Батурина Елена Николаевна. Биография.

Глава ЗАО "Интеко"

Супруга московского мэра Юрия Лужкова. Крупный предприниматель, владелец инвестиционно-строительной корпорации "Интеко", занимающей ведущие позиции на рынке производства полимеров и изделий из пластмассы, монолитного домостроения, коммерческой недвижимости. В феврале 2007 года передала 99 процентов акций "Интеко" в закрытый паевой инвестиционный фонд "Континенталь". Заместитель руководителя рабочей группы национального проекта "Доступное жилье", член совета директоров "Русского земельного банка". До 2005 года была председателем Федерации конного спорта РФ. По данным журнала Forbes на 2008 год, самая богатая женщина России, владеющая личным состоянием в 4,2 миллиарда долларов.

Елена Николаевна Батурина родилась 8 марта 1963 года. По другим данным, в 1991 году ей было 25 лет, то есть родилась она в 1966 году. После школы (с 1980 года) Батурина полтора года работала на московском заводе "Фрезер", где трудились ее родители - была техником-конструктором.

В 1982 году Батурина окончила Московский институт управления имени Серго Орджоникидзе (ныне - университет). По некоторым данным, Батурина училась на вечернем отделении института.

1982-1989 годах была научным сотрудником Института экономических проблем комплексного развития народного хозяйства города Москвы, главным специалистом комиссии Мосгорисполкома по кооперативам и индивидуальной трудовой деятельности. Есть сведения, что Батурина начинала свой бизнес с кооператива, разрабатывавшего программное обеспечение.

В 1991 году была зарегистрирована компания (кооператив) "Интеко", которая стала заниматься производством полимерных изделий. Батурина возглавила ее вместе с братом Виктором. и в дальнейшем в прессе она упоминалась в СМИ как президент "Интеко", а ее брат - как генеральный директор. как вице-президент. и первый вице-президент компании. По другим данным, опубликованным в 2007 году, Батурина стала президентом и основным владельцем компании "Интеко" в 1989 году.

В 1991 году Батурина вышла замуж за будущего мэра Москвы Юрия Лужкова (это был его второй брак). который в прошлом был одним из руководителей НИИ пластмасс и начальником управления по науке и технике Министерства химической промышленности СССР.

В 1992 году Лужков стал мэром столицы. Впоследствии Батурина отрицала связь между браком с Лужковым и началом собственной карьеры, хотя они практически совпали по времени. Ряд СМИ писали, что Лужков никогда не уточнял, каким образом "Интеко" получала выгодные муниципальные заказы. Так, известно, что в начале 1990-х годов кооператив "Интеко" выиграл тендер и получил заказ на производство почти ста тысяч пластиковых стульев для столичных стадионов. Сама Батурина в беседе с журналистами упоминала, что 80 тысяч пластмассовых сидений для стадиона "Лужники" были изготовлены ее компанией. В 1999 году Батурина в интервью "Московскому комсомольцу" указывала, что стадион реконструировался за счет тех средств, которые АО получало от сдачи в аренду площадей, и за счет кредитов. "Я не вижу ничего предосудительного в том, что дирекция "Лужников" решила закупить пластмассовые кресла у меня, а не платить в полтора раза дороже немцам", - отметила она.

Спустя несколько лет бизнес "Интеко" по изготовлению пластмассовых изделий был дополнен собственным сырьевым производством на базе Московского нефтеперерабатывающего завода (МНПЗ), находившегося под контролем столичного правительства. На территории МНПЗ был построен завод по производству полипропилена, и практически весь выпускаемый МНПЗ полимер принадлежал компании Батуриной. Спрос на изделия из полипропилена всегда был высок, и при отсутствии конкуренции со стороны прочих производителей "Интеко", по данным, опубликованным журналом "Компания", удалось занять почти треть российского рынка изделий из пластмассы.

3 февраля 1997 года "Новая газета" сообщила, что часть средств, направленных правительством Москвы на строительство пивзавода "Князь Рюрик", переводились в АОЗТ "Интеко". Компания подала иск, посчитав, что статья порочит ее деловую репутацию. 4 апреля 1997 года суд обязал газету опубликовать опровержение.

