Канонические правила и мнения святых отцов о женской нечистоте.

Начнем с самого главного, канонов церкви, регулирующий вопрос о «женской нечистоте». Каноны, подтвержденным правилом Вселенского собора всего два. Эти каноны подтверждены вторым правилом на Шестом Вселенском (Пято-Шестым Трульским) соборе.

Правило гласит: «Согласием нашим запечатлеваем и все прочия священныя правила, изложенныя от святых и блаженных отец наших, то есть, трехсот восемьнадцати богоносных отец, собравшихся в Никее; такожде от отец, собиравшихся во Агвире, и в Неокесарии, равно и в Гангре; кроме сего в Антиохии Сирийской и в Лаодикии Фригийской; еще же ста пятидесяти отцов, сошедшихся в сем Богохранимом и царствующем граде; и двухсот отцов, собравшихся в первый раз в областном граде Эфесе; и шестисот тридцати святых и блаженных отцов, собравшихся в Халкидоне; и от собравшихся в Сардике, и в Карфагене; и еще собравшихся паки в сем Богоспасаемом и царствующем граде при Нектарии, предстоятеле сего царствующаго града, и при Феофиле, Александрийском архиепископе; такожде правила Дионисия, архиепископа великаго града Александрии ; Петра, Александрийскаго архиепископа и мученика; Григория, епископа Неокесарийскаго, чудотворца; Афанасия, архиепископа Александрийскаго; Василия, архиепископа Кесарии Каппадокийской; Григория, епископа Нисскаго; Григория Богослова; Амфилохия Иконийскаго; перваго Тимофея, архиепископа Александрийскаго ; Феофила, архиепископа того же великаго града Александрии; Кирилла, архиепископа Александрийскаго; и Геннадия, патриарха сего богохранимаго и царствующаго града; еще же и Киприана, архиепископа Африканской страны, и мученика, и Собором при нем бывшем изложенное правило, которое в местах предупомянутых предстоятелей, и токмо у них, по преданному обычаю, сохраняемо было. Никому да не будет позволено вышеозначенные правила изменять, или отменять, или, кроме предложенных правил, принимать другия, с подложными надписаниями составленныя некиими людьми, дерзнувшими корчемствовать истиною. Если же кто обличен будет, яко некое правило из вышереченных покусился изменить, или прекратить: таковый будет повинен против того правила понести епитимию, какую оно определяет, и чрез оное врачуем будет от того, в чем преткнулся».

Сами правила приведу ниже:

Каноническое Послание Дионисия Александрийского к Еп. Василиду.

2. О женах, находящихся в очищении, позволительно ли им в таком состоянии входить в дом Божий, излишним почитаю и вопрошать. Ибо не думаю, чтобы они, если суть верные и благочестивые, находясь в таком состоянии, дерзнули или приступить к Святой Трапезе, или коснуться Тела и Крови Христовых. Ибо и жена, имевшая 12 лет кровотечение, ради исцеления, прикоснулась не Ему, но только к краю одежды Его. Молиться, в каком бы кто ни был состоянии и как бы ни был расположен, поминать Господа и просить помощи - не запрещается. Но приступать к тому, что есть Святая Святых, да запретится не совсем чистому душою и телом.

Канонические Ответы Святейшего Тимофея Александрийского.

Вопрос 6. Если жена оглашенная вписала имя свое ко Крещению, а ко дню Крещения приключится ей обычное женам, то должно ли таковую крестить в тот день, или отложить, и на сколько времени отложить?

Ответ. Должно отложить, доколе очистится.

Вопрос 7. Если жена усмотрит приключившееся ей обычное женам, должна ли она в тот день приступить к Святым Тайнам, или нет?

Ответ. Не должна, доколе не очистится.

Авторитет эти правил, подтвержденный Вселенсим собором, очень высок, но, он касаетсая тлько вопросов участия в Таинстах церковным, конкретной Причащения и Крещения. Поэтому здесь можно сделать некоторые выводу:

Канонические запреты на причастие женщинам в определенные периоды установлены Церковью соборно и, безусловно, существуют. Согласно каноническим нормам, в критические дни женщине нельзя участвовать в таинствах, т.е. причащаться, креститься, собороваться. Благоговение к Таинству и уважение к издревле хранимым обычаям и традициям Церкви полагаю несомненными христианскими (и типично русскими православными) добродетелями, «излишним почитаю» и напоминать.

Замечу, однако в исключительных случаях (напр. если она находится при смерти) вохможно и причастие и крещение, но, исключение не может порождать правило, но подтверждает его.

Находящимся при смерти действительно значительно смягчаются и упрощаются правила принятия св. Таинств. Однако это отнюдь не основания для того, чтобы призывать вводить всеразличные исключения из правил в повседневную практику, т.е возводить в правило.

Упомянутые канонические запреты в полной мере касаются и мужчин в случае «ночного осквернения»

Распространенность современной практики запрещать женщинам входить в храм и даже принимать святую воду и брать благословение имеет позднее происхождение и объясняется склонностью нашего народа к формальному благочестию, а также благочестивому, но не всегда здравому стремлению к ужесточению существующих правил и норм .

