Николай Цискаридзе: "Я сволочь, которая заставляет всех работать"

Народный артист России приехал в Донецк в паре с подругой и партнершей, не менее любимой зрителями Илзе Лиепой. Предоставив коллеге возможность отдохнуть после их дуэтного выступления на закрытии фестиваля «Звезды мирового балета», Николай Цискаридзе побеседовал с журналисткой «Донбасса».

Сначала было весело.

36-летний премьер Большого театра остается непревзойденным танцовщиком мирового уровня.

- Николай, два года назад вы танцевали на донецкой сцене с обнаженным торсом, и мы могли оценить не только ваши движения.

Цискаридзе довольно смеется: - Да, я сегодня танцевал в камзоле, но если учесть, что ему десять лет и талия в нем 66 сантиметров, можете мне поверить и без раздевания, что с телом у меня по-прежнему всё в порядке!

- Вы постоянно грозитесь уйти со сцены, но остаетесь.

- Правильно говорил Марис Лиепа, что уходить надо тогда, когда уходит прыжок. Но пока профессиональные данные позволяют мне работать. Однако если я замечаю, что не могу дать свой результат, я отказываюсь от роли. Как и любой другой человек, смотрю на себя в зеркало и говорю: «Козел старый. И не стыдно?». Я каждый свой спектакль снимаю на видео, а после разбираю вместе с моим педагогом, подмечая малейшую неточность в движениях. Если она есть.

- А что-то новое сейчас еще хочется станцевать?

- Да! Я всю жизнь мечтал об Онегине, но станцевал Германа. Конечно, как любой артист, хотел Гамлета, но не случилось.

- Неужели уже поздно? Да вас же любой постановщик возьмет на ту роль, какую захотите! Или физически не сможете?

- Не то что не смогу. Если вы всю жизнь одевались в Диор, Прадо и Гуччи, а вам предлагают пойти на рынок и купить блузочку, то вы этого не хотите. А я всю жизнь общался с самыми главными балетмейстерами мира, танцевал самую лучшую хореографию. И когда мне предлагают вторсырье, мое тело сопротивляется. Я знаю много ужасно сделанных «Гамлетов». У нас в одном из ведущих московских театров есть постановка, в которой Гамлет стоит и писает на сцене. Перед тем, как будет читать монолог. Я восхищаюсь этим персонажем только в одном моменте: как рискует человек! А если не пойдет струя? Да, в театре возможно всё. Но если это придумано только для того, чтобы быть фишкой, это неинтересно. На писающих могу посмотреть в туалете в антракте. А зачем мне это видеть на сцене?

- Николай, у вас не жизнь, а расписание, как у автобуса: спектакли в театре, гастроли, съемки в телепроектах, преподавательская деятельность. При этом вы называете себя ужасно ленивым человеком. Получается, у вас колоссальная сила воли?

- Нет, просто я дурак. Я даю обещание, а потом вынужден выполнять. Слово «да» из меня вынуть практически невозможно. Но если это случилось, то я потом раб лампы. Допустим, вести программу «Шедевры мирового музыкального театра» на канале «Культура» я согласился после операции на ноге, когда сидел дома, у меня была куча времени и мог делать, что угодно. Я шлялся по музеям и читал книжки. Поэтому когда меня туда позвали, потом судить звезд на льду, я везде согласился. Сначала было весело, а когда начался балет, выяснилось, что времени-то нету. Так что теперь приходится для себя очень четко расписание составлять, это вы правильно заметили!

Мечта - домик на Лазурном берегу

- Вы уже задумывались над тем, как будете жить лет эдак в семьдесят?

- Если я наконец-то заработаю много денег, то просто буду красиво жить. В идеале хочу небольшой домик на Лазурном берегу: на первой линии около моря. И никаких проблем! Ну, а если придется работать, я могу стать художественным руководителем какого-то театра, но не директором - не хочу я знать, куда израсходовалась туалетная бумага. Точно могу сказать, что если возьмусь за что-то, буду нести ответственность до конца. Кстати, от других требую того же. Когда я вхожу в театр, все срочно моют полы, меняют перегоревшие лампочки, потому что знают: сейчас придет эта сволочь Цискаридзе, который заставит всех работать!

Николай Цискаридзе и Илзе Лиепа опровергают мнение о том, что балет - искусство молодых.

- Ну а на домик всё-таки уже начали деньги собирать?

- Знаете, искусством на него не заработаешь. Да и вообще, не хотелось бы подтверждать поговорку: «Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах».

- А вас не угнетает этот диссонанс: вы - артист сами знаете какого уровня, а Лазурный берег - всего лишь мечта.