В конце 1990-х годов президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов выдвинул идею строительства Города Шахмат (Сити-Чесс) для проведения международных шахматных турниров. Одним из основных генподрядчиков возведения города стала "Интеко". В результате компания оказалась одним из фигурантов расследования, касавшегося нецелевого использования бюджетных средств при строительстве Города Шахмат. Республика, по данным СМИ, осталась должна московским предпринимателям значительную сумму денег. В конце 1998 года совладелец "Интеко" Батурин по предложению Илюмжинова возглавил правительство Калмыкии. Через несколько месяцев по договору между Мингосимуществом Калмыкии и ЗАО "Интеко-Чесс" ("дочка" "Интеко"), московская компания стала владельцем принадлежащих республике 38 процентов акций "Калмнефти" (по некоторым данным, это произошло без ведома остальных акционеров нефтяной компании). По одной из версий, таким образом Батурин обеспечил гарантии возврата средств, вложенных в строительство Сити-Чесс. Вскоре недовольные миноритарии "Калмнефти" обратились в арбитражный суд с иском к ЗАО "Интеко-Чесс" и Мингосимуществу Калмыкии о признании сделки недействительной. Передача акций была аннулирована, и уже в феврале 1999 года Батурин покинул пост премьера Республики Калмыкия. В 2004 году Батурина в интервью "Известиям" заявила, что многие субъекты федерации должны ей "энные суммы денег", в том числе и Калмыкия.

Осенью 1999 года Батурина баллотировалась в депутаты Госдумы по 14-му Калмыцкому одномандатному избирательному округу. Соперником Батуриной на выборах был один из лидеров Аграрной партии России и движения "Отечество - Вся Россия" (ОВР) Геннадий Кулик. С просьбой идти на выборы от Калмыкии к Батуриной обратилось калмыцкое отделение ОВР, что явилось, по данным журнала "Профиль", полной неожиданностью для Илюмжинова. Издание указывало, что, по неофициальной информации, через некоторое время в Москве состоялась встреча Илюмжинова, Кулика и главы правительства России Евгения Примакова, которого просили убедить Лужкова, чтобы он отговорил жену баллотироваться именно в Калмыкии. Но вмешательство Примакова не помогло - Лужков отказался. Возвратившись в Элисту, Илюмжинов сделал по телефону заявление для "Профиля": "Я уважаю и ценю Елену Батурину и желаю ей удачи на выборах. Если она победит, то в первую очередь выиграет экономика республики". На митинге в Элисте, организованном активистами движения ОВР, Батурина выступила с речью, пообещав, что в случае ее победы Калмыкия заживет не хуже Москвы.

Ранее, в июле 1999 года супруга Лужкова оказалась в центре скандала, связанного с незаконным вывозом капиталов за границу. По данным сотрудников УФСБ Владимирской области, ее фирмы "Интеко" и "Бистропласт" (руководителем которой, по данным "Коммерсанта", являлся Батурин) сотрудничали со структурами, которые занимались отмыванием капиталов. По данным СМИ, эти структуры перевели за рубеж 230 миллионов долларов. Лужков сразу заявил, что за этим делом стоит Борис Березовский, а также "администрация президента РФ и общая система, которая объединена политической целью - как можно дольше сохранить власть". Сама Батурина направила официальный протест в ФСБ и Генпрокуратуру. Осенью 1999 года она встречалась с директором ФСБ Николаем Патрушевым, который пообещал принести ей свои извинения, если подтвердится незаконность выемки документов сотрудниками Владимирского УФСБ в фирме "Интеко". Кроме того, аудиторская проверка, проведенная авторитетной фирмой "Эрнст энд Янг", подтвердила: "Интеко" не перечисляла средства во владимирские банки, подозреваемые чекистами в финансовых аферах. Сама Батурина заявила по этому поводу: "Дело развивается таким образом, что это ФСБ надо подумать о собственной безопасности и о том, как выкручиваться из сложившейся ситуации. А мне бояться нечего". Супруга столичного мэра отрицала, что одним из мотивов ее участия в парламентских выборах могло стать желание обезопасить себя от преследования со стороны ФСБ.

