Девушка-друг (возможна ли дружба между мужчиной и женщиной?).

Я долго обдумывал тему этой статьи, ибо такие вещи, как «девушка-друг» мы никогда не оговаривали и о таком в статьях не упоминали. А жизненная философия слова «девушка-друг» очень противоречива и вызывает массу споров как с женской, так и мужской стороны. Я попытаюсь раскрыть тему, должна ли, или важно ли, чтобы девушка, женщина была другом мужчины - любовника или мужа.

Смотрим мы на отношения женщин и мужчин и замечаем следующие вещи. Там царит полный расчет, там - лишь привлекательный секс и романтика, там - обычная семья, без романтики и секса, или по классике - встреча, кафе, секс, телефонные разговоры. И каждый живет своим миром, своими заботами и проблемами, не задумываясь о том же у визави. Жене не интересно, что творится на работе и в душе мужа, мужу до лампочки дела жены, лишь бы не приставала с этим вечным неудовлетворением. Парень сводил девушку на дискотеку, а потом «отоспал» с ней пару часов и разбежались. И у каждого свое, тайное, скрытное. Вы часто видели в жизни такое вот равнодушие к делам и жизни друга или подруги? Часто слышали, как муж-бизнесмен ставит условие жене не вмешиваться в его дела? Что из этого всего выходит, смотрите сами. Я расскажу историю об одной моей знакомой семейной паре, как все было и чем закончилось. Итак, может ли девушка быть другом мужчине и нужно ли быть именно другом.

Ее звали Наташей. С виду ничего особенного. Стройная, с неплохой фигурой, серыми глазами и длинными белыми волосами девушка. Помню тот день, когда мой знакомый оповестил о свадьбе с молоденькой девушкой. Я увидел ее и как-то сразу невзлюбил. Когда она молчала, в ее выражении лица угадывалась ехидца и упрямость. Когда она сказала первую фразу, я понял, что это еще та стерва. Все ее слова сводились лишь о ней самой. Они поженились. Пока их дела шли медленно в гору, молодая женушка занималась перепродажей старых и ношеных вещей, ей деньги были нужны ухаживать за собой.

И надо же было Вадиму произнести эту фразу: «Я буду стремиться больше зарабатывать и полностью обеспечивать себя и семью. А ты можешь не работать». Наташе только этого и надо было. Она бросила институт на втором курсе и зажила бездельной жизнью. Дела мужа шли в гору, он старался изо всех сил, подгоняемый ежедневно своей супругой. Рождение ребенка не озаботило Наташу. Настояла на няне, да и родных привлекла в жесткой форме - категорично и безапелляционно. Затем понадобилась уборщица в квартиру. А сама мадам с утра до вечера занималась своим телом в салонах и покупками в магазинах. Все разговоры стали сводиться лишь к деньгам и отдыху на теплых побережьях. Вадим пытался рассказывать жене о делах на работе, просил совета по некоторым вопросам и ситуациям, искал в ней друга. В ответ: «Меня это не интересует. Ты денег больше давай!».

Вадим старался во всю. Стали появляться крупные суммы неизвестно откуда, впрочем Наташу это не заботило. Получила она свою машину, был куплен дом вместо проданной квартиры. И наполнился этот дом не любовью и счастьем, а домработницами и няньками. Их малыш все чаще задавал вопрос - где же мама так долго. А мама, вместо завтрака мужу, накачивала его наставлениями, как и что достроить, какой должен быть дизайн, мебель и проч. И наскоро выпив йогурт, она до позднего вечера улетала в свои многочисленные салоны.

Однажды встретил Вадима по делам, крутились то в одном бизнесе. Он был не весел. Жаловался, что жена многое требует, а как и что - даже говорить не желает. Не с кем даже посоветоваться, что не хочет быть другом. И дела у него хуже стали, а дом требовал огромных денег. Помню проскочила фраза, которой я тогда не придал значения: «Вот сколько еще денег на дом надо, а банк кредиты прекратил давать. Нужно что-то кардинальное предпринимать, срочно». Это уже потом я с ужасом вспоминал эту фразу. Узнал я от знакомых, что Вадим стал жутко изменять. Парень высокий, красивый, на дорогой машине и всегда модно одет. Девушки липли к нему, как пчелы на мед. Но грусть и напряжение так и остались в его глазах. О его жене все так и говорили - стерва, лютая стерва.