Но, даже несмотря на то «честна женитва, и ложе нескверно», свв. Отцы VI Вселенского собора 97-м правилом установили, что «тех, которые, или живя с женою, или иным образом, нерассудительно священные места обращают в обыкновенные, и небрежно окрест их обращаются, и с таким расположением в них пребывают, повелеваем изгонять и от мест оглашенным предоставленных при святых храмах. Кто же не будет сего соблюдать, Если есть клирик, да будет извержен; Если же мирянин, да будет отлучен».

Относительно же возможности «естественных извержений» (кои, по слову св. Афанасия, сами по себе, в действительности не являются грехом) в священных местах, свв. Отцы не оставили нам соборно установленных правил, запрещающих совершать оные извержения где нам вздумается. Но здесь уместно вспомнить об элементарных здравом смысле и совести, на который и уповает св. Дионисий («излишним почитаю и вопрошати»).

Хорошо понимаю, что мое личное мнение не может быть сколько-нибудь авторитетным и значимым в данном вопросе, поэтому постараюсь только цитировать людей авторитетных, опытных, мудрых, святых. Быть может, строгие тексты соборных постановлений, творений святых отцов и богословов покажутся сухими, безжизненными, далекими от реальности и не смогут сломить нравственный заслон, однажды установленный чьим-то священническим благословением, однако именно на этих «сухих», безэмоциональных словах церковных канонов строится Церковь Христова. Очень хочу надеяться, что ясность мысли и святость жизни этих людей послужат залогом истинности их слов, хотя они часто расходятся с тем, что говорят многие из современных и даже очень авторитетных, хотя еще не святых священников.

«Женский вопрос» довольно часто поднимается в церковных СМИ, в печатных изданиях, Интернет-ресурсах, и на основании этих обсуждений можно сделать вывод, что в современной практике нет единого подхода к решению данного вопроса, причем мнения разделяются примерно так:

+ 5% - можно все: даже причащаться;

45% - можно жить полной церковной жизнью, за исключением принятия таинств.

- 45% - можно стоять в храме, но только в притворе, к святыням не прикасаться.

5% - в храм входить вообще нельзя, ни к чему освященному не прикасаться, а то можно осквернить святыню.

При аргументации позиции «-» как правило ссылаются на существующую церковную практику, иногда на 15-ю главу книги Левит, а чаще всего ни на что не ссылаются, просто говорят: «нельзя, потому что нельзя». Итак, рассмотрим:

«И сказал Господь Моисею и Аарону, говоря: объявите сынам Израилевым и скажите им: если у кого будет истечение из тела его, то от истечения своего он нечист»(Лев.15,1-2) и далее 15-я глава до конца. Как явствует из текста, имеющий истечение (мужчина или женщина) становился нечистым на 8 дней и также нечистым становилось все, к чему прикасался «нечистый». Всю посуду, к которой он прикасался, следовало разбивать, а повозку, на которой он ехал, нельзя было использовать до следующего утра. Кроме того, в восьмой день своего очищения следовало приносить в храм жертву за грех: двух горлиц или двух молодых голубей (Лев.15,14; 15,29) Естественно, эти обрядовые нормы не соблюдаются в настоящее время ввиду того, что и Христос в Евангелии объявлял их «предписаниями человеческими» (Мф. 15, 1-20; Мк. 7, 2-5; Лк. 11, 38-41; Ин. 3, 25), и еще в 51г. их отменил Апостольский собор в Иерусалиме. Так что ссылаться на Ветхий завет в вопросе о «критических днях» представляется беспочвенным.

Патриарх Павел Сербский комментирует это так: «В Ветхом завете у евреев, женщина, которая имеет истеченiе крови, текущей из тела ея, отделялась от остальных, потому что всякое прикосновение к ней в это время означало для них культовую, молитвенную нечистоту (Лев 15, 19). Так же было и в продолжении 40 дней после рождения ребенка мужского пола и восьмидесяти дней после рождения ребенка женского пола (Лев 12, 2-5). И у других древних народов существовало подобное отношение к женщине в этом состоянии.

В Новом завете на этот предмет смотрят по другому. Никакая телесная нечистота не делает нас нравственно и молитвенно нечистыми. Сотворенные Богом, говорит св. Афанасий Великий, мы "не имеем в себе ничего нечистого. Ибо тогда токмо мы оскверняемся, когда грех, всякого смрада худший, соделываем. А когда происходит какое-либо естественное извержение, тогда и сему с прочими подвергаемся мы. по необходимости естественной"

Понятно, что особенно в среде верных из евреев нельзя было легко и быстро преодолеть ветхозаветный взгляд на культовую нечистоту женщины, тем более что появлялись и ложные учения разных еретиков, имевших неправильный взгляд на женщину и, в связи с ней, на брак, рождение и т.д.»

