться. Ведь вот оно, мое счастье, лежит на подушке за 300 рублей.

вернуться

Деньги вперед: размышления о роскоши в трудные времена