Александр Новиков: С моей жены можно иконы писать…

9 комментариев

К певцу Александру Новикову женщины относятся по-разному. Кому-то он не по душе. Недаром на его концертах в зале большинство зрителей — мужчины. Но немало и таких женщин, которые его очень любят: им нравятся его песни (уж до чего телевидение закрутило два его супершлягера — «Шансоньетку» и «Уличную красотку»!), нравится он и внешне (высоченный, под два метра, широкоплечий, эффектный, ну настоящий мужчина!). Интересно, а как он относится к женщинам? Какое место в его жизни занимают они? Какой он, в конце концов, семьянин?

— Чего только не говорят о вас, Александр… Например, какой вы «крутой».

— Пусть говорят и пишут, что хотят. Я мужчина. С большой буквы. Так могу себя охарактеризовать.

(У меня была возможность убедиться хотя бы вот в таком факте. Новиков на гастролях отказывается от услуг охраны, хотя на нашей эстраде, в шоу-бизнесе этот нонсенс! При этом он удивленно переспрашивает: «Кого охранять — меня. Зачем? От кого?» — С.М.).

— По-вашему, настоящая женщина — это…

— … предмет вожделения любого мужчины. Любой хочет иметь такую. Настоящая женщина в воображении, наверное, каждого мужчины рисуется красивой, доброй, в меру умной (потому что большой ум для женщины — беда), верной, преданной, женственной, ласковой и так далее. В общем, для женщины много характеристик можно подыскать. Мужчине же бог столько не дал. Но, к большому нашему несчастью, в одном образе, в одной женщине все хорошее собрать невозможно. Бывает много положительных качеств у какой-то женщины, почти все, но не все! И слава богу. Идеал встретить невозможно. Пусть он будет как звезда, которая светит, но до которой нельзя дотянуться.

— Тогда спрошу так: какие женщины вам нравятся?

— Красивые во всех отношениях. Все женщины, которых я любил, были красивы. Не обязательно только красивые телом. Ведь есть еще в ней какой-то духовный стержень.

— Женщина-друг. Такое, на ваш взгляд, возможно в жизни?

— Возможно. Но от этого бывают дети. Я думаю, настоящим другом в жизни любого мужчины (имею в виду друга женского пола) может быть только мать.

— А жена?

— Жена — не друг, а жена. Нельзя же быть женатым на друге.

— На нашей эстраде есть у вас женщина-подруга?

— Нет. (Подумав и вздохнув). Знакомые есть, приятельницы есть. Нет любовниц. Нет любимых. И нет подруг.

— Представляю, как вас сегодня всюду и везде достают вопросами о Наталье Штурм. И все же можно спросить.

— Конечно, а почему — нельзя? Рано или поздно люди расстаются. У нее свой путь в творчестве и в жизни. Мы поддерживаем очень хорошие отношения. И я всегда предупреждаю: «Не вздумайте при мне говорить об этой женщине плохо». И если ей еще понадобится моя помощь, я с удовольствием помогу. Потому что кроме меня ей вряд ли кто так искренне поможет.

— И песню напишите?

— Попросит — напишу.

— А теперь о вашей семье, если позволите.

(Семья А.Н. живет в Екатеринбурге. Это жена Маша, сын 22 лет и дочь, которой скоро исполнится 16. Еще есть мама. — С.М.).

— Сначала о маме. Ей 72 года. Я верю, что она еще долго проживет. Вообще она такой многострадальный человек в жизни и достаточно несчастный. Ей многое пришлось пережить, я не хотел бы об этом говорить. Это ее личная жизнь и драма в семье. У меня погибла родная сестра в авиационной катастрофе. Кстати, сестра моя была довольно известна: она играла в сборной страны по баскетболу. Когда ей было 17 лет, она летела в составе молодежной сборной в Чехословакию, и самолет разбился при посадке.

— Простите за то, что заставила вспомнить… Знаю, что ваш сын собирался жениться…

— Не женился. К сожалению. Но до сих пор они встречаются.

— Это слухи или правда, что вы разошлись со своей женой?

— Никогда в жизни я со своей женой не разойдусь. У меня очень хорошая жена. Я вам скажу так: если бы мне в жизни выпало начать все сначала, я бы женился только на Маше. Потому что такое чудовище, как я (рассмеялся), выдержать в этой жизни могла только одна женщина. Моя жена — очень редкий тип, почти не встречающийся нынче. И это красивая во всех отношениях женщина. С нее иконы писать надо.

— А как же Наталья Штурм?

— А что Наталья Штурм? Я же не сказал никогда в жизни, ни в одном интервью, что я сплю с Натальей Штурм! Я вообще никогда о своей личной жизни ни с кем не говорю. И о своих победах и неудачах. Понимаете, я не отношусь к разряду тех мужчин, которые способны обсуждать прилюдно своих любимых женщин, нелюбимых или тех, с кем они состоят в каких-то отношениях или знакомствах. Это личная жизнь. И вторжение в нее есть грех.

(В таком случае будем считать, что нам повезло? Ведь говорим-то мы как раз о личной жизни, о семье — С.М.).

— Сколько лет вы женаты?

— 23 будет в этом году.

— А как познакомились?

— На геодезической практике. (мы с Машей учились в одном институте — в горном). Через год поженились.

— Она работает по специальности?

— Да, она геолог. Работала в нашем геологоуправлении, а сейчас — в Уральском кадровом центре. Но не ради денег. Я достаточно обеспеченный человек, мог бы позволить себе, чтобы моя жена не работала. Но ей интересно, хочется общаться с людьми. Сейчас она еще увлеклась английским языком…

— А дочь?

— Дочь у меня вообще красавица! Ее когда Славка Зайцев увидел (мы с ним друзья), обомлел: «Такая модель!» Она очень высокая, красивая. Никакие ноги Клаудии Шиффер там, конечно, и близко не лежали. У моей дочери ноги гораздо эффектнее. Я вам скажу прямо: если бы она не была моей дочерью, я бы умер под ее окнами.

Наташка учится в школе искусств, хорошо рисует, занимается конструированием одежды, как модельер. Создает какие-то коллекции, получается интересно. И вот Зайцев хочет взять ее к себе…

— И напоследок ваши пожелания читательницам «Восточно-Сибирской правды» накануне 8 Марта

— Счастья и любви! И еще раз — любви! Женщина без любви ничто… Еще большой красоты — духовной, внешней. Света какого-то в этой жизни. А остальное пусть сделают мужчины…

Светлана МАЗУРОВА, «Восточно-Сибирская правда».