«Я поклонник «хрущёвок» как архитектор, декоратор и потребитель»

Архитектор и декоратор Марат Кушелман, более известный как Марат Ка, объяснил, почему архитектура сегодня – это тавтология и плагиат.

Беседовала Надежда Каннуникова Фотографии: Мир и Дом

Марат Ка (настоящая фамилия Кушелман) родился в семье филолога и математика, в Москве. Но достаточно долгое время прожил в США. Сначала учился в Нью-Йорке на архитектора. Потом работал, участвовал в реставрации и декорировании ряда федеральных объектов в Детройте, Чикаго и Нью-Йорке, среди которых можно отметить исторический дом дизайнера Брайана Килиана, расположенный в Детройте, а также Театр Мартин Бэк в Нью-Йорке. Также он занимался декорированием интерьеров домов Джоржа Сороса, Оливии Голдсмит, Джона Риверза, а также ряда других известных людей – писателей, актёров, общественных деятелей. Сегодня Марат известен как новатор в области интерьерного декора, а также как создатель цветовой системы координат. Псевдоним «Ка» появился случайно, когда редактор телеканала НТВ неправильно сократил фамилию архитектора.

- Марат, вы же не только декоратор и дизайнер, но по образованию ещё и архитектор. Давайте начнем наш разговор с архитектуры

- А что о ней разговаривать, архитектуры давно уже нет.

- В каком смысле?

- За последние десятилетия ничего нового в архитектуре не происходит. Пожалуй, можно сказать, что после того, как были построены башни-близнецы в Нью-Йорке (1973 год. – Прим. ред.), ничего нового в ней сделано не было. Всё остальное можно назвать тавтология, плагиат, заимствование и т.д. Современная архитектура – это просто инженерия с отделочными материалами.

- Грустные вещи вы говорите

- Отнюдь. Это нормальное течение истории, эволюция вещей. Она происходит во всём: кино, музыка. Сейчас в архитектуре другая эра, инженерная, архитектура стала инженерной, но она существует. То же самое происходит, например, с литературой. Ведь глупо бояться, что планшетники и ноутбуки её убьют: они, может быть, убьют бумагу, но не литературу. Читать люди продолжают, а может, и ещё больше стали читать.

- Что убьют бумагу – тоже не факт, ведь кино не убило театр. Может быть, «цифра» заменит бумагу в каких-то сегментах?

- Да, может быть, но вот я, например, не читаю с бумаги вообще. Очень давно читаю только с экрана, хотя многих моих знакомых это удивляет. Вроде бы работаю руками и тактильные ощущения для меня должны быть важны… Кстати, сейчас я работаю над новой книгой и рисую для неё иллюстрации, чёрно-белую графику, тоже исключительно на экране планшета.

Так вот архитектура умерла в том консервативном смысле, в каком нам её преподавали пару десятилетий назад. Но это не значит, что ничего нового в этом ключе не происходит.

- Чему же тогда сейчас учат архитекторов в вузах – инженерии и декору?

- Талантливому человеку всё равно где учиться, да и нужно ли учиться вообще – это, знаете, ещё вопрос. Людям просто одарённым, конечно, необходимо хорошее качественное образование. Методологию МАРХИ сейчас можно охарактеризовать легендарной ленинской фразой: «верхи не могут править по-новому, а низы не хотят жить по-старому». Когда-то этот архитектурный институт давал потрясающее образование. Но сейчас изменились условия игры: уже не нужно строить огромных городов-заводов, гигантских электростанций, сейчас не строят городами, максимум несколько «высоток».

Сегодня наступила эра концептуальной архитектуры, а её не может быть много. По крайней мере не должно быть много, иначе это выглядит абсурдно. Да, любому городу нужна концептуальная архитектура. Даже Нью-Йорк, при всей его консервативности и прикладной прагматичности, имеет свою концептуальную архитектуру в виде музея Гуггенхайма.