Александр Боженов в своей статье по данному вопросу приводит такие толкования святых отцов на 15-ю главу книги Левит:

«В древней христианской письменности мы встречаем различные объяснения происхождения ветхозаветных предписаний о нечистоте брачной жизни. Довольно часто христианские писатели объясняют эти предписания моральными или прообразовательными целями (например, Климент Александрийский высказывает мысль, что Ветхий Завет требует омовения после известных процессов не потому, что гнушается ими, а предвозвещая другое омовение - в крещении).

С другой стороны, часто встречается объяснение таких предписаний мотивами гигиенического характера, например, Постановления Апостольские полагают, что Ветхий Завет объявляет женщин в известном периоде нечистыми, чтобы помешать их общению с мужчинами, так как зачинаемое в это время потомство бывает болезненно. Это объяснение встречается также в Дидаскалии, у Феодорита Кирского, Исидора, и Диодора. Блаженный Феодорит пишет, что "должно вникать в намерение закона. Ибо часто вместо одного учит он другому. Ибо если родившая нечиста, то нечиста и чревоносящая. Посему, думаю, что закон повелевает успокоиться родившей, как много потрудившейся и потерпевшей жестокие муки. Но если бы просто дал такое повеление, то мужья не удержали бы своего похотения; зная же, что родившая нечиста, бегают общения, чтобы и им не сообщилась нечистота. Итак, закон словом нечистота угашает пожелание"» (www.devam.ru/dev/churchnwoman/krit.html)

Более-менее взвешенная «запрещающая» позиция озвучивается следующим образом:

Да, действительно для женщины находящейся в нечистоте есть некоторые ограничения. Вероятно, одной из причин этого является то, что в первые века христиан всячески пытались уличить в человеческом жертвоприношении, более того, когда до слуха правителей доходило, что христиане приобщаются тела и крови Христовой, им даже предъявляли обвинение в каннибализме. В то время некоторые понимали буквально, что на литургии съедали человека. Скорее всего, чтобы оградить себя от такого рода нападок и были приняты решения о том, чтобы не приносить в храм мяса, и женщинам во время месячного очищения не входить храм, чтобы не оставлять в храме крови (как вы наверное догадываетесь в те времена современных средств гигиены не было).

В современной церкви (при наличии соответствующих гигиенических средств), по мнению опытных священников, женщине допускается приходить в храм в нечистоте, однако нельзя прикладываться к иконам, брать у священника благословение и уж тем более нельзя приступать к таинствам. Есть только одно исключение, при условии смертной опасности (если женщина находится при смерти) ее допускается исповедать и причастить. Так что нужно со смирением принять установившуюся церковную практику.

С уважением, Священник Владислав

Если женщине в эти дни угрожает смертельная опасность от тяжелой болезни, она может даже быть приобщена Святых Тайн, так что все запреты носят не безусловный характер. Действительно, у разных духовников есть разные представления о том, что можно и что нельзя делать в это время, поэтому нужно руководствоваться советами своего духовника и теми правилами, которые приняты в твоем храме.

прот. Аркадий Шатов

Насчет установившейся церковной практики хотелось бы немножко возразить:

«Канонисты четко определяют условия, необходимые для того, чтобы обычай имел законную, обязательную силу. Для этого необходимо его соблюдение в церковной области, имеющей законодательную автономию: в поместной Церкви, в епархии или хотя бы в монастыре, братстве с их статуарным правом. Обычаи же прихода, семинарии не могут иметь обязательной силы. Для признания законности обычая требуются его разумность и известная давность. «Обычай без истины, - учил Св.Киприан Карфагенский, - есть застарелое заблуждение»»(прот.Владислав Цыпин «Церковное право»)

По правилам нельзя проливать в храме кровь. Когда не было исподнего и, так широко разрекламированных средств гигиены, женщине действительно нельзя было заходить в храм. Сейчас время очищения ограничивает доступ женщине к святыне, как то целование икон и креста, принятие просфоры и т. д. Впрочем, эти ограничения возникают не от разделения на чистых и нечистых, совершенно не свойственных христианству, а из чувства благоговения к святыне. Против благочестия может согрешить и мужчина, в рабочей робе, перепачканной маслом, решивший приложиться к иконам.

Священник Алексей Пшеничников

К слову сказать, последний ответ не выдерживает никакой критики: во-первых, «мужчина в рабочей робе, перепачканной маслом» - очень заметное зрелище. Если он набросит на себя сверху какую-то чистую одежду, и если его роба запачкана не по его личной вине, то он не нарушит благочестия и не совершит греха, приложившись к иконам, а совершит благой поступок, сродни исповедничеству. Именно в такой ситуации находится женщина: в своей «нечистоте» она лично не виновата, а в храме о ее состоянии знает только она и Бог. Какой же она грех совершает, приложившись к иконам?

