Anna Shilova

Биография

На минувшей неделе хоронили сразу двух телезнаменитостей. Это были очень разные люди: одному еще не исполнилось и сорока, другая успела справить 70-летний юбилей. Он трагически погиб на пике своей карьеры своей карьеры, она долго и мучительно умирала в больнице от рака, существуя на скромную пенсию. Но могилы телепродюсера и ведущего Сергея СУПОНЕВА и легендарного диктора Анны ШИЛОВОЙ на Троекуровском кладбище находятся рядышком. Правда, их похороны, проходившие в один день с разницей всего в пару часов, так же разительно отличались друг от друга.

Автор: Михаил Васильев

Около часа дня к траурному залу Троекуровского кладбища тихо подъехал красный "Икарус". Было холодно. Пожилые люди, аккуратно спускавшиеся по ступенькам, зябко поднимали воротники и усиленно натягивали шапки на покрасневшие уши. Так скромно, без всякой помпы, появилась на погребении элита советского ТВ: Игорь Кириллов. Аза Лихитченко, Виктор Балашов. Вера Шебеко, Анна Шатилова… Про этих людей нельзя сказать, что они работали на телевидении. Они его делали. До них телеэфира просто не существовало.

Перед церемонией прощания все прибывшие разместились в вестибюле, перед громадными тяжелыми дверями.

- Игорек, ты целлофан-то сними, цветы без него класть надо! - негромко посоветовала Шатилова Игорю Кириллову.

Тот, кивнув головой, поспешно стал "раздевать" букет белых хризантем.

- Игорь Леонидович, а почему Анна Николаевна до самой смерти жила в очень маленькой квартире? - спросил я у близкого друга и постоянного соведущего Шиловой по "Голубым огонькам".

- Да она могла получить любую жилплощадь! - устало ответил Кириллов, перекладывая цветы в другую руку и доставая валидол. - Просто она была очень скромным человеком. И довольствовалась той квартирой, которую ей выделил когда-то Госкомитет по телерадиовещанию. Она там последнее время с сыном жила.

Рядом беседовали Вера Шебеко и Анатолий Лысенко. экс-руководитель легендарного "Взгляда".

- Где ты сейчас работаешь, Толя?

- Нигде - грустно ответствовал некогда могущественный телебосс. - Государственный советник первого класса в отставке. Врачи запрещают - сердечная аорта шалит.

Пригласили в зал. Увидев дорогой красивый гроб, старушки-дикторши зашептались:

- Ну, слава богу, хоть похоронят ее по-человечески.

- Игорек-то Кириллов - молодец! Он всегда ей помогал и сейчас все подготовил…

- Отмучилась сердешная! Она ведь перед смертью шейку бедра сломала, оступилась, а то еще бы пожила.

Представитель ОРТ смущенно извинился за то, что народу приехало не так много:

- Сами понимаете: у кого - здоровье, у кого - эфир…

У гроба почти все вспоминали потрясающие голубые глаза диктора Шиловой, кто-то читал стихи, многие клали земные поклоны. Наиболее эмоционально прощалась с покойной дама в массивных очках, укутанная в платок и облаченная в толстую недорогую куртку с капюшоном. Она мелко крестила усопшую и громко плакала в голос… Когда она оказалась рядом, я попросил ее показать мне сына Анны Николаевны, Анатолия.

- Да вон он стоит у гроба! - указала рукой на седовласого мужчину. И вдруг неожиданно добавила:

- Убийца! Он ведь сам бывший диктор, а потом спился, алкоголик законченный! Он ее так избил перед смертью! Аж до синевы… Люся видела. Нет, не Соколова, которая сейчас выступала, другая…"

Женщина не смогла больше говорить, ее душили слезы… На все мои попытки уточнить, где же произошло злосчастное избиение - в больнице или дома, куда Анну Николаевну время от времени отпускали, она лишь молча качала головой. Расспрашивать убитую горем женщину дальше я не посмел, лишь попросил представиться. Чуть успокоившись, она сказала, что зовут ее Татьяна Литвиненко, правда, на ТВ ее больше знали как Михайлову.

- Я ведь лауреат Государственной премии за программу "Время" и даже одно время вела "Спокойной ночи, малыши, - поведала мне Татьяна Васильевна.

Застучали промерзшие комья земли о крышку гроба.

- Вот ведь Аня 40 лет была звездой, - задумчиво сказала какая-то невысокая телеветеранша. - И всегда говорила: "Чего нам делить-то в дикторском отделе! Все равно придется хоронить друг друга…" Как она оказалась права…