- Я - человек, выросший в коммунальной квартире. Меня ничего не угнетает. Это западную прессу всегда шокировало, как живет главный молодой артист балета, который танцует перед президентами, королевами и т.д. Но я до сих пор спокойно отношусь к каким-то бытовым несовершенствам. Несмотря на то, что меня знают многие простые люди - в основном благодаря телевизору - бывает, я езжу на метро. В государственные праздники, когда перекрывают улицы, в Большой театр попасть очень сложно. Поэтому в такие дни передвигаюсь на общественном транспорте. Некоторые удивляются: «Как?» - а я отвечаю: «Да нормально! Классно!»

- Это вопрос воспитания, что вы ни раньше, ни теперь не позволяете себе топнуть ногой и сказать: «Мой труд стоит дороже!»

- Да пытался. А что толку? Ну сидит толстый зажравшийся дядя в кабинете. Что, он вас понимает? Не будем далеко ходить. Вот величайший танцовщик Владимир Васильев. Когда он стал директором, и я, молодой артист, которому он сам отдал свой стол, потому что считал, что я достоин, приходил к нему и говорил: «Владимир Викторович, вот вы такой гениальный, мы вас обожаем, преклоняемся. Может быть, вы нам увеличите зарплату?». Он задумывался и отвечал: «А я таких денег не получал!». Тогда уже вся молодежь говорила: «Да, вы не получали, вы так страдали, как мы сейчас. Но теперь вы можете всё изменить, нужно только подписать!». Васильев опять задумывался, брал ручку и снова возмущался: «А я таких денег не получал!». И он ничего не сделал! Палец о палец не ударил, чтобы кому-нибудь из нас улучшить, например, жилищные условия. Только себе! Все пять лет, что он руководил Большим театром, выходили календари и буклеты только с его фотографиями. Это психология человека. Я не обвиняю его ни в чем, он правда гениальный артист, и я всю жизнь буду стоять коленопреклоненным перед ним. Но есть человеческий фактор: сытый голодного не понимает. Причем все люди такие. Я много общаюсь с сильными мира сего - они на тебя смотрят, слушают, уважают, но…

- Корпоративами вам много удается заработать?

- Да, иногда выступаю, но только там, где сцена и можно полноценно отработать. Порой мне называют такие суммы, только чтобы я появился, что становится приятно только от этого. Жаль, что времени не хватает. Недавно сказали, что в самом знаменитом отеле Нью-Йорка будет проходить свадьба. И молодожены очень хотят, чтобы я станцевал что угодно, готовы заплатить 100 тысяч долларов. А у меня в этот день был спектакль в Большом театре за совершенно другие деньги. Как вы понимаете, танцевал я не в Америке. Потому что есть вещи, которые нельзя купить.

Личная жизнь: эпизодически

Достойная представительница величайшей балетной династии Илзе Лиепа потрясла дончан своим танцем. Во-первых, балерине в ноябре исполнится 47 лет, во-вторых, в марте она родила дочку Надежду (это пока единственный ребенок артистки). В общем, тот факт, что при таких обстоятельствах она выступает на всё том же высочайшем уровне, вызывает восторг и восхищение. В том числе у партнера Цискаридзе.

- С Илзе я дружу уже много лет. Мы живем неподалеку, часто видимся. И она для меня как родной человек. Вообще она большая умница: в марте родила ребенка, а уже в июне снова танцевала. Это я ей сказал: «Что-то ты засиделась дома! Выходи!». Хотя никто в театре не верил, что она вернется, - с гордостью рассказывает Николай.

- А вы уже нянчились с ее Надеждой?

- Я, к сожалению, еще даже не видел малышку - очень занят. Хотя я из тех людей, к которым всегда тянутся дети, кошки и собаки.

- Тогда у меня вопрос нескромный, но… Почему сами до сих пор наследником не обзавелись? Способов это сделать сейчас очень много.

- Способов много, но к ним, по-моему, нужно прибегать в какой-то критической ситуации. Например, если есть проблемы со здоровьем. У меня, к счастью, с этим всё хорошо!

- То есть вы не против иметь детей?

- Я за них, но против ответственности. Если появится ребенок, мне придется менять свою жизнь и быть готовым к тому, что она еще больше усложнится. А я этого не хочу. Я с десяти лет тяжело работаю и чувствую на себе ответственность. Ужасно устал от нее. Может, когда я уйду со сцены, немного отдохну, мне захочется ее снова. Но пока…

- Значит, и с личной жизнью у вас всё нормально?

- Да, она у меня есть, но как-то эпизодически. Причем возникает исключительно тогда, когда я очень занят!

Ирина Панская. Фото Ольги Кононенко и Константина Сазончика.