Апостол Павел в своих посланиях не рассматривает конкретно вопрос о женской или мужской «нечистоте», поэтому его слова носят общий характер:

«Я знаю и уверен в Господе Иисусе, что нет ничего в себе самом нечистого; только почитающему что-либо нечистым, тому нечисто»(Рим.14,14)

«Для чистых все чисто; а для оскверненных и неверных нет ничего чистого, но осквернены и ум их и совесть.»(Тит 1,15)

«Итак, если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений: «не прикасайся», «не вкушай», «не дотрагивайся», по заповедям и учению человеческому? Это имеет только вид мудрости в самовольном служении, смиренномудрии и изнурении тела, в некотором небрежении о насыщении плоти. Итак, если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном.»(Кол.2,20-3,2)

Правилом 2 Трулльского собора цитируемые ниже послания свт.Дионисия Александрийского и Тимофея Александрийского, а также свт. Афанасия Великого признаны согласными с вероучением православной Церкви(«Согласием нашим запечатлеваем…») и о них было сказано: «Никому да не будет позволено вышеозначенные правила изменять или отменять…» Это означает, что эти послания включены в канонический свод правил Православной Церкви и имеют в Церкви силу закона.

Послание свт. Дионисия Александрийского (IV век) еп.Василиду:

Правило 2: О женах, находящихся в очищении, позволительно ли им в таком состоянии входить в дом Божий, излишним почитаю и вопрошать. Ибо не думаю, чтобы они, если суть верные и благочестивые, находясь в таком состоянии, дерзнули или приступить к Святой Трапезе, или коснуться Тела и Крови Христовых. Ибо и жена, имевшая дванадесятилетнее кровотечение, ради исцеления, прикоснулась не Ему, но только воскрилию. Молиться, в каком бы кто ни был состоянии и как бы ни был расположен, поминать Господа и просить помощи – не возбранно есть. Но приступать к тому, что есть Святая Святых, да запретится не совсем чистому душою и телом.

Правило 3: Вступившие же в брак сами себе должны быть довлеющими судьями. Ибо они слышали Павла, пишущего, что подобает воздерживаться друг от друга, по согласию, до времени, дабы упражняться в молитве, и потом паки купно быть(1 Кор.7,5).

Правило 4: Те, которым приключилось непроизвольное ночное истечение, также да последуют своей совести, и да испытуют самих себя, находятся ли от сего в сомнении, или нет, подобно как и о пище глаголет Апостол: аще яст сомняяйся, осуждается (Рим.14,23) И в сем случае всякий приступающий к Богу да имеет благую совесть и благодерзновение, по собственному помышлению.

Канонические ответы свт.Тимофея Александрийского:

Вопрос 6: Если жена оглашенная вписала имя свое ко Крещению, а ко дню Крещения приключится ей обычное женам, то должно ли таковую крестить в тот день, или отложить, и на сколько времени отложить?

Ответ: должно отложить, доколе очистится.

Вопрос 7: Если жена усмотрит приключившееся ей обычное женам, должна ли она в тот день приступить к Святым Тайнам, или нет?

Ответ: не должна, доколе не очистится.

Итак, видим довольно очевидные запреты на участие в таинствах: Крещении, Евхаристии.

Еще в III веке подобный вопрос был задан святому Дионисию, епископу Александрийскому (†265 г.), и он ответил, что не думает, что женщины в таком состоянии, "аще суть верныя и благочестивыя, дерзнули или приступити к Святой трапезе, или коснутися тела и крови Христовы", ибо, принимая Святыню, нужно быть чистым душею и телом. При этом он приводит пример кровоточивой жены, которая не дерзнула коснуться тела Христова, но только края Его одежды (Мф 9, 20-22). В дальнейшем разъяснении святой Дионисий говорит, что молиться, в каком бы то ни было состоянии, всегда дозволено. Сто лет спустя на вопрос: может ли женщина, у которой "приключилось обычное женам" причаститься, отвечает Тимофей, также епископ Александрийский (†385), и говорит, что не может, до тех пор, пока этот период не пройдет и она не очистится. Той же точки зрения придерживался и святой Иоанн Постник (VI век), определяя и епитимью на случай, если бы женщина в таком состоянии все же "приняла Св. Тайны"

Все эти три ответа показывают, в сущности, одно и то же, т.е. что женщины в этом состоянии не могут причащаться. Слова святого Дионисия, что они тогда не могут "приступать к Святой трапезе" в действительности означают - причаститься, потому что к Святой трапезе приступали только с этой целью.

Так же об этом думает и преп. Никодим Святогорец, говоря: "Только не дозволяется приближаться к святыне над святынями, то есть причащаться святыни тому, кто не чист душею и телом, каковы и суть женщины в месячном очищении". Значит, иначе говоря, в старое время для причащения все верные входили в алтарь пред Честную трапезу, даже женщины, как говорит Вальсамон: "Похоже, что в старину женщины входили в алтарь и причащались со Святой трапезы". То же говорит и Матфей Властарь в своей Синтагме: "Но такая (женщина) теперь не только из алтаря, в который ей в старину было дозволено входить, но и из храма, и места пред храмом изгоняется".

«Мы считаем, что эти частные мнения Вальсамона и приведенных авторов, или мнения их современников об этом предмете, не подтверждены никаким высшим авторитетом - Вселенским или Поместным собором - и не могут рассматриваться как позиция всей Православной Церкви. Тем более, что мы знаем, что Церковь позволяла, с глубокой древности, стоять у паперти и еще некрещенным (оглашенным), равно как и некоторым степеням кающихся, т.е. тем христианам, которые после крещения во время гонений пали и отреклись от Христа, или учинили убийство, прелюбодеяние, либо другие тяжкие грехи, "чтобы они, - как говорит святой Симеон Солунский, - слушанием и смотрением участвовали в божественном, устами и языком исповедовали веру и пели благочестивые слова."