Тем не менее, выборы Батурина проиграла. За неделю до дня голосования, 12 декабря 1999 года, телеведущий ОРТ Сергей Доренко сообщил телезрителям, что Батурина владеет квартирой в Нью-Йорке. В ответ на это она подала в суд на журналиста, потребовав опровержения и взыскания 400 тысяч долларов с Доренко и 100 тысяч долларов с телеканала ОРТ. Судебный процесс, длившийся девять месяцев, был состязательным, и в октябре 2000 года Останкинский районный суд удовлетворил иск Батуриной. Он обязал ОРТ опровергнуть, причем обязательно в воскресенье в программе "Время", сообщение о том, что у нее имеется квартира в Нью-Йорке. Моральный ущерб и нравственные страдания истца суд оценил в 10 тысяч рублей.

По словам вице-президента "Интеко" Олега Солощанского, компания вошла в строительный бизнес еще в середине 1990-х годов, создав фирму "Интекострой" и приняв участие в девелоперском проекте в Калмыкии. Однако фактически превращение "Интеко" в крупную инвестиционно-строительную корпорацию началось лишь в 2001 году, когда компания купила контрольный пакет акций ведущего домостроительного предприятия Москвы ОАО "Домостроительный комбинат №3" (основного производителя панельных домов серии П-3М). Таким образом, "Интеко" сумела взять под контроль около четверти столичного рынка панельного домостроения. Спустя год в составе "Интеко" появилось подразделение монолитного строительства. В это же время компания начала реализацию крупномасштабных проектов: жилых комплексов "Гранд-Паркъ", "Шуваловский", "Кутузовский" и "Красногорье". В середине 2002 года компания приобрела цементные заводы ОАО "Подгоренский цементник" и ОАО "Осколцемент", а позднее - ЗАО "Белгородский цемент", "Краматорский цементный комбинат", "Ульяновскцемент" и лидера Северо-Западного региона "Пикалевский цемент". Благодаря этому "Интеко" превратилась в крупнейшего поставщика цемента в стране.

В 2003 году стало известно о проекте облигационного займа ЗАО "Интеко". Тогда же впервые выяснилось, что Батурина владеет 99 процентами акций компании, а 1 процент акций принадлежит ее брату (ранее, в 1999 году Батурина сообщала, что ее старшему брату принадлежит половина акций компании). "Интеко" оценила свою долю на рынке панельного домостроения столицы в 20 процентов, при этом, по данным СМИ, до трети типовых домов компания возвела по программам строительства муниципального жилья по городскому заказу. Спустя некоторое время "Интеко" объявила о создании собственной риэлтерской структуры "Магистрат" и запустила ее первую рекламную кампанию. В феврале 2004 года компания Батуриной разместила дебютный облигационный заем на 1,2 миллиарда рублей. СМИ указывали, что инвесторы скептически отнеслись к желанию "Интеко" занять средства под ставку не выше 13 процентов годовых, поэтому на аукционе было продано менее четверти выпуска. Остальное, по утверждению экспертов компании "НИКойл", которая проводила размещение, андеррайтер распродал в режиме переговорных сделок. В свою очередь, независимые аналитики высказывали предположение, что оставшуюся часть займа "Интеко" (более 900 миллионов рублей по номиналу) скупил сам "НИКойл".

8 июля 2003 года газета "Ведомости" опубликовала статью "Комплекс Елены Батуриной", в которой, в частности, говорилось, что для бизнеса супруги мэра московская бюрократия "делает приятное исключение". Батурина, посчитав, что ее обвинили в использовании семейного положения для получения преимуществ в предпринимательской деятельности, подала иск, и 21 января 2004 года Головинский районный суд обязал издание опубликовать опровержение.