- А про Москву что скажете?

- Я очень люблю Москву, гораздо больше, чем, например, Питер. И не хочу вступать в армию тех, кто критикует Москву: и так потоптались по ней уже все кому не лень.

- Тогда скажите, что вам нравится больше всего в Москве в архитектурном плане?

- «Хрущёвки». Особенно первого поколения, пятиэтажные.

- Абсолютно серьёзно. Я поклонник «хрущёвок» во всех их проявлениях как архитектор, как декоратор и как потребитель.

- Заявление серьёзное, особенно из ваших уст. Обосновывайте .

- Во-первых, они являются идеальной основой для декорирования. Это такой куб, из которого можно сделать всё что угодно. Как девочка-модель, которая когда не накрашена, не одета – серенькая мышка и её не заметно. Но если над ней поработает визажист, стилист, модельер, она может превратиться в кого угодно.

Во-вторых – потрясающая застройка. «Хрущёвки» начали ругать в тот момент, когда их строили. Но сейчас, 30–50 лет спустя, эти районы превратились в потрясающие такие зелёные дворики, где много деревьев, травы, каких-то кустарников и относительно мало людей на квадратный метр – в отличие от «высоток», где голые дворы сплошь заставлены автомобилями.

Я недавно написал книгу «Кошерный фэншуй», где рассматриваю все предметы вокруг нас с точки зрения правильности и соразмерности. Моё мнение – размер таких «хрущёвок» очень гармоничен и понятен для городского жителя. В том числе потому, что они практически одной высоты с выросшими за 30 лет деревьями. Там нет необходимости лифта – это тоже плюс. Но они идеальны, конечно, только для молодого человека или молодой пары, как мопед идеален для студента. Большой семье нужно уже другое жильё. Но ведь уже ушли в прошлое и времена, когда люди жили всю жизнь в одном доме, а до них там жили их родители, деды… Сейчас мы меняем жильё чуть реже, чем автомобили… Я, конечно, не считаю, что нужно всё снести и настроить одних «хрущёвок», но всё же это совершенно великолепное наследие прошлого века, которым не перестаю восхищаться: в них есть тот драгоценный дух естественности, которого так не хватает новостройкам.

- А индивидуальная застройка?

- Это вообще абсурд. Понимаете, дом – это сложнейшая продуманная конструкция. Точно так же, как нелепо выглядят самодельные машины, абсурдно выглядит индивидуальная застройка, будь то частный дом по индивидуальному проекту или какая-то необычная многоэтажка в одном из районов города. Люди, строящие себе дом «с нуля» по своему проекту, занимаются ерундой. Есть проверенные, рассчитанные до мелочей типовые проекты, над которыми работали профессионалы и которые проверялись годами. В них вносили изменения, учитывающие их слабые места, и снова они проходили проверку. Вот именно такими типовыми проектами и нужно оперировать, если вы решили построить дом. Не надо изобретать велосипед. Вот индивидуальный декор, уникальный интерьер – это да, пожалуйста.

- А если говорить о более престижной и дорогой московской недвижимости?

- Дома класса «люкс» у нас не строятся, их просто нет, что бы там ни говорили застройщики в своих рекламных текстах. Понимаете, премиум-класс – это не только какие-то огромные залы, дорогой мрамор, позолота и эксклюзивная мебель. Это прежде всего сервис! Если я приобретаю недвижимость класса «люкс», то не хочу встречаться в лифте с соседскими детьми и няньками, тем более с горничной, которая тащит куда-то кучу грязного белья. Не хочу видеть и слышать, как мастер приходит ремонтировать какую-то технику: это всё должно быть обеспечено обслуживающим персоналом жилого комплекса, причём таким образом, чтобы я этого даже не заметил. Для обслуги, водителя и охранника должны быть отдельные туалетные комнаты – это нормально. По крайней мере в нашей квартире в Нью-Йорке всё именно так, хотя она и не считается классом А.