Не может быть, чтобы Церковь поступала строже в отношении женщин в афедроне, нежели в отношении нравственных преступников, и не дозволяла бы им, чтобы они слушанием и смотрением "участвовали в божественном", в исповедании веры и пели благочестивые слова. Это подтверждало бы и точку зрения преп. Никодима Святогорца, который, со ссылкой даже на Вальсамона, говорит, что женщины и в это время могут молиться, "будь то наедине в своем доме, будь то на паперти храма, моля Бога и прося помощи и спасения у Него".

Поэтому я полагаю, что из приведенного правила святого Дионисия можно с уверенностью заключить только, что женщина во время менструации не может причащаться.»

У святителя Иоанна Златоуста есть слова о периодической нечистоте женщины, что "это поистине не есть ни грех, ни нечистота"

Не менее жестко высказывается святитель Афанасий Великий, послание которого также включено в канонический свод правил Православной Церкви:

«Удивляюсь же ухищрению диавола, что он, будучи развращение и пагуба, влагает, по видимому, помышления чистоты. Но действуемое им есть более навет или искушение. Ибо, как я сказал, дабы отвлечь подвижников от обычного и спасительного попечения, и всем, как мнится ему, победить их, для сего возбуждает он такую молву, которая не приносит никакой пользы для жизни, а только пустые вопрошения и суесловие, которых уклоняться должно. Ибо скажи мне, возлюбленный и благоговейнейший, что имеет греховного или нечистого какое-либо естественное извержение, как например, если бы кто восхотел поставить в вину исхождение мокрот из ноздрей и плюновение из уст. Можем сказать и о большем сего, о извержениях чревом, которые необходимы для жизни животного. Еще же, если по Божественному Писанию веруем, что человек есть дело рук Божиих, то как могло от чистой силы произойти дело оскверненное; и если мы род Божий, по Божественному Писанию Апостольских Деяний (17:28), то не имеем в себе ничего нечистого. Ибо тогда только мы оскверняемся, когда грех, всякого смрада худший, соделываем. А когда происходит какое-либо естественное невольное извержение, тогда и этому с прочими подвергаемся мы, как выше речено, по необходимости естественной. Но поскольку хотящие только прекословить справедливым словам, более же сотворенному от Бога, неправо приводят и слово Евангельское, что не входящее сквернит человека, но исходящее, то нужно и эту нелепость их (ибо не нареку сего вопрошением) обличить»

Мнение профессора С.Троицкого:

Дидаскалия и Апостольские постановления учат, что супруги и после родового (т.е. супружеского-авт.) общения могут без всякого омовения приступать к причащению, тогда как блудник не может очиститься, хотя бы он вылил на себя море воды, и что женщина в известном состоянии не лишена Духа Божия и может прикасаться к священным книгам и молиться. <…> О негреховности «экризиса» пишет и блаженный Августин. С таким взглядом сообразовалась и церковная практика. Женщина в древности имела такой же свободный вход в алтарь, как и мужчина.

<…> Таким образом, хотя сами по себе физиологические родовые процессы человека и не греховны, но их ненормальности служат последствием и показателем человеческой греховности.(проф.С.Троицкий «Христианская философия брака»)

- Можно ли женщине целовать нательный крестик, когда она в нечистоте? Наталия.

- Наталья! Посудите сами – ведь носят же в таком состоянии нательный крест, не снимают? Носят. Стало быть, и приложиться к нему можно – нет разницы, прикоснёшься к нему кожей или губами. С уважением, cвященник Алексий Колосов

* В некоторых «пособиях к исповеди» называется грех: «дерзала в нечистоте ходить в храм и прикасаться к святыне». Это просто смешно: ведь нательный крестик – это святыня такого же порядка, как и крест или икона в храме: во-первых, по форме – это крест, во-вторых – он освящен в храме по специальному чину в требнике точно так же, как освящаются иконы (только тексты молитв различаются, поскольку у икон и у креста немножко разная символика). И если женщина не снимет нательный крестик, то она будет «прикасаться к святыне» 24 часа в сутки, а если снимет – то поступит именно так, как хотелось бы лукавому. Неужели еще есть сомнения? J

«В духе приведенного евангельского и канонического подхода я считаю, следовательно, что месячное очищение женщины не делает ее ритуально, молитвенно нечистой. Эта нечистота только физическая, телесная, равно как и выделения из других органов. Вне этого процесса, женщина, также как и остальные, должна всячески стараться приходить физически чистой на общую молитву, тем более к Причастию. Но еще больше она должна трудиться над чистотой души, над украшением потаеннаго сердца человека, въ неистленiи кроткаго и молчаливаго духа, еже есть предъ Богомъ многоценно (1 Петр 3, 4).

