Счастье Юлии Деллос и Дмитрия Миллера началось со степа

Когда сердце разбито и ты не знаешь, как жить с этой болью, обязательно встретится кто-то, кто отогреет твою измученную душу. Юля Деллос познакомилась с Дмитрием Миллером в тяжелый период своей жизни. Ей рекомендовали его как преподавателя по степу. Сначала они два месяца просто разговаривали по телефону. Потом она пришла на свое первое занятие по танцу, которое… стало единственным. Зато Дмитрий смог дать Юле другое – веру в то, что настоящая любовь все-таки существует.

В самый счастливый день жизни актрису поздравили ее любимые мужчины. Фото: личный архив Дмитрий Миллера и Юлии Деллос.

О ни вместе четырнадцать лет. За это время Юлин сынишка Даня успел вырасти и окончить школу. Все, кто их видит вместе, в один голос говорят, что мальчик похож на папу. На Диму. Они никого не разубеждают. Ведь за это время Юля и Дима действительно стали родными, а их чувства друг к другу только окрепли. Недаром три года назад они решили официально оформить свои отношения. Очень часто, наблюдая за парой со стажем, понимаешь, что связывает супругов привычка. Не так у актерской четы Деллос и Миллер. Глядя на них, прямо на физическом уровне ощущаешь, как циркулирует между ними какая-то светлая энергия. Эти люди – как два сообщающихся сосуда. У них друг к другу явный интерес, порой они подтрунивают друг над другом, и это доставляет им огромное удовольствие, но уже в следующее мгновение смотрят так, что постороннему наблюдателю становится немного неловко от интимности момента.

Сначала у вас два месяца был телефонный роман. Вы, два незнакомых человека, общались часами. Как такое возможно?

Дмитрий Миллер: «Да, Юля как-то очень томно разговаривала. Потом, она проявляла интерес к моей персоне, задавала какие-то вопросы. Это мне льстило».

Юля: «Я интересовалась тобой как своим будущим преподавателем по танцу. (Смеется.) Я тогда находилась в очень сложной ситуации… можно сказать, жизнь моя была сломана. Я сняла маленькую квартирку на «Автозаводской» и просто «залегла в берлогу» – зализывать раны. В такие моменты люди подумывают о самоубийстве. Я задала этот вопрос себе, прислушалась и получила ответ, что жить-то я хочу. Значит, надо было искать какие-то нити, которые вытянут меня наверх. И я скакала верхом в Измайлово, записалась на занятия по степу. А студия находилась на другом конце города, вставать приходилось в пять утра. Преподаватель сказал: «Что ты будешь подниматься в такую рань?» И дал контакты Димы, порекомендовал его как хорошего танцора. Я вообще-то не собиралась жить в Москве. В Питере у меня остались родители и сын, по которому я безумно скучала. Мы впервые расстались с Даней так надолго. Я даже на гастроли его с собой брала, пока театр не взбунтовался: нечего ребенка таскать! (Юля играла на сцене Малого драматического театра. – Прим. авт.) Наш сын – космо-полит. В Страсбурге у него прорезались зубы, свой первый шаг он сделал в Ницце – там я купила ему первые ботинки. И в Париж его возила, где мы два месяца играли спектакль».

А как вы оказались в Москве?

Юля: «Я снималась в сериале «Каменская». После Франции казалось регрессом возвращаться в Питер – Москва все-таки мощнее. Но мне было здесь жутко одиноко. И тут появился Дима. В общении он оказался настолько легок, очарователен и приятен, что я сама не заметила, как выкарабкалась из той бездны, в которой психологически оказалась. Когда он звонил, я даже забывала про друзей, которые иногда навещали меня, привозили какие-то продукты (денег не было, «Каменская» снималась с большими перерывами). Помню момент, когда один приятель ушел, не дождавшись окончания нашего с Миллером телефонного разговора. А Дима рассказывал интересные вещи. Обещал, что повезет меня в Карелию, – я об этом с детства мечтала».

Дмитрий и Юля долго шли к серьезному решению. Они сыграли свадьбу через 9 лет совместной жизни. Фото: личный архив Дмитрий Миллера и Юлии Деллос.

Дмитрий: «Мы ездили с Данькой, даже два раза. Юлю, к сожалению, тогда со съемок не отпустили».

