ВЛАДИМИР ПЕТРОВИЧ ПОЛИТОВ

"Моя работа - это смысл жизни"

Владимир Петрович Политов (Стрелец, Собака) родился в холодной Якутии. Любимое хобби - просмотр фильмов ужасов, от которых поднимается настроение. В настоящее время живет в Москве без прописки. С юношеских лет имеет сразу несколько кличек, среди которых "Страус", "Чукча".Детство провел в родной Якутии, где отец работал инженером северной авиации.

- Я учился в средней школе и параллельно посещал школу музыкальную. Хорошим поведением никогда не отличался, хотя учился хорошо. В первый раз меня поймали с сигаретой в четвертом классе. Помню, перед уроком физкультуры мы пошли с ребятами покурить в туалет, вернее говоря, попробовать. После чего с опозданием пришли но урок. Нас поймала завуч. Вызвали но педсовет родителей и "вставили"' по первое число. Позднее, уже в старших классах меня назначили заведующим радиоузлом. Даже комнату выделили специальную, где я любил прогуливать уроки: заходил, закрывался и спал. Жаль, что радиоузел вскоре отобрали. Веселое все-таки было школьное время! После девятого класса я работал в пионерском лагере грузчиком, мы варили бражку в стиральной машине, делали самогонку и пили, конечно. Володя очень любит поспать, особенно с представительницами прекрасного пола. Было время, когда он одновременно встречался сразу с тремя женщинами - 15, 19 и 32 лет (последняя с тремя детьми готово была пойти с Вовкой аж на край света).

-Была первая любовь, первый поцелуй, правда, вспоминается слишком смутно. Но в Рижском институте гражданской авиации, куда я поступил сразу же после школы по стопам отца, было что вспомнить и рассказать на старости лет. Именно тогда я играл в студенческой группе. Как утверждают сокурсники, был кумиром всего курса, поскольку никогда не расставался с гитарой, развлекая тусовку на всех студенческих дискотеках. Было любимая. старше на шесть лет, со всеми вытекающими отсюда возможностями. Когда она меня, мягко говоря, бросила, я долго переживал и сбежал из Риги в Москву. До зачисления на работу в группу "На-на" торговал сигаретами в электричках и поездах направления "Москва-Баку''.

Работа эта не из самых приятных, поэтому я не переставая думал о музыке. В результате, не выдержав, позвонил Алибасову, и мне повезло. Пригласили на прослушивание. Слушал не сам Бари Каримович, а композитор Андрей Потемкин. Он заставил меня петь "Белые розы" с веником в руке, издевался, как мог. Затем я играл сейшн на бас-гитаре с какими-то музыкантами, в результате чего и стол работать бас-гитаристом в "На-не".

Володя слишком самокритичен и большой эгоист, сам себе на уме. Зо все переживает, но никогда не подаст виду. Очень раздражителен и не менее работоспособен. Всегда и всем все прощает и готов в любую минуту заступиться за слабый пол, а если повезет, и уцепиться.

- В один из первых дней работы в "На-не" со мной произошел такой случай. Во время гастролей в Таллинне Бори застукал меня сразу с двумя девушками и двумя бутылками. С этого дня я узнал правило, которые существуют в "На-не", и что их надо выполнять. Действительно, после ночного фейерверка с выпивкой и бессонницей на другой день довольно трудно работать два, о то и три концерта. Но все ровно в течение долгого времени у меня почему-тo получалось постоянно нарушать правила. До и сейчас, откровенно говоря, девчонок у нас много и часто, о чем не знает Бари Алибасов. До сих пор не знал еще.

Из короткого общения с Володей стало ясно: этот парень никого не заложит и молчит, как Зоя Космодемьянская.

Владимир Политое, по-видимому, самая загадочная личность среди солистов группы "На-на". В каждом интервью он ведет себя по-разному, настроение его постоянно меняется. О нем ходит большинство слухов, и именно он является обладателем всевозможных "ярлыков", которыми обвешивают Вовчика то журналисты, то поклонники: "самый красивый нанаец", (чуть ли не Дон Жуан). А по итогам подсчета писем, полученных в адрес группы, самый многодетный, но отнюдь не самый "морально устойчивый отец". Все эти фантазии (а может, и не фантазии) рождаются скорее всего потому, что Володя Политов по характеру замкнут, как правило, молчалив и серьезен, редко бывает веселым. А когда человек ведет себя столь таинственно, о нем невольно возникают всякие слухи. Но даже самого неразговорчивого человека иногда можно раскрутить на беседу, узнав массу интересного.

-Какой у тебя характер?