Кроме того, поскольку современные гигиенические средства могут эффективно воспрепятствовать тому, чтобы случайным истечением крови сделать храм нечистым, равно как могут и нейтрализовать запах, происходящий от истечения крови, мы считаем, что и с этой стороны нет сомнения, что женщина во время месячного очищения, с необходимой осторожностью и предприняв гигиенические меры, может приходить в церковь, целовать иконы, принимать антидор и освященную воду, равно как и участвовать в пении. Причаститься в этом состоянии, или, некрещенная - креститься, она бы не могла. Но в смертельной болезни может и причаститься, и креститься.»

А вот предельно четкий и конкретный ответ святителя Григория Двоеслова (полную версию ответа смотрите ниже):

«Не следует запрещать женщине во время месячных входить в церковь, ибо нельзя ставить ей в вину то, что дано от природы, и от чего она страдает помимо своей воли. Ведь мы знаем, что женщина, страдающая кровотечением, подошла сзади к Господу и прикоснулась к краю одежды Его, и немедленно недуг оставил ее (Мф. 9;20). Почему же, если она с кровотечением могла коснуться одежды Господа и получить исцеление, женщина во время месячных не может войти в церковь Господню. Раз женщина, коснувшаяся в своей недужности одежды Господней, была права в своем дерзновении, почему то, что было позволено одной, не позволено и всем женщинам, страдающим от слабости своей природы?

Нельзя в такое время и запрещать женщине принимать таинство святого причастия. Если она не осмелится принять его из великого почтения, это похвально; но, приняв его, она не совершит греха. И месячные у женщин не грешны, ибо происходят от их естества. Предоставьте женщин собственному уразумению, и если они во время месячных не осмелятся подходить к таинству плоти и крови Господних, следует похвалить их за благочестие. Если же они, привыкнув к благочестивой жизни, захотят принять это таинство, не следует, как мы уже сказали, им в этом препятствовать. Если в Ветхом Завете рассматриваются обстоятельства внешние, то в Новом Завете главное внимание уделяется не тому, что вовне, а тому, что внутри, и наказание налагается с большей осторожностью… Раз никакая еда не испортит того, чья душа не подвержена порче, почему должно считаться нечистым то, что у чистой душой женщины исходит от ее естества?»

От всей души хочется согласиться с этими словами святителя! В них сквозит не пустой дух следования формам и наложения бессмысленных запретов, которые являются, по сути, «бременами неудобоносимыми», а настоящая любовь к женщинам, понимание их естественных слабостей, а также рассудительность и мудрость, которая подобает христианину.

Иерархия правовых норм в Церкви

Ниже приводится иерархия правовых норм в Церкви, т.е, что в Церкви более авторитетно, что менее. Из слов Матфея Властаря и норм церковного права (см.прот.В.Цыпин «Церковное право»), самым авторитетным в Церкви есть Свящ.Писание. Если оно прямо не отвечает на нужный нам вопрос – пользуемся каноническим сводом правил, однако эти правила не могут противоречить Писанию. Если и там четкого ответа нет – ищем ответ по аналогии с некоторыми канонами. Далее – используем «прецедент», т.е. поступаем так, как поступают обычно, как «велит обычай». При этом, естественно, обычай не может противоречить Писанию и существующим канонам (см.выше у Киприана Карфагенского) А уж если практика неоднозначна, используем мнения авторитетных людей, которые так же должны находиться в согласии с Писанием и Преданием, поскольку все люди могут ошибаться, даже святые.

«О чем нет писаного закона, в том следует соблюдать обычай и согласную с ним практику, а коли нет и его, нужно следовать тому, что имеет более сходства с тем, что мы ищем, а если нет и этого, то должны иметь силу мнения мудрых, и при том большинства»(Матфей Властарь, «Алфавитная Синтагма»)

Итак, имеем следующую схему:

Божественное Откровение

1.1.|->Новый Завет

1.2.|->Ветхий Завет

2.Священное Предание

2.1.|-> Правила св.Апостолов, правила 7 Вселенских и 9 поместных соборов, правила св.Отцов

2.2.|-> Обычай

2.3.|-> Авторитетные мнения (взятые по мажоритарному принципу)

1. Священное Писание дает нам лишь общие принципы: ветхозаветные обрядовые законы в Новом завете перестают действовать, а ап. Павел говорит просто: «чистому все чисто».

2. Канонические правила не дают четких указаний о поведении женщины в храме, лишь запрещая ей участие в церковных таинствах и то не безусловно: в случае страха смерти им можно и креститься, и причащаться.

3. «Обычай» в современной практике разделился «50 на 50», то есть единообразной практики не существует,

4. Авторитетные мнения:

В пользу «запрещающего» решения «женского вопроса» говорит только церковная практика, проистекшая из необоснованного ужесточения канонических правил. То есть, «я запрещаю, потому что отец мой запрещал»

В пользу положения о том, что женщинам в «критические дни» можно приходить в храм, прикасаться к святыне, но нельзя принимать участие в таинствах, прямо или косвенно свидетельствуют эти 10 святых отцов:

Свт. Афанасий Великий, Свт. Климент Александрийский, Блаж.Феодорит Кирский, свт.Дионисий Александрийский, свт.Тимофей Александрийский, св.Иоанн Постник, прп.Никодим Святогорец, свт.Иоанн Златоуст, Блаженный Августин, свт.Григорий Двоеслов,

а также нынешний предстоятель Сербской Церкви – Патриарх Павел.

