100-летию великого режиссера Г. А. Товстоногова посвящается…

На сегодняшний день театр БДТ один из самых известных театров России. Большой Драматический Театр им. Г.А. Товстоногова с 1932 года назывался БДТ им. Горького, с 1964 по 1992 год - Ленинградский академический Большой драматический театр им. М. Горького, а сегодня Большой драматический театр в Санкт-Петербурге носит имя Г.А. Товстоногова. Говоря о театре БДТ, сразу ассоциируется имя Георгия Александровича Товстоногова. Ведь именно Товстоногов поднял со дна этот театр, когда он разваливался, переживал тяжелейшие для себя времена. В середине 1950-ых годов Г.А. Товстоногов имел двадцатилетний опыт режиссерской и педагогической работы, обладал двумя Государственными премиями, имел свои позиции и принципы в искусстве и знал точно, чего он хочет.

Труппе БДТ Товстоногов был представлен в канун очередного дня рождения театра, 13 февраля 1956 года. До конца своей жизни - в течение тридцати трех лет, Товстоногов руководил этим театром, став душою и неотъемлемой частицей Большого драматического театра. За этот период Товстоногов поставил в БДТ несколько десятков спектаклей, которые имели большой успех не только в БДТ, но и оказали влияние на весь отечественный театр. «Настали новые времена, и театр очнулся. Даже родился заново», - пишет критик Д. Золотницкий. И действительно, с приходом Г.А. Товстоногова в Большой драматический родилась новая эпоха в истории театра: Товстоногов создал великий театр, сильнейшую труппу, открыл плеяду замечательных актеров, таких как: Иннокентий Смоктуновский, Олег Басилашвили, Кирилл Лавров, Сергей Юрский и многих других, изменив их судьбу и дальнейший творческий путь. Товстоногов точно знал как стать хорошим актером. Один из ведущих актеров Товстоногова В.И. Стржельчик говорил: «С приходом в наш театр Товстоногова начался для меня новый период». Имя Товстоногова с его многолетним опытом в театральном искусстве предвещало многое. Результативным оказались период работы Георгия Александровича в ленинградском театре им. Ленинского комсомола и колоссальный успех «Оптимистической трагедии», поставленной Товстоноговым в Академическом театре им. А.С. Пушкина. Как труппе, так и зрителю, приход Товстоногова предвкушал «спасение» БДТ. Театр на самом деле нуждался в спасении, и как вспоминал известный российский театральный критик, театровед В.Я. Вульф: «Товстоногов пришел в БДТ в период его полного развала, когда не было публики - в зале сидело двадцать – тридцать человек», а первый секретарь Ленинградского обкома КПСС, Фрол Козлов сам обратился с просьбой к Г.А.Товстоногову: «Надо спасать БДТ!».

И тот же В. Вульф вспоминал, что спектакли БДТ до товстоноговского периода были вялыми и неинтересными, не отличались высоким мастерством, проходили в полупустых залах. Он рассказывал в своей передаче «Мой серебряный шар», посвященный Г.А. Товстоногову: «Пройдет несколько лет, и когда я увижу Стржельчика на сцене, я удивлюсь, что это тот же самый актер, который так оставлял меня равнодушным всего несколько лет назад. Это были другие актеры – это были мастера, талантливейшие люди, этот театр был создан руками Г.А. Товстоногова». Георгий Александрович изменил практически все в театре: в первую очередь, Он реформировал труппу – кого-то уволили, кто-то ушел добровольно. В глазах многих Георгий Александрович являлся, а может быть, и сегодня является тираном, диктатором, неким деспотом, который с помощью одной лишь «жесткой руки» управлял своим театром и труппой. Хотелось бы привести веские доводы обратного: БДТ того периода был в критическом состоянии, а Георгий Александрович сделал то, что удавалось сделать лишь немногим великим режиссерам, преданным своей профессии и своему родному театру. Он сделал так, что невостребованный, лишенный «своего» зрителя театр, на протяжении более чем трех десятилетий был примером сильнейшего, живого и высочайшего класса театра как в Советском Союзе, так и во всем мире. Товстоногов раскрыл актерский талант и способности доселе малоизвестных зрителю актеров, ставших впоследствии известными и любимыми. В своей книге «Товстоногов» Наталья Старосельская пишет: «Труппа большого драматического не могла соперничать с лучшими европейскими коллективами, потому что была на протяжении нескольких десятилетий величайшей труппой в мире».

Георгий Александрович просто не мог позволить себе быть милосердным, но говорить о том, что Он был деспотом – это просто немыслимо, поскольку Товстоногов всегда давал возможность актерам пробовать что-то новое, предложить себя в другом, более интересном качестве. Георгий Александрович не ставил конкретные рамки, из которых нельзя было выходить, не выстраивал мизансцены, которые нельзя было менять. Товстоногов прослеживал артиста на большом отрезке времени. Он давал возможность актеру себя реабилитировать, не делая при этом скоропалительных выводов по одной сыгранной роли или по тому, если артист, допустим, однажды неудачно сыграл свою роль. В БДТ царили гармония и взаимопонимание между режиссером и актерами. «Я очень дорожу своей труппой», - говорил Мастер. - «Я исповедую, если пользоваться политическими терминами, принцип добровольной диктатуры, я подчеркиваю слово добровольной диктатуры, построенной не на власти, не на страхе, а построенной на доверии, уважении и заразительности - режиссер обязан увлечь артиста».

Сегодня, спустя много лет, мы помним и чтим великого режиссера. «Время доказало, что Товстоногов был искренен и во многом прав. Труппа до сих пор, даже оставшись без него, боготворит мастера», - пишет В. Акуленко. Обращаясь к учениям и открытиям Георгия Александровича Товстоногова, можно сделать вывод, что Его театрально - педагогическая школа внесла огромный вклад в развитие мирового театрального искусства.