В 2003 году компания "Интеко-агро" – дочерняя фирма "Интеко" - купила в Белгородской области более десятка хозяйств, находившихся на грани банкротства. Про свой белгородский бизнес Батурина в интервью "Известиям" сказала так: "В Белгороде мы строим большой завод по переработке пластмасс - и тамошний губернатор в нагрузку обязал нас взять животноводческий комплекс и вывести его из убыточности. Приходится покупать бычков и выращивать их на продажу". Губернатор Белгородской области Евгений Савченко вначале поддерживал Батурину. Однако в 2005 году областные власти обвинили агрохолдинг в скупке земель по "серым" схемам и заниженным ценам с целью их дальнейшей спекулятивной перепродажи. Позднее выяснилось, что деятельность "Интеко-агро" мешала разработке Яковлевского рудника, который принадлежал ООО "Металл-групп" – компании, подконтрольной послу РФ на Украине Виктору Черномырдину и его сыну Виталию (Батурина отказалась передать областным властям землю для строительства железной дороги к строящемуся руднику). 9 октября в Белгороде было совершено нападение на исполнительного директора ООО "Интеко-Агро" Александра Анненкова, а на следующий день в Москве был убит адвокат "Интеко" Дмитрий Штейнберг. Батурина обратилась к президенту Владимиру Путину с просьбой уволить губернатора Белгородской области. После этого Савченко, выступая по областному телевидению, заявил, что некоторые "непрошеные гости хотели бы сменить власть в области", а "их специалисты по черному пиару не останавливаются ни перед чем, даже перед кровью". В защиту интересов "Интеко-агро" открыто выступили депутат Госдумы Александр Хинштейн и заместитель Росприроднадзора Олег Митволь. Однако на федеральном уровне публично заступаться за Батуриных никто не стал. В том же месяце в Белгороде были проведены выборы в облдуму: в голосовании по партспискам победила "Единая Россия" во главе с губернатором Савченко. ЛДПР, поддержанная компанией "Интеко", не набрала и семи процентов голосов.

В 2004 году пресса среди наиболее крупных проектов "Интеко" называла ее участие в возведении жилых микрорайонов на Ходынском поле, в районе МГУ и Текстильщиках. Общая стоимость строительных проектов оценивалась в 550 миллионов долларов. При этом СМИ отмечали, что стоимость жилья в столице с момента покупки Батуриной строительной фирмы "ДСК-3" возросла в 2,4 раза. В том же году интернет-издание "Известия.ру" опубликовало сведения о том, что Батурина якобы приобрела 110 гектаров земли вдоль Новорижского шоссе за МКАД под строительство элитного микрорайона, ради роста цен на квартиры в котором московские власти форсировали строительство Краснопресненского проспекта - он должен был связать шоссе с центром города, что позволило бы преодолеть путь от Красногорска до Кремля за полчаса - без пробок и светофоров.

15 февраля 2004 года в результате частичного обрушения кровли здания аквапарка "Трансвааль-парк" в московском районе Ясенево погибли 28 посетителей развлекательного комплекса и пострадали более 100. В марте 2004 года "Коммерсант" в статье "Нефтяники всплыли в аквапарке: смену владельцев "Трансвааль-парка" финансировали родственники московского мэра" сообщил, что к моменту катастрофы бизнес аквапарка полностью контролировался компанией "Терра-Ойл", а сделку по покупке акций у прежних владельцев "Трансвааль-парка", компании "Европейские технологии и сервис", финансировали два президента ЗАО "Интеко" - Батурина и ее брат. Издание сделало вывод, что де-юре "Интеко" не входила в состав учредителей компаний, управляющих "Трансвааль-парком", но ее акционеры в феврале 2004 года являлись крупнейшими кредиторами "Терры-Ойл". В марте 2005 года Тверской районный суд Москвы частично удовлетворил иск Батуриной о защите чести и достоинства к ИД "Коммерсант" и его журналистам Ринату Гизатулину и Андрею Мухину. Суд признал сведения, опубликованные в газете, не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство Батуриной. Одновременно суд взыскал с каждого ответчика в пользу Батуриной 10 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда. Кроме того, Тверской суд Москвы удовлетворил другой иск Батуриной, предъявленный газете "Коммерсант" по факту публикации статьи "Мэр с комплексами" (от 29 января 2004 года). В этой статье сообщалось, что Батурина решила "судьбу вице-мэра Москвы Валерия Шанцева" (после выборов столичного градоначальника Лужков реорганизовал аппарат мэрии, отодвинув Шанцева, ранее курировавшего столичную экономику, на менее значимый пост ). Эти сведения также были признаны судом не соответствующими действительности и подлежащими опровержению.

29 января 2005 года журналист Юлия Латынина в эфире радио "Эхо Москвы" заявила, что Батурина является совладельцем обрушившегося 14 февраля 2004 года "Трансвааль-парка", а компания "Интеко" получила 200 миллионов долларов за постройку библиотеки МГУ, заявлявшуюся как подарок. 28 февраля 2005 года Батурина направила на имя главного редактора радиостанции Алексея Венедиктова требование об опровержении этих сведений, что впоследствии и было сделано.