Это – «мнения мудрых и притом большинства».

Полный вариант ответа свт. Григория Августину, епископу англов: «…VIII. Вопрос Августина: Может ли беременная женщина быть крещена, и, когда у нее родится ребенок, через сколько времени она сможет войти в церковь? И спустя сколько дней может дитя принять благодать святого крещения, дабы предупредить его возможную смерть? И через какое время ее муж сможет вступать с ней в сношение, и можно ли ей входить в церковь или принимать святое причастие во время месячных? И может ли мужчина, имевший сношение с женой, войти в церковь или принять таинство святого причастия до того, как омоется? Все эти вещи необходимо знать непросвещенному народу англов.

Отвечает Григорий: Брат мой, я не сомневался, что ты задашь мне эти вопросы, и уже приготовил на них ответ. Не сомневаюсь, что ты просто желаешь, чтобы этот ответ подтвердил собственные твои мысли и предчувствия. В самом деле, почему беременная женщина не может быть крещена, раз беременность ее не грешна в глазах Всемогущего Бога? Ведь когда праотцы наши согрешили в раю, они лишились бессмертия, дарованного им Богом, но Господь не пожелал за этот грех истребить все племя людское. Лишив мужчину бессмертия за его проступок, Он оставил ему мужскую силу для продолжения рода. Так почему же то, что было даровано человеку самим Богом, должно препятствовать ему принять благодать святого крещения? Было бы крайне неразумно ставить это таинство, изглаживающее всякую вину, в зависимость от подобной причины.

Через сколько дней может женщина войти в церковь после того, как родит? Из Ветхого Завета тебе известно, что ей следует воздерживаться от этого в течение тридцати трех дней, если у нее родился мальчик, и шестидесяти шести дней, если родилась девочка (Лев. 12:4-5). Однако это следует понимать иначе. Ведь если бы она вошла в церковь хотя бы через час после родов возблагодарить Господа, она не совершила бы греха; ведь греховны удовольствия плоти, но не ее муки. Сношение происходит в удовольствии, а роды совершаются в муках, потому и сказано было первой из матерей: ”В болезни будешь рожать” ( Быт. 3:16). Если же мы запретим родившей женщине входить в церковь, то сочтем ее наказание за грех.

Ничто также не должно удерживать тебя от крещения родившей женщины или ее ребенка, если им угрожает смерть, хотя бы это было в самый час ее родов и его рождения. Ибо если милость святого таинства равно дается всем живым и здоровым, то тем более нужно без промедления даровать ее тем, кому угрожает смерть, из боязни, что, выжидая более удобного времени для приуготовления к таинству Воскресения, мы можем вовсе не дать их душе воскреснуть.

Ее же муж не должен приближаться к ней, пока дитя не отнято от груди. Среди женатых людей распространился вредный обычай: матери не вскармливают сами детей, которых рожают, а отдают их выкармливать другим женщинам. Происходит это из-за невоздержанности, ибо, не желая воздерживаться, не могут они и выкармливать своих детей. Но те женщины, которые по упомянутому дурному обычаю отдают детей выкармливать другим, все равно должны воздерживаться от сношения с мужьями, пока не пройдет установленный срок очищения. Кроме времени после деторождения женщины не могут вступать в сношение со своими мужьями во время месячных, и священный закон велит даже карать смертью всякого, кто приблизится к женщине в это время (Лев. 20:18). Однако не следует запрещать женщине во время месячных входить в церковь, ибо нельзя ставить ей в вину то, что дано от природы, и от чего она страдает помимо своей воли. Ведь мы знаем, что женщина, страдающая кровотечением, подошла сзади к Господу и прикоснулась к краю одежды Его, и немедленно ее недуг оставил ее (Мф. 9:20). Почему же, если она с кровотечением могла коснуться одежды Господа и получить исцеление, женщина во время месячных не может войти в церковь Господню? Ты скажешь: ”Она страдала от недуга, а мы говорим о естественном порядке вещей”. Но ведь все, любимейший брат, от чего мы страдаем в нашем смертном теле через недуги, послано нам судом Божьим за грехи.

. Голод и жажда, жара, холод и усталость равно поражают нас по причине несовершенства нашей природы. И если мы едим, когда голодны, пьем, когда жаждем, охлаждаемся, когда нам жарко, тепло одеваемся в случае холода и отдыхаем, когда устали, то разве не естественно нам искать лекарство и от прочих недугов? Истечение крови у женщин есть тот же недуг, поэтому, раз женщина, коснувшаяся в своей недужности одежды Господней, была права в своем дерзновении, почему то, что было позволено одной, не позволено и всем женщинам, страдающим от слабости своей природы?

