«Иерей-сан. Исповедь самурая»: продолжение «Доктрины» Охлобыстина

Иван Охлобыстин после двухгодичного молчания наконец выпускает на киноэкраны свой новый фильм – «Иерей-сан. Исповедь самурая». Режиссером картины стал Егор Баранов, известный по картине «Соловей-разбойник».

Обещал Охлобыстин православный боевик – и получился боевик, замешанный на проблемной русской жизни, проблемной японской жизни, православии и четком идеологическом посыле. Посыл этот отправляет к зрителю актерский костяк в лице самого Охлобыстина, Петра Мамонова и голливудского японца Кэри-Хироюки Тагавы («Смертельная битва», «47 ронинов», «Хатико: Самый верный друг», «Мемуары гейши», «Планета обезьян» и пр.). Во многом по-детски наивный и нарочито простой, фильм получился небанальным и увлекательным.

«Я вырос в 90-е, скучаю по ним. Все было проще и элегантнее», – заявляет персонаж Охлобыстина Нелюбин, сыплющий остротами «не в бровь, а в глаз» в стиле давно ушедшего в народ «Даун-хауса». Как ни крути, а больше нравится батюшке и автору претендующей на национальную идеологию «Доктрины 77» играть мерзавцев. В картине «Иерей-сан. Исповедь самурая» он предстает в роли негодяя-бизнесмена, желающего сделать деньги на месторождении красной глины в Ярославской области (забавно перекликается с вышедшим недавно «Багровым пиком» ). На пути к уже предвкушаемым доходам стоит только полувымершая деревенька Глубокое с 15 жителями и с советских времен разваленной церковью. Удачный исход кажется таким близким, когда восстанавливать разрушенный храм вдруг присылают батюшку Николая – японца с экзотическими татуировками на всем теле и шрамами от пуль.

Российские режиссеры все чаще обращаются к теме деревни – видимо там, а не в городах, они видят возрождение национальной идеи, несмотря на безработицу, пьянство и потерю смысла жизни. С одной стороны, сюжет, придуманный Иваном Охлобыстиным и Романом Владыкиным, напоминает нашумевший «Левиафан», но в отличие от Звягинцева создатели «Иерей-сана» видят возможность этого самого возрождения. И видят его в православии – не зря же подобрался такой состав съемочной группы.

Авторы постарались сделать свой посыл зрителю максимально доходчивым, чтобы быть понятыми каждому. Действие развивается вокруг церкви - с началом ее реконструкции начинает подниматься и вся деревня. А главный злодей носит говорящую фамилию Нелюбин – то есть, все по классическим литературным канонам. В этом фильме зло – это зло, а добро – это добро, и сквозь черный юморок и наивные сцены убийств «Иерей-сан» как бы пытается вернуть зрителя к забытым понятиям и ценностям.

«В фильме мы воюем за нашу землю, за нашу веру. Все с чудесами, с перестрелкой – такой православный вестерн. Доброе кино, крутое. Прокатчики долго не покупали, говорили: «Мы комедии катаем». Два года уже фильм как сделан, и сейчас как будто бы сдвинулось дело. Играет звездный состав: Надя Маркина, Игорь Жижикин, Петя Федоров, я грешный, Ваня Охлобыстин. Прекрасное кино, Боря Гребенщиков три раза плакал. Боречка нашел замечательную японскую музыку для картины», – поведал на одной из недавних пресс-конференций исполнитель второстепенной роли Петр Мамонов, он же бывший лидер «Звуков Му» и звезда «Острова» Лунгина. «Страна – это ты, как сказал Николай Васильевич Гоголь, общество состоит из единиц. Мне кажется, вот об этом фильм – какой ты», – считает Мамонов.

Помимо Охлобыстина и Мамонова главной изюминкой фильма стал, разумеется, заокеанский гость Кэри-Хириюки Тагава, который на фоне русской деревни и в рясе смотрится как минимум экзотично. Кстати, для самого актера работа в России закончилась крещением и объявлением о принятии российского гражданства.

Посмотреть эту картину любопытно, особенно ценителям харизмы ключевых актеров «Иерей-сана». Фильм выбивается из общего прокатного конвейера высокобюджетных и просчитанных кассовых продуктов, несмотря на всю свою простоту и нарочитую идею, с которой многие будут не согласны. Тем не менее это прекрасная актерская команда, оригинальный сюжет, достаточно качественная картинка и хороший саундтрек – а это уже немало. А еще это вновь внушает надежду в российское кино, даже если оно вызывает огромное количество споров и «холиваров».

Мария Аль-Сальхани