Елена Ищеева: Ханга угрожала мне

Елена Ищеева презентовала свою книгу «Жизнь на грани ТВ», рассекретив конфликт с соведущей Еленой Хангой и рассказав, как ее мужу удалось приобрести кольцо с бриллиантами в начале 90-х, когда его зарплаты хватало только на пиво.

«Ханге хотелось полной власти над всеми»

На торжестве присутствовали друзья Лены, коллеги по каналу «Домашний», ее родные и близкие: муж Филипп, сын Даня, мама. Но не было видно соведущей по программе «Принцип домино» Елены Ханги, что неудивительно. В своей книге Ищеева рассказала подробности их ссоры. Оказывается, кошка пробежала между тезками на программе, куда были приглашены неонацисты. Бритоголовые подростки после записи не смогли выйти из зала – в дверях 16-летних борцов за чистоту нации ждал вооруженный наряд милиции. Ханга была за то, чтобы негодяев взяли, Ищеева протестовала: «Это не по-человечески и противоречит данному слову, что участники программы уйдут без последствий». В результате Ханга решила, что ее напарнице близки взгляды бритоголовых. «То, что сдавать приглашенных гостей органам, я считаю низостью, мне так и не удалось объяснить в пылу истерики и скандала», – грустно размышляет автор книги.

Целый год после этого события вне эфира две соведущие даже не здоровались. Кроме этого, Ханга заняла лидирующие позиции и вовсю старалась, чтобы команда проекта плясала под ее дудку. Апофеозом стала заявленная Хангой программа под названием «Гиблое место», из-за которой сняли с эфира передачу, предложенную Ищеевой.

Вот какой разговор состоялся между редактором Ларисой Богуш и Еленой Ищеевой:

«– И какая же тема предлагается взамен?

– Гиблое место.

– Ну, гиблое место. Про барабашек там всяких и домашний полтергейст.

– Лариса, ты шутишь! Это бред какой-то. У кого настолько крыша поехала? – не сдержалась я.

– А ты догадайся с двух раз».

После этой передачи Елена окончательно поняла, что скоро ей придется уйти из программы. Ханга откровенно вставляла ей палки в колеса.

«Моя напарница, для миллионов добрая и милая соведущая, угрожала мне изгнанием из программы. Как сильно надо было меня ненавидеть, чтобы пойти на такое? Ей хотелось полной власти над всеми, и она пыталась распоряжаться моей жизнью, а заодно и карьерой».

Ради Лены муж отказался от акций

– Я не понимаю, почему должна скрывать события, которые действительно были, – объяснила «ЖГ» собственную откровенность Ищеева. – Ведь это правда! Поверьте: все, что было ниже плинтуса, я тактично опустила.

Целый вечер у новоявленной писательницы было отменное настроение: в ходе презентации Лена танцевала то с сыном, то медленно кружилась с дорогим сердцу мужем Филиппом. В книге подробно описывается романтическая история их знакомства, а также подарок, который запомнился будущей жене на всю жизнь.

«Отозвав меня на кухню, Филипп протягивает коробочку – бархатную, синенькую. Открываю. А там кольцо с голубым топазом в обрамлении мелких бриллиантов.

– Ты что, банк ограбил? У тебя же зарплаты только на пиво хватает! Откуда такая роскошь? – Сомнения стали роиться в моей голове и тут же оседать на языке.

– Придет время, узнаешь, – озорно подмигивает Фил.

Пройдут годы, у нас родится сын, и на одной из вечеринок Филипп проболтается, что ради того кольца он продал акции информационного агентства, которым владел на пару с братом. Он отказался от собственности ради одного-единственного подарка девушке, которая на тот момент ему ничего не обещала и была непредсказуема, как шквалистый ветер».

Сыну Дане не досталось портвейна

Во время презентации среди гостей, пожирающих глазами горку призов, устроили лотерею. Когда начался розыгрыш, одна из гостей, явно выпившая лишку, решила, что ей теперь и море по колено, про номер билетика можно и приврать, и выбежала на сцену получать бутылку элитного портвейна урожая 1973 года – года рождения виновницы торжества. Но обмануть Ищееву оказалось непросто. Лотерея проходила задорно и весело, а заскучавший сын Даня нашел себе занятие: звонким голоском на весь зал объявлял выигравший номер. Надо сказать, что у ребенка номер тоже был и выиграть ему хотелось, но не удалось. А мухлевать он не пытался.

«Зачем тебе вино? – недоумевала мама. – Ты же еще маленький». «Чтобы было!» – ответил ребенок.