Нельзя в такое время и запрещать женщине принимать таинство святого причастия. Если она не осмелится принять его из великого почтения, это похвально; но, приняв его, она не совершит греха. Удел благочестивых душ – винить себя за дела сами по себе безгрешные, но коренящиеся в грехе. Так, когда мы голодны, не грех поесть, хотя голод возник вследствие греха праотцев. И месячные у женщин не грешны, ибо происходят от их естества. Несмотря на это, из-за несовершенства нашей природы мы оскверняемся против воли, и человек отвечает как за грехи, сотворенные сознательно, так и за те, что совершены невольно. Предоставьте женщин собственному разумению, и если они во время месячных не осмелятся подходить к таинству плоти и крови Господних, следует похвалить их за благочестие. Если же они, привыкнув к благочестивой жизни, захотят принять это таинство, не следует, как мы уже сказали, им в этом препятствовать. Если в Ветхом Завете рассматриваются обстоятельства внешние, то в Новом Завете главное внимание уделяется не тому, что вовне, а тому, что внутри, и наказание за это налагается с большей осторожностью. Тогда как закон запрещает есть многие вещи как нечистые, Господь в Благовествовании Своем говорит: ”Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека” (Мф. 15:11). И после этого поясняет: ”ибо из сердца исходят злые помыслы” (Мф. 15:19). Отсюда совершенно ясно, что всякая скверна, как показано Всемогущим Богом, исходит из скверны мысленной. Так и апостол Павел говорит: ”Для чистых все чисто, а для оскверненных и неверных нет ничего чистого” (Тит. 11:15). И далее, говоря о причине этого осквернения, он добавляет: ”но осквернены и ум их, и совесть”. Посему, раз никакая еда не испортит того, чья душа не подвержена порче, почему должно считаться нечистым то, что у чистой душой женщины исходит от ее естества?

Мужчина, имевший сношение со своей женой, не должен входить в церковь, пока не омоется, и, даже омывшись, не может он входить сразу. В древности закон гласил, что мужчина после сношения с женщиной должен омыться и не входить в храм до заката (Лев. 15:16), но это следует понимать и в духовном смысле. Когда мужчина имеет сношение с женщиной, их души совместно устремлены к удовольствию (в ранних рукописях “Ответов” вместо per delectationem (к удовольствию) стоит per deliberationem (к намерению)) плотского вожделения; поэтому, пока огонь вожделения не угас в его душе, он не должен появляться среди верующих в храме, обремененный грешными желаниями. Хотя разные народы полагают об этом по-разному и соблюдают различные правила, у римлян с древних времен было обычаем после сношения с женой омыться и некоторое время воздерживаться от посещения храма. Конечно, мы не можем считать брак грехом, но, поскольку даже законное сношение не происходит без телесного желания, будет правильным после него воздержаться от посещения святого места, ибо не бывает желания без греха…

…Сказавший: ”иссохло от гнева око мое” (Пс. 6:8. В Синодальном переводе “иссохло от печали око мое”, что точнее передает оригинальное выражение), - гневался на грешников, но лишь спокойствие души позволяет греться в лучах премудрости; потому и печалился он, что его око иссохло от гнева. А коль он гневается от злых деяний, он останется потом смятенным и возмущенным и в помышлениях о высшем. И так получается, что гнев против греха праведен, но тем не менее вреден, ибо гневающийся берет на себя вину, нарушая покой своей души. Так и плотское совокупление законно, если совершается ради произведения потомства, а не ради похоти и утоления страстей. Поэтому если кто подходит к жене своей, движимый не влечением похоти, а заботой о произведении потомства, то он может по своему усмотрению как посещать церковь, так и принимать таинство плоти и крови Господних; ибо не может быть осужден вошедший в огонь и не сгоревший. Но если в соитии возобладает не стремление к деторождению, а похоть, у совокупляющихся есть причины печалиться, хотя, по святым речениям пророков, уже само совокупление есть повод для печали. Когда апостол Павел говорит: ”Кто не может воздержаться, пусть имеет каждый свою жену” (1 Кор. 7:2-9), - то он считает нужным добавить: ”впрочем, это сказано мною как позволение, а не как повеление” (1 Кор. 7:6). То, что законно, не нуждается в позволении; поэтому своим позволением он подчеркивает, что в этом есть вина. Следует помнить, что Господь, говоря с народом на горе Синайской, в первую очередь повелел им не прикасаться к женам (Исх. 19:15). И если Господь, общаясь с людьми через посредника, требовал от них ради телесной чистоты не касаться своих жен, то разве не должны блюсти чистоту плоти женщины, вкушающие Тело Господа Всемогущего и проникшиеся величием этого непостижимого таинства? Потому же и жрец сказал Давиду, что его люди получат хлебы предложения, если только воздержатся от женщин, и Давид, чтобы получить эти хлебы, поклялся в чистоте своих людей (1 Цар. 21:5). В соответствии со сказанным мужчина, омывшийся после сношения со своей женой, может прийти в церковь и принять таинство святого причастия…» (Беда Достопочтенный HISTORIA ECCLEASTICA GENTIS ANGLORUM).