Актер андрей градов: «после выхода фильма «берегите женщин» поклонницы меня просто атаковали. Приходили беременные, говорили, что я отец их детей»

Заслуженный артист России отмечает 30-летие творческой деятельности

В кино Андрей Градов сыграл около 40 ролей, но особо запомнился зрителям по фильмам «Место встречи изменить нельзя», «Берегите женщин», «Гостья из будущего», «Секретный фарватер», «Приморский бульвар». В последнее время Градов не так часто снимается в кино, зато голос его зрители слышат за кадром регулярно — актер дублирует иностранные фильмы и сериалы. Мы встретились с артистом в Крыму — на турнире по русскому бильярду «Звездный кий Коктебеля», куда он приехал в качестве участника.

«Первый гонорар я полностью прогулял»

— Вы, похоже, человек азартный…

— О-очень. Меня к бильярду друзья пристрастили. И хотя играю я не так давно — меньше года, — вчера даже выиграл. Есть у меня еще одно пагубное увлечение — хожу в казино. Но предпочитаю не игровые автоматы, а карты — покер.

— Чаще везет или.

— Боюсь сглазить (смеется), но чаще — да. (Стучит по дереву и плюет через левое плечо. ) Безумных барышей пока не было, но обычно выигрываю. Иначе в казино не ходил бы — не люблю проигрывать.

— Кстати, о деньгах. Свой первый гонорар на что спустили?

— Мой первый фильм — «Побег из тюрьмы», в нем я играл главную роль. Это было в 1977 году. Снимался в Одессе. Там же свой первый гонорар и оставил.

— Прогулял с друзьями. Решил, что первую зарплату надо запомнить на всю жизнь. Деньги получил приличные, но и гулять мы умели. Кутили в ресторанах, снимали катера, в общем, весело было…

— Вы и сейчас такой же гуляка?

— Не-е-ет, сейчас поуспокоился. Я вообще человек не тусовочный. Редко появляюсь на публике.

— И интервью практически не даете, хотя сами в фильме «Берегите женщин» сыграли журналиста, правда, переквалифицировавшегося на время в кока.

— Было дело. С большим удовольствием вспоминаю съемки этого фильма. Сперва работали в Одессе, а когда там стало холодно, съемочная группа за одну ночь переехала в Ялту.

— Именно этот фильм принес вам огромную популярность. Вас даже стали называть секс-символом.

— Нет, что вы, у нас столько символов. Я на это высокое звание не претендую.

— Только не говорите, что поклонницы не слали вам письма мешками?

— Чтобы мешками, такого не было, хотя на улице после «Берегите женщин» стали узнавать. Мне, кстати, предсказали такую сумасшедшую популярность: «На следующий день после премьеры ты будешь иметь проблемы». — «Да ладно!» — не верил я. Но когда картина вышла на экраны, и правда начался настоящий кошмар. Помню, я как раз был в Киеве. Ехал утром на студию в общественном транспорте, и там ТАКОЕ началось — я даже выскочил из автобуса. Спокойно пройти по улице было невозможно. Я какими-то дворами стал ходить, чтоб не доставали. Появилась куча поклонниц. Некоторые из них были, мягко говоря, неадекватными. Приходили беременные, говорили, что я отец их детей.

— И много таких было?

— Много, хотя я их в глаза никогда прежде не видел. Тогда мне исполнилось 27 лет, я уже был человеком семейным. Рано женился, еще до того, как начал сниматься в кино. И жену с тех пор не менял — я консерватор, хотя это сейчас не модно (улыбается). У меня уже и внук есть. Ему 11 лет, на днях поступил в кадетский корпус имени Петра Великого.

— Для поддержания образа, как сейчас принято говорить, эдакого мачо, специально что-то делали?