Юля: «Дима оказался в Карелии наедине с десятилетним Даней и ящиком водки. Они должны были встретиться с друзьями, которые, собственно, эту водку заказывали, но не получилось. Пришлось менять ее на грибы и ягоды… Ну вот, Дима рассказывал, что мы будем жить в шалаше среди сосен, смотреть на звезды, жечь костер. (Обращаться с огнем он умеет – он пожарным в Якутии работал.) А еще говорил, что можно устроить баню в лесу: раскалить на огне камни и заливать их водой. В общем, он рассказывал какие-то удивительные романтичные вещи в стиле Куприна, произведениями которого я зачитывалась в школе. Еще Дима поразил меня тем, что не знал ни одного из моих театральных кумиров. Эти люди были так важны для меня, но некоторые из них сильно разочаровали». (У Юли был роман с театральным режиссером. – Прим. авт.)

Дмитрий: «Может, вам покажется странной моя позиция, но я считаю, что пока до меня что-то не дошло (например, какое-то изобретение) – его просто нет. Пока я не купил iPhone, его для меня не существовало. Так же, если я не видел фильм или спектакль с участием какого-нибудь актера, я про него не знаю».

Юля: «И вот представьте: я рассказываю с придыханием про кого-то из своих кумиров, а Дима на голубом глазу спрашивает: «А кто это?» У меня произошел переворот в сознании: оказывается, можно не знать этих идолов и жить спокойно. И я подумала: «Боже, с этим мужчиной я могу начать новую страницу в моей жизни!» Я имею в виду общение, дружбу. Сил на новый роман у меня тогда не было».

Юля, а ваша депрессия, видимо, была связана с несчастной любовью?

Юля: «Да, но я не хочу про это вспоминать. Это была даже не депрессия, а бездна, полный крах. У меня не было ни постоянной работы, ни любимого человека. Но и Дима тоже на тот момент пережил личную драму. Мы помогали друг другу восстанавливаться».

Дмитрий: «У меня была несчастная любовь на первом курсе института. Все происходило очень бурно и ярко. Я сам себя не помнил. А потом отношения закончились, было очень больно. Но на момент встречи с Юлей раны уже затянулись».

Дима, вы совсем не знали Юлю, но придумывали всякие истории, чтобы ее развлечь, успокоить. Зачем?

Дмитрий: «Мне не казалось, что ей плохо. Наоборот, было приятно, что Юля интересуется моей жизнью. Я только год отучился в театральном институте. До этого был незаконченный медицинский, а еще – незабываемые поездки в Якутию. И мне хотелось кому-то о них рассказать, поделиться эмоциями».

Юля: «Мы по два-три часа разговаривали. Приходилось несколько раз набирать номер друг друга, потому что московские телефоны через каждые полчаса автоматически отключаются».

Ну а потом, когда вы встретились, какое было впечатление? Наверняка у вас в сознании сложился какой-то образ?

Юля: «Честно говоря, я не ожидала, что Дима окажется настолько привлекательным мужчиной».

Дмитрий: «Кстати, а потом, после того как мы встретились, мы продолжали общаться по телефону?»

Юля: «Конечно, я же каждые две недели уезжала в Питер к ребенку».

Дмитрий: «Я ревновал ее ужасно. Был момент, когда Юлька уехала и просто пропала. Не звонила, не отвечала на sms. Я мучился, думал: «Она красивая девушка. Наверняка у нее там кто-то есть…»

Юля: «Ты просто звонил в неподходящий момент – вечером, когда я укладывала сына. Мне было не до тебя. Иногда я засыпала с Даней, а Дима не мог дозвониться, и ему казалось, что я там что-то учиняю. Я всегда была очень независимой, и это бесило многих моих мужчин».

Дима, вам пришлось завоевывать Юлю?

Дмитрий: «Это была осада. Так в старину осаждали города. Люди какое-то время пытались жить, как прежде, ели, пили, пока продукты у них не заканчивались. Тогда они выбрасывали белый флаг. В какой-то момент я просто переехал жить к Юле. У Эрленда Лу есть рассказ «Наивно. Супер». Там девушка неожиданно поселилась у парня в квартире. Чему тот удивился, но препятствовать не стал. Так же и Юля в какой-то момент обнаружила меня на своей жилплощади».

А вы с вещами переехали?

Дмитрий: «Постепенно. Сначала я принес зубную щетку и сменную одежду».