Самое интересное то, что когда были совместные застолья, складывалось впечатление очень крепкой любящей и дружной семьи. Такие тосты произносил Вадим в честь их любви и его красавицы-жены, что аж слезы выступали на глазах. Да и супруга его не отставала. Ее тосты и разговоры сводились к тому, что вот у меня настоящий мужчина, что в постели, что в работе, а я для него не только женщина, но и друг. А любит как. Многие опускали глаза и старались не обращать внимание. Ибо понимали всю фальшь этих слов. Вадим дарил жене дорогие подарки, делая то же самое своим любовницам, говорил при всех, что любит, впрочем все чаще приезжал поздно домой и все чаще уезжал в длительные командировки. Знакомые молча наблюдали эти перипетии жизни и лишь загадкой оставалось одно - откуда столько денег на окончание отделки дома, на мебель, на отдых несколько раз в год.

И вот наступила развязка. Страшная. Бездумно отгуляв ночь с новыми пассиями в командировке и не выветрив хмель, не поспав, Вадим рванул домой. И все узнали в этот же день о жуткой аварии на одной из дорог, в результате которой все погибли. Были пышные похороны, множество людей. Много сказано было в адрес Вадима. Но навсегда останутся те омерзительные и не к месту, просто от больной головы и души слова его жены на поминках: «Он жил как пацан и ушел, как пацан». Помню молчаливые сжатые губы присутствующих, ненавистные взгляды на ту, которая в такую тяжелую минуту, изливая дебильные мысли не к месту и не по теме, буквально растопырив пальцы, хрипло говорила эту фразу. И ни слезинки в глазах. Мразь.

Я не знаю, да и не верю в слова верующих, что Бог все видит и за все наказывает. Наказание пришло через неделю. Приехали ребята с фирмы Вадима и привезли ящик с документами и его ноутбук. Битые два часа Наташа копошилась в ноутбуке мужа! Что она там выискивала, что? Имена любовниц, о которых она догадывалась? Финансовые записи? Но потом. Ее умишко наконец подсказал, что нужно открыть ящик с документами. Таких воплей, таких проклятий в адрес мужа, таких остервенелых матов белый свет еще не слышал. Она была похожа на ведьму, изрыгающую слова злобы, воющую и рвущую на себе волосы. Я не знаю, осуждать Вадима или нет, как отнестись к тому, что он сделал - судите сами.

Документы, которые изъяла его супруга и прочитала, гласили следующее. Были за год взяты кредиты на огромные суммы под дом и мебель. За последний кредит, который (помните, я писал выше - банк не хотел его давать) был заложен дом, да и пеня по кредитам уже составляла внушительную сумму. Помимо того, их сын, зная безразличие матери, втайне сказал отцу об аварии по его вине, где были разбиты две дорогущие машины и с него, соответственно, требовали денег. И под эти деньги была заложена их городская квартира, оставшаяся от бабушки. Она, такая богатая, такая самовлюбленная, такая независимая, вдруг осталась ни с чем. И эти все маты и проклятия означали лишь одно - почему я не знала, как он мог, я же жена, друг, я должна была все знать. Ей сочувствовали со стороны, но вокруг как-то не оказалось друзей. Да и подругам она была уже не нужна. Остался один выход. Продать все машины, продать еще что-то, чтобы выкупить закладную на дом, продать дом и рассчитаться со всеми долгами. И когда юристы с работы мужа просчитали всю экономику и остаточную цифру, она вымолвила лишь одно: «А как же я теперь жить буду?».

P/S Наташа сидела обхватив голову руками и задавала своей матери один и тот же вопрос: «Мама, ну как же так, все было и уж ничего нет. Это работать теперь что ли? Как он мог, почему я не знала?». Мать бледная и перепуганная за судьбу своей дочери, все же сказала одну важную и мудрую вещь. «Наташенька. ты просто никогда не была ему другом и он не доверял тебе».