— Спортом занимался. Играл в большой теннис, в пинг-понг, много плавал, лошадьми увлекался. Умение ездить верхом мне потом пригодилось в нескольких фильмах. В трехсерийной картине «На крутизне» мы играли вместе с Александром Пороховщиковым на Киевской студии. Потом у меня была главная роль в ленте «Преследование», где мы со Львом Прыгуновым подружились. Все трюки сами исполняли. Благодаря картине «Берегите женщин» я научился варить макароны, хотя прежде этого никогда не делал. Зато сейчас готовлю их профессионально. И не только макароны.

— Поделитесь фирменным рецептом.

— Пожалуйста. Называется карбонат по-фламандски. Рецепт несложный. Покупаете говядину, отбиваете ее с двух сторон, выкладываете в гусятницу, сверху — мелко нашинкованный обжаренный репчатый лук и как можно больше петрушки. Потом снова слой мяса и опять лук с петрушкой. Всего три слоя. Сверху по середине кладете кусок бородинского черного хлеба, квадрат, только корочку надо срезать — одна мякоть. Причем этот хлеб с двух сторон надо густо обмазать горчицей. До уровня хлеба все заливаете пивом, только не баночным, а бутылочным. По вкусу перец, соль, закрываете крышкой и открываете только тогда, когда пиво испарится. Вкусно — пальчики оближешь. Пива не остается, и никто не понимает, в чем приготовлено мясо. Получается просто супер.

— Недаром ведь говорят, что лучшие кулинары — мужчины.

— Дело в том, что я очень люблю путешествовать — побывал в 25 странах. И отовсюду обязательно привожу хотя бы один рецепт.

— Коллекционируете рецепты?

— Я коллекционирую поездки, впечатления, ну и рецепты в том числе. В детстве марки собирал. Потом, правда, раздарил все.

«Моя бабушка была кинозвездой»

— Вы в кино как попали?

— Абсолютно случайно, хотя мои предки к кинематографу имели непосредственное отношение. Бабушка была кинозвездой Востока. Она снялась всего в семи фильмах, но ее фотографии есть в немецких и американских журналах. Все эти фильмы снял мой дедушка, а поскольку она была его женой, то сыграла главные роли. Потом они, правда, поменяли профессию. Стали членами Союза писателей. Отец мой, Петр Михайлович Градов, тоже по образованию актер. Закончил ГИТИС, работал девять лет при Николае Охлопкове в театре Маяковского. А еще он с детства писал стихи и, забросив актерство, стал переводчиком, драматургом. Папа — почетный гражданин города Севастополя, автор стихов песни «Легендарный Севастополь, неприступный для врагов». Они с композитором Вано Мурадели в 1954 году написали эту песню к 100-летию обороны Севастополя в Крымской войне. В 1954-м и я появился на свет.

— Теперь ясно, что любовь к кино у вас в крови.

— Наверное, хотя в детстве я не мечтал об этом. Закончил английскую спецшколу и думал, что моя профессия будет связана с иностранными языками. Но случай в лифте решил мою судьбу.

— Что за случай?

— Это было в 1977 году. Я ехал в лифте с известным актером Иваном Петровичем Рыжовым, ныне, к сожалению, покойным. Он улетал на съемки в Одессу, а я только-только из армии пришел. «Ну, как дела?» — спросил меня Рыжов. «Никак». — «Дай фотографии свои». — «Для чего?» — «Ну дай, тяжело, что ли». Взял мои фотографии и улетел. Прошло три месяца — тишина. Я даже забыл об этом. И вдруг мне звонят с киностудии: «На пробы приедете в Одессу?» Я был такой счастливый, мне показалось, что уже был в Одесском аэропорту (смеется). Приехал, попробовался, и меня утвердили на главную роль в исторической ленте «Побег из тюрьмы».

— Да, хорошие у вас соседи!