В 2005 году "Интеко" продала все свои цементные предприятия "Евроцементу" Филарета Гальчева за 800 миллионов долларов, а через некоторое время Батурина продала ДСК-3 Группе компаний ПИК. После продажи комбината "Интеко" ушла с рынка панельного домостроения. По данным ряда СМИ, в "Интеко" утверждали, что продажа ДСК-3 и цементных заводов входила в стратегию консолидации ресурсов на развитие строительства монолитного жилья и создание пула коммерческой недвижимости. В течение 5–6 лет компания обещала возвести более 1 миллиона квадратных метров офисных площадей и создать крупную национальную гостиничную сеть, охватывающую территорию от Центральной Европы до Азиатско-Тихоокеанского региона. Однако участники рынка выразили сомнение в намерениях "Интеко" стать одним из крупнейших игроков на рынке коммерческой недвижимости Москвы и регионов.

Весной 2006 года "Интеко" вернулась на цементный рынок, купив у группы СУ-155 Верхнебаканский цементный завод в Краснодарском крае. В декабре 2006 года вице-президент компании "Интеко" Владимир Гузь сообщил "Ведомостям", что "Интеко" приобрела еще один цементный завод в Краснодарском крае — "Атакайцемент", расположенный вблизи Новороссийска. Покупку небольшого предприятия мощностью 600000 тонн в год эксперты оценили в 40-90 миллионов долларов. Продавцов предприятия и сумму сделки Гузь не назвал, но издание, ссылаясь на участников рынка и источник в администрации Краснодарского края, основным бывшим владельцем "Атакайцемента" называло президента самарских "Крыльев Советов" Александра Барановского. "В планах "Интеко" - создание на базе двух заводов крупнейшего в России объединения по производству цемента общей мощностью свыше 5 миллионов тонн цемента в год", - заявил Гузь. Кроме того, "Интеко", по его словам, планирует построить еще несколько заводов на территории России. "Ведомости" обратили внимание читателей на то, что Батурина является заместителем руководителя рабочей группы национального проекта "Доступное жилье". Она, по данным газеты, неоднократно отмечала, что дефицит и высокие цены на цемент сдерживают реализацию проекта. Аналитик UBS Алексей Морозов заметил: "Хорошее время для инвестиций в цемент. Начавшие строить первыми получат долю на рынке и сократят сроки окупаемости своих инвестиций".

В июле 2006 года Батурина была избрана в состав совета директоров ОАО АКБ "Русский земельный банк".

1 декабря 2006 года была опубликована информация о том, что Издательский дом Axel Springer Russia отказался печатать статью о Батуриной и ее бизнесе, уничтожив весь тираж декабрьского номера русского журнала Forbes. Такой шаг руководство издательского дома объяснило тем, что в публикации "не были соблюдены принципы журналистской этики". Один из сотрудников издательского дома рассказал "Ведомостям", что накануне выхода журнала в редакцию Forbes с копией искового заявления приезжал вице-президент "Интеко" по внешнеэкономическим связям Илья Парнышков. Газета указывала, что представители "Интеко" грозили издателю исками о защите деловой репутации. В свою очередь, американский Forbes потребовал, чтобы Axel Springer выпустил текущий номер в том виде, в каком он был напечатан. В результате декабрьский номер русского Forbes вышел в первоначальном виде, причем стоил на 20 процентов дороже, чем до начала скандала.

В начале февраля 2007 года "Ведомости", ссылаясь на адвоката главного редактора Максима Кашулинского и редакции русского Forbes Александра Добровинского, сообщили о судебных исках компании "Интеко" к журналу и его главному редактору. Иски были поданы в разные суды: к Кашулинскому "О распространении не соответствующих действительности сведений, порочащих деловую репутацию" - в Чертановский суд Москвы, а "Об опровержении не соответствующих действительности сведений, порочащих деловую репутацию, и взыскании нематериальных убытков, причиненных в результате распространения данных сведений" к редакции русской версии журнала Forbes - в Московский арбитражный. Как сообщил "Ведомостям" пресс-секретарь "Интеко" Геннадий Теребков, сумма каждого из исков составила 106 тысяч 500 рублей (по 1 рублю за каждый экземпляр декабрьского выпуска журнала Forbes).