-Я в меру эгоистичный. Довольно практичный человек, стараюсь из всего извлекать выгоду, все делать на пользу. Не люблю делать одолжений. Пунктуален. На любую встречу всегда стараюсь приезжать лучше с опозданием. Материалист. Скромный, молчаливый, скучный. Но иногда бываю веселым. Я не злопамятный, всегда прощаю, даже врагам. Признаю свои ошибки. Искренним бываю не всегда и не со всеми. Что еще. Не ревнив. И вообще, я последнее время сильно изменился.

Почему?

- Время многому научило. В чем-то, наверное, даже испортило. Я был раньше очень открытым человеком, а сейчас. Было несколько проколов в жизни. Стал во многом осторожным, и в общении с девушками, кстати, тоже. Я стал более дисциплинированным. Понимаю, что порядок - прежде всего, но натура моя частенько бунтует и сопротивляется.

- Если взять за отправную точку день твоего появления в группе, менялось ли твое отношение к работе?

- Конечно. Раньше это было лишь увлечение: выходить, красоваться но сцене. Хотелось быть популярным, чтобы узнавали на улицах. Сейчас мне, правда, хочется, чтобы вообще не обращали внимания. А теперь моя работа - это смысл жизни.

-О сольной карьере ты не задумывался?

Не задумывался и не хочу задумываться. Мне это не нужно. Я хочу работать в группе.

Какую публику ты предпочитаешь видеть в зале?

- Любую. Для меня не существует разницы в публике. Может быть, только одно

я могу по разному смотреть на бабушку, сидящую в золе, и двадцатилетнюю девчонку, танцующую у сцены.

Ты любишь своих поклонников?

-Все зависит от того, каких. В общем-то, я хорошо к ним отношусь и счастлив, что они есть. Если бы не было поклонниц, не было бы и нас. Но есть, конечно, такие фанатики, которые очень достаются. То оказывается, что у меня г де-то дите, причем не одно, то караулят в самых неожиданных местах.

- А вообще к женщинам как ты относишься?

- Женщина для меня - это нечто большее, чем друг. Это существо, за которым нужен постоянный уход, ласка, любовь. Это существо, которое нужно защищать, охранять.

- А удается ли кому-нибудь получать все это от Володи Политова?

- Удается, но очень редко.

- Насколько -ты постоянен в своих чувствах к женщине?

- Я стараюсь долго не зацикливаться на одном человеке. Черезопределенное время у меня пропадает влечение к нему. Молодой еще, не нагулялся.

- А ты балуешь свои увлечения деньгами?

- Нет. Стараюсь не баловать. Во- первых, я считаю, что женщина должна сама зарабатывать. А во-вторых, очень многие относятся ко мне как к кошельку с "бабками", хотя сначала я этого и не пресекаю. А мне хочется, чтобы меня воспринимали просто как человека.

- А смог бы ты быть в близких отношениях с женщиной, которая выше тебя по рангу?

- Быть на ее содержании? Да, и у меня уже было такое, когда я учился в институте. Ей было тогда 23, а мне 17. Было очень весело. Причем меня [это совершенно не тяготило. Но это было давно. Другое дело теперь. Сейчас бы этого не могло быть. Хотя, кто его знает, как может сложиться!

К поклонницам все на-найцы относятся гораздо лучше, чем в силу своей испорченности кто-то мог бы подумать. Во-первых, на сцену вызываются все желающие поцеловать солистов. Их выстраивают в шеренгу, и Политое с Жеребкиным наперегонки лобызают юные уста. Первым кончает обычно Вовка, за что его яростно приветствует весь не целованный зал. Во-вторых, все цветы солисты забирают и ни один букет не пропадает зря. Сначала из целлофана и нежных бантиков извлекают все послания, плюшевые щенята и деньги. Последние возвращаются назад, если есть адрес, а если нет - они идут в фонд помощи маленьким на-найцам.

Девушки просто обожают Политова. Однажды, когда на-найцы второй раз приехали на гастроли в Тель-Авив, поклонница кинулась ему на шею: "Вовочка, ты меня помнишь?". По на-найской легенде, пока "Чукча" припоминал юную иудейку, Бари учинил той квалифицированный осмотр, закончившийся для девушки положительно: "Эта - хорошая, с ней - хоть куда!" - подытожил шеф на-найских наук.

Политова с полным на то правом можно назвать "счастливчиком". Во Франции он, например, нашел пятьсот франков прямо на улице, правда, когда на-найцы радостно отоварились в магазине и отправились прочь из страны, Политов вспомнил, что все покупки они забыли в гостинице. "Где сколько отъемлется, там столько и присовокупится", - изрек мудрый Алибасов.

"Чукча" может "приколоться", но нельзя сказать, что очень веселый. Зато, когда он смеется, лицо его полностью преображается, суровость исчезает, и вместе с ней исчезает какая-то частичка Вовки. На "Чукчу" не обижается, но, похоже, попытаешься поддеть его - выйдет это тебе боком." Никто никогда не видел, чтобы он жаловался на что-то или кого-то.