Статус определяется не размерами – ведь будь ты хоть суперолигархом, всё равно не станешь спать на трёхметровой кровати. Нет ничего глупее 60-метровых туалетов, а поверьте, в Москве такие есть. Меня в содрогание приводят все эти элитные дома с ценником 40–50 тысяч евро за метр. Когда же уже у нас тоже поймут, что статус это не выставленная напоказ роскошь, а прежде всего качество сервиса!

- У нас нет такого сервиса – ещё не научились?

- Я не видел, не знаю. Много чего знаю в Москве, но хорошего сервиса, настоящего класса А, не видел.

- Научатся – русский народ быстро всё схватывает! Нам для этого требуется, как показывает опыт последних 20 лет, намного меньше времени, чем тем же американцам.

- Это правда, и это хорошо. Мы быстро учимся: посмотрите, какие моллы уже научились строить. Кстати, у меня предчувствие, что большие гипермаркеты скоро уйдут из Москвы. Мне кажется, будущее за небольшими супермаркетами шаговой доступности. Есть такая тенденция, и из-за пробок в том числе. Скорее всего, Москва в конечном итоге превратится в такой бутиковый город. И это тоже хорошо.

Больше того, я вам скажу, что не принадлежу к «болотникам». Считаю, что всё, что в Москве происходит – по воле властей или как-то само собой, – идёт в правильном направлении. Повторюсь, я очень люблю Москву, верю в энергетическую силу и потенциал этого города. Хотя она всегда строилась хаотично, но из этого хаоса как-то само собой всегда получался вполне себе нормальный порядок. Она развивалась сама, естественным путем. Вот Петербург – искусственный город, он был построен «насильственно», и без постоянного вмешательства человека, без поддержки он быстро придёт в упадок… А Москва – это такое самостоятельное место, уже много веков. Она сама себя строит, живёт своей жизнью.

- Марат, а вы много путешествуете? Любите возвращаться в какие-то определённые места или открывать для себя новые?

- Знаете, я начал активно путешествовать по миру ещё до того, как интернет стал повсеместной реальностью. И вот заметил такую вещь: сейчас если даже простой человек полетит на МКС, он не будет удивлён видом из иллюминатора, потому что уже видел это. То же касается и самых экзотических стран – всё это мы уже видели на фото в сети или по телевизору. То же самое происходит и со всём остальным: например, мы едим ту же рыбу и тех же моллюсков, что и в Токио или на Лазурном Берегу. Нам продают цветы, выращенные в Эквадоре, мы ездим на тех же авто, что и американцы, европейцы, корейцы… Мир сжался, и в нём не осталось ничего, что может удивить.

- Марат, а почему после 15 лет жизни в Нью-Йорке и признания профессиональным сообществом вы все же решили вернуться в Москву? Ведь у вас там прекрасно складывалась карьера.

- Она и сейчас у меня там прекрасно складывается. Я продолжаю работать с американскими заказчиками. Просто живу здесь.

- А почему всё-таки здесь? Ведь там и сервис лучше

- Просто у меня жена категорически отказалась там жить. Вернувшись в Москву, я понял почему. Здесь нескучно, интересно и жить и работать. Ну и потом, я родился в Москве, а Нью-Йорк всегда был для нас чужим.

- Вы живёте здесь в квартире или в загородном доме?

- И там и там, смотря где удобнее работать в данный момент.

- Дома у вас есть вещи, которые вы сделали своими руками?

- Нет, свой дом предпочитаю видеть немножко другим. Я давно коллекционирую восточную живопись, и у меня скопилось уже довольно большое собрание: есть работы японских, китайских, кавказских художников. Именно этими полотнами и украшен мой дом. Мне кажется, этого достаточно.

В бумажной версии этот текст можно прочитать в журнале «Мир и Дом» (№1о, 2014 год), который является партнёром портала Элитное.РУ