21 марта 2007 года Чертановский суд Москвы удовлетворил иск "Интеко" к Кашулинскому, взыскав с главного редактора русской версии журнала Forbes 109 тысяч 165 рублей, а не в 106 тысяч 500 рублей, так как в 2 тысячи 665 рублей были оценены судебные издержки компании Батуриной. Адвокат Кашулинского заявил, что намерен обжаловать данное решение в суде. 15 мая 2007 года Мосгорсуд отказал Кашулинскому в рассмотрении его просьбы о признании решения Чертановского суда незаконным.

Тяжба же с издательским домом оказалась затяжной. 21 мая 2007 года по ходатайству ответчика о проведении лингвистической экспертизы опубликованных материалов Московский арбитражный суд приостановил производство по иску ЗАО "Интеко". В сентябре 2007 года он все-таки признал справедливость исковых требований компании к издательскому дому, но уже в ноябре 2007 года Девятый арбитражный апелляционный суд отменил это решение.

Тогда в декабре 2007 года представителей "Интеко" решили изменить предмет иска, заявив о нанесение ущерба деловой репутации "Интеко". Компания потребовала привлечь к солидарной ответственности не только Axel Springer Russia, но и авторов материала - Михаила Козырева и Марию Абакумову, а также взыскать с журналистов и издательства суммарно те же 106 тысяч 500 рублей. В январе 2008 года иск по правилам первой инстанции рассмотрел тот же Девятый апелляционный арбитражный суд. Он принял решение удовлетворить иск Батуриной, обязав журнал опубликовать опровержение статьи, ставшей причиной судебного разбирательства, а за нанесение ущерба деловой репутации "Интеко" взыскать с ответчиков 106 тысяч 500 рублей (по 35 тысяч 500 тысяч рублей с каждого). Комментируя решение суда, адвокат Добровинский заявил о намерении обжаловать это решение кассационном суде. Однако уже в апреле 2008 года издательство представило Федеральному арбитражному суду Московского округа письменное ходатайство об отказе от кассационной жалобы на решение арбитражного аппеляционного суда по иску ЗАО "Интеко".

В 2006 году Виктор Батурин продал сестре свою долю в компании и окончательно вышел из бизнеса, получив "отступные" в виде 50 процентов акций "Интеко-агро", а также весь сочинский бизнес компании. По другим данным, в начале января 2006 года Батурин сохранял за собой свой 1 процент акций "Интеко". В январе 2006 года пресс-служба "Интеко" со ссылкой на Батурину сообщила о том, что ее брат "больше не является вице-президентом компании и не уполномочен делать никаких заявлений". По мнению ряда СМИ, его увольнение стало следствием событий на Белгородщине. По мнению экспертов, владельцы "Интеко" не сошлись во взглядах на дальнейшее развитие бизнеса. Сам Батурин в январе утверждал, что ушел из "Интеко" добровольно. В марте 2006 года корпорация "Интеко" официально объявила о том, что еще в феврале брат Батуриной покинул компанию. 17 марта акционеры "Интеко" (то есть сама Батурина) на внеочередном собрании приняли решение о выкупе у Виктора Батурина принадлежавшего ему пакета акций.

Однако 18 января 2007 года в СМИ появились сообщения, что еще в декабре 2006 года брат Батуриной Виктор подал иск к ЗАО "Интеко" в Тверской районный суд Москвы. По его утверждению, он был уволен из компании незаконно. Батурин потребовал восстановить его на работе и выплатить ему 6 миллиардов рублей в качестве компенсации за неиспользованный отпуск за 15 лет работы на компанию. Наблюдатели предположили, что речь идет о "фиктивном иске", а на самом деле Виктор Батурин претендует на четвертую часть акций "Интеко", которых, по его словам, его лишили незаконно. По некоторым данным, стоимость этого пакета на то время могла составлять до одного миллиарда долларов. 12 февраля 2007 года Тверской суд Москвы отклонил иск Батурина о восстановлении его в компании "Интеко". Отказал он также и в выплате требуемой Батуриным компенсации.