— До двух лет я жил в Собиновском переулке, а потом мы переехали в кооперативный дом возле станции метро «Аэропорт». Это был актерский дом. Нашим соседом по лестничной площадке на четвертом этаже был Иван Рыжов. Двумя этажами выше жила Татьяна Пельтцер, в соседнем подъезде — Надежда Румянцева, Леонид Гайдай с Ниной Гребешковой, Евгений Евтушенко, Алла Ларионова с Николаем Рыбниковым (потом они переехали). Майя Булгакова до последних дней жила в этом доме, чуть раньше — Сергей Бондарчук с Ириной Скобцевой.

Кстати, в знаменитой картине «Сережа» Георгия Данелия, в которой Бондарчук снялся в главной роли, я должен был сыграть его приемного сына. Меня, шестилетнего, утвердили, но, к сожалению, я заболел двусторонним воспалением легких. Сняли другого мальчика.

— Вы озорным ребенком были?

— Очень. Это я сейчас спокойный, а в детстве ТАК чудил. Однажды чуть пожар во дворе не устроил. У меня даже приводы в милицию случались. Как-то решил устроить костер и сжег какие-то доски. Оказалось, что доски были соседские, предназначенные для строительства. Я вечно падал, ломал руки, ноги, ребра, пальцы. Игры-то были какие: в казаков-разбойников, разведчиков, летчиков — когда с забора летели животом в крапиву.

— В школе хорошо учились?

— Обожал гуманитарные предметы, а математику, физику, химию не любил. Помню, на выпускном вечере я танцевал с нашей старенькой Ниной Петровной — педагогом по математике, и она заплакала. Я даже ее спросил: «Чего плачете?» — «Я плачу от счастья, что больше тебя, Андрюша, никогда в жизни не увижу». А еще она меня спросила: «Скажи, у тебя хотя бы учебник был по математике?» Я честно ответил: «Не было». — «Как ты только закончил школу?» — удивлялась она. Зато по гуманитарным предметам я был отличником.

«Владимир Высоцкий помогал мне советами»

— Одна из ваших первых ролей — оперативник Тараскин в фильме «Место встречи изменить нельзя». Повезло вам сняться с такими звездами.

— Я очень обрадовался, когда узнал, кто будет играть: Высоцкий, Евстигнеев, Джигарханян, Белявский, Юрский, Гердт. Поскольку для меня это была лишь третья картина (опыт небольшой), я внимательно наблюдал за тем, как они играют, учился. Мне сперва предложили роль Васи Векшина, которого в первой же серии бандиты прирезали на лавочке. «Э-э, Станислав Сергеевич, ну что это, только появился, и меня тут же укокошили», — возмутился я. «Ладно, — согласился Говорухин. — Тогда Тараскина будешь играть».

— С Высоцким как работалось? Говорят, у него характер не сахар?

— Я бы не сказал. Владимир Семенович, наоборот, помогал мне советами. Он абсолютно без претензий был. Это у них с Володей Конкиным возникали разногласия, но исключительно творческие. С Конкиным мы потом часто встречались на озвучании. Я, как и он, 13 лет занимался дублированием, когда в 90-х годах кинематограф рухнул.

— И кого озвучивали?

— Сейчас уже и не вспомню. Я ведь дублировал порядка 1500 фильмов и около 170 рекламных роликов.

— Даже сами снялись в рекламе моющих средств, хотя многие актеры к этому отрицательно относятся.

— Ничего плохого в рекламе нет. Весь Запад снимается в ней, все суперзвезды. Почему нет? Меня устроила сумма. Я снялся в двух проектах. Причем сперва рекламировал одно моющее средство, потом другое — конкурирующей фирмы.

— Наверное, конкуренты перекупили за огромные деньги?

— Да. Вообще, в рекламе гонорары на несколько порядков выше, чем в кино. По контракту с первой фирмой у нас не было условий об эксклюзиве, поэтому я ничего не нарушил. Люди сказали мне: «Вы наше лицо», а потом год не интересовались: живо ли лицо, не спилось ли это лицо, не уехало ли из страны. Когда мне позвонили из фирмы-конкурента и выяснили, что ничто меня не держит, уже через 20 минут подписали договор.