14 февраля 2007 года Елена Батурина, в свою очередь, подала четыре иска против своего брата и его компаний. В первом иске оспаривалось право Виктора Батурина владеть управляющей компанией "Иван Калита", в ведение которой он в свое время обещал передать все свои активы. Глава "Интеко" потребовала вернуть компанию себе. Еще три иска с мотивировкой "неисполнение обязательств по договорам" содержали имущественные претензии к компаниям Батурина - "Интеко-Агро-Сервису" (на 48 миллионов рублей) и "Интеко-Агро" (на 265 миллионов рублей). Первый иск Батурин комментировать не стал, а суммы претензий к своим компаниям назвал "несущественными" и заявил, что эти иски были "поданы для отвода глаз". Батурин также сообщил, что начал подготовку новых исков к своей сестре, в том числе и иска по поводу 25 процентов акций "Интеко", которые, по его мнению, продолжают ему принадлежать. Однако уже 18 февраля 2007 года пресс-секретарь "Интеко" Теребков заявил, что "стороны отказываются от взаимных имущественных и иных претензий".

19 февраля 2007 года стало известно, что Батурина передала 99 процентов акций "Интеко" в закрытый паевой инвестиционный фонд (ЗПИФ) "Континенталь", находящийся в управлении одноименной компании. СМИ сообщали, что фонд по стоимости чистых активов (82,8 миллиарда рублей) вышел в лидеры на российском рынке. Советник президента "Интеко" Алексей Чаленко отметил, что "это было сделано в рамках стратегии компании", в УК "Континенталь", по данным РБК, от комментариев отказались. К единому мнению о том, ради чего Батурина пошла на такой шаг, аналитики не пришли. Высказывались следующие предположения: передача активов "Интеко" в ЗПИФ может страховать компанию от возможных недружественных поглощений, также может обеспечивать ей дополнительные налоговые льготы, а может и дать Батуриной возможность незаметно менять структуру владения собственностью. В 2007 году в интервью "Ведомостям" Батурина подтвердила, что ПИФ "Континенталь" принадлежит ей на 100 процентов. Структуризацию "Интеко" через ПИФы она назвала "просто методом упаковки активов" ("Как деньги лежат в сумке, а не в кошельке — вот и вся разница").

15 января 2008 года "Русский земельный банк" назвал Батурину, владевшую более чем 20 процентами его акций, основным покупателем допэмиссии акций банка объемом в 1 миллиард рублей. Сообщалось, что после выкупа акций доля Батуриной в банке превысит 90 процентов. Прозвучало также предположение аналитиков о том, что ею будут выкуплены оставшиеся доли других акционеров банка.

В июле 2008 года "Коммерсант" написал об участии "Интеко" в нескольких девелоперских проектах в Марокко через аффилированную компанию Kudla Group. Со ссылкой на слова представителя департамента по туризму региона Тетуан Королевства Марокко Мустафы Агунджабе издание сообщило, что компания инвестирует более 325 миллионов евро в строительство курортной недвижимости страны.

В декабре того же года ЗАО "Интеко" Батуриной выиграло иск к изданию "Газета" о защите деловой репутации. Федеральный арбитражный суд Московского округа обязал "Газету" опровергнуть сведения о сговоре московских властей с тремя ведущими компаниями-застройщиками - Mirax Service ("дочка" Mirax Group), "Интеко" и группой компаний ПИК - с целью раздела столичного рынка ЖКХ. Вины депутата Госдумы Галины Хованской, на основании слов которой журналисты сделали подобный вывод, суд не усмотрел (сама Хованская настаивала, что в статье ее слова были процитированы неточно).

Батурина - самая богатая женщина России. По данным журнала Forbes, опубликованным в 2004 году, ее личное состояние составляло 1,1 миллиарда долларов. Оборот группы "Интеко" эксперты Forbes оценили в 525 миллионов долларов. При этом они признавали, что точно оценить активы Батуриной не представляется возможным, поскольку, во-первых, "Интеко" - очень закрытая компания; во-вторых, она участвовала практически во всех крупных столичных проектах в качестве соинвестора, подрядчика или субподрядчика. По данным того же Forbes, опубликованным в 2006 году, состояние Батуриной оценивалось уже в 2,3 миллиарда долларов. В августе 2005 года "Интеко" сообщила о покупке акций "Газпрома" и Сбербанка. Какие именно пакеты принадлежат "Интеко", компания не раскрыла (по данным на первый квартал 2008 года, доля Батуриной - ее ПИФа "Континеталь" - в "Сбербанке" составляла 0,38 процента). В 2006 году была опубликована информация о том, что Батурина и предприниматель Сулейман Керимов владеют более 4,6 процента акций "Газпрома" на двоих (право голосовать своими пакетами они, по данным "Ведомостей", передали председателю правления ОАО "Газпром" Алексею Миллеру). В феврале 2007 года в СМИ появились сообщения, что еще в конце 2006 года Батурина приобрела акции компании "Роснефть", хотя этот факт и не был отражен в отчетности "Интеко" за последний квартал года.

19 апреля 2007 года в русской версии журнала Forbes был опубликован рейтинг самых богатых граждан России. Как и в 2006 году, Батурина стала единственной женщиной, попавшей в список: ее состояние оценивалось в 3,1 миллиарда долларов (в 2006 году было 2,4 миллиарда). Весной 2008 года она под номером 253 вошла в список богатейших жителей планеты: состояние Батуриной, как сообщал американский Forbes, на момент составления рейтинга, оценивалось в 4,2 миллиарда долларов.

Батурина занимается теннисом, неплохо катается на горных лыжах. Водит автомобиль, имеет третий разряд по стрельбе из малокалиберной винтовки. Батурина также серьезно занимается верховой ездой. СМИ писали, что к этому занятию ее в свое время пристрастил известный хирург-офтальмолог и бизнесмен Святослав Федоров. В одном из интервью Батурина вспоминала: "Так получилось, что я как-то сразу села в седло и поехала. Потом лошадей стали дарить мэру, и о животных надо было как-то заботиться. С 1999 года Батурина упоминается в СМИ как председатель Федерации конного спорта России. Во время своей избирательной кампании 1999 года по выборам в Госдуму от Калмыкии Батурина практически на каждой из встреч с жителями республики напоминала о том, что "конь для калмыка важнее шахмат". В январе 2005 года Батурина была смещена с поста президента Федерации конного спорта РФ. Занявший ее место депутат Государственной Думы Геннадий Селезнев утверждал, что прежним руководством федерации интересы российских спортсменов учитывались слабо. Хотя соревнований проводилось много, в том числе высокого уровня, например, Кубок мэра Москвы, который был одним из этапов Кубка мира с большими призовыми деньгами, но, по словам Селезнева, организаторы сами выбирали тех, кто должен был принимать в них участие. Из-за рубежа приглашались лучшие спортсмены, их приезд и проживание в России оплачивались оргкомитетом. Приглашенные же оргкомитетом россияне, число которых было ограничено, не могли конкурировать с первыми номерами Старого Света. В результате все призовые увозили заграничные гости. Издание Building Business отмечало, что когда Батурину не переизбрали на пост главы федерации, она "чисто по-человечески обиделась", но заметила, что лошадей все равно не бросит и теперь займется делами московской федерации.

По данным ряда СМИ, даже недруги Батуриной отмечали, что в конный спорт ею было вложено немало средств. СМИ указывали, что к лошадям она питает искренние чувства. "Простые лошадники", по их данным, рассказывали, что на своей личной конюшне Батурина держит лошадей-инвалидов и обеспечивает им достойное существование. Впрочем, по данным Building Business, лошади для Батуриной - не только хобби, но и бизнес. Несколько лет назад "Интеко" выкупила полуразрушенные здания коровников в Калининградской области, чтобы возродить конный завод "Веедерн", основанный в XVIII веке, где до 1920-х годов базировался Имперский союз частных коннозаводчиков - партнер самого крупного в Восточной Пруссии Тракененского конного завода. Осенью 2005 года завершилась реконструкция зданий завода ("с сохранением исторических фасадов") и была введена в эксплуатацию первая очередь "Веедерна", началась работа по воспроизводству тракененской и ганноверской пород лошадей. Ожидается, что это предприятие станет источником немалых доходов: во вторую очередь проекта включено строительство гостиниц, ресторана, создание объездной дороги и благоустройство близлежащих территорий. Все это должно привлечь туристов.

От брака с Лужковым у Батуриной две дочери: Алена родилась в 1992 году, Ольга - в марте 1994 года. В СМИ упоминалась также сестра Батуриной - Евтушенкова Наталья Николаевна, глава Управления МБРР и жена председателя совета директоров и основного акционера АФК "Система" Владимира Евтушенкова