Юля: «Когда я отправлялась в Питер, оставляла Диме ключи от своей съемной квартиры. Он ведь учился в театральном, а жил в области. Ездить было далеко… Дима, помнишь, ты пел мне песню Гребенщикова про ключи от дверей?»

Дмитрий: «Да. Там есть слова: «Между тем, кем я был, и тем, кем я стал, лежит бесконечный путь. Но я шел весь день, и я устал, и мне хотелось уснуть. И она не спросила, кто я такой и с чем я стучался к ней. Она сказала: «Возьми с собой ключи от моих дверей».

Принцесса и лев

Юля, осознав случившееся, вы испугались?

Дмитрий: «Она испугалась примерно через полгода».

Юля: «Я ни с кем никогда так долго и основательно не встречалась. Я принадлежала театру. Пока это была съемная квартира, перемены в моей жизни воспринимались не так глобально. Но потом я продала свое жилье в Питере и купила квартиру здесь. Отремонтировала ее, привезла сына. И буквально через неделю у меня поселился Дима. Он же помогал мне перево-зить вещи».

Дмитрий: «Квартира на самом деле получилась шикарная. Мне там понравилось. Я решил: надо остаться». (Смеется.)

Юля: «Я пригласила батюшку, чтобы он освятил дом. И в тот момент как раз пришел Дима. Батюшка спрашивает: «А этого освящать на проживание?» Я махнула рукой: «Ну давайте». Так мы получили благословение на совместную жизнь. Переломный момент в наших с Димой отношениях произошел 28 апреля. Мы гуляли, прошли от «Добрынинской» до стадиона «Торпедо», через «Тульскую», какие-то мосты. И так дошли до моего дома. Дима остался у меня ночевать, но мы спали на разных диванах. И он рассказывал мне про белые цветы, которые распускаются по ночам в Казахстане».

Дима, что это за чудесные цветы?

Дмитрий: «Я учился тогда в первом классе, и мы с родителями поехали в Казахстан к моей тете, папиной сестре. Каждый вечер мы ходили к соседям смотреть на эти цветы. Садились на лавочку под фонариком и ждали. Цветы распускались только ночью, прямо на глазах. По-моему, они назывались «лунные».

Юля: «С Димой можно было говорить обо всем: о химии, физике, землетрясениях, танцах. А вечером он сам постирал свою одежду, чтобы утром пойти в институт во всем чистом. И еще приготовил какой-то завтрак с утра. Непонятно из чего, потому что продуктов у меня не было».

Юля, а правда, что ваш предок служил в свите короля Генриха Наваррского?

Юля: «Мой папа увлекается историей и вычитал где-то про этого графа Деллоса. Но информация непроверенная. Я, конечно, была бы счастлива, если б у меня нашлась пара замков в Луаре».

Что же вы, живя в Париже, не выяснили такую важную деталь про замки?

Юля: «Да мне и так хорошо, без замков. Не была я озабочена материальными ценностями никогда. Меня родители воспитали в категории «бедная, но гордая». Когда я работала в театре, денег порой не хватало даже на метро. Мне несколько раз предлагали главные роли в кино, но из театра меня не отпускали. А сил помахать ручкой, сказать «прощайте!» у меня на тот момент не было. Я боялась потерять постоянную работу. К тому же я «додинская», нам внушали, что театр – это одна семья, одна команда. (Юля окончила ЛГИТМиК, курс Льва Додина. – Прим. авт.) Додин так и говорил всегда: «Хочешь сниматься – уходи из театра». И я осталась, хотя на гонорар, который мне предложили за ту роль, можно было купить квартиру в Москве».

Жалеете теперь?

Юля: «Я свое уже отжалела. На тот момент я не могла поступить иначе – не хватало смелости. Дима научил меня совершать решительные поступки».

Дмитрий: «Да и ты меня научила! Юля всегда была для меня проводником в мир взрослых вещей. Мы постоянно обсуждаем какие-то серьезные темы, она подкидывает мне литературу. А еще Юля придала мне смелости снять огромную квартиру в центре города».

Юля: «Даня вырос, и наша квартирка показалась нам маленькой. Одно время мы думали о покупке жилья. Но нам хотелось квартиру шикарную, на Малой Никитской. Мы были на грани того, чтобы взять огромный ипотечный кредит. Всерьез ездили смотреть дома за полтора миллиона долларов, мечтая о том, что оба вдруг получим хорошую роль. А потом я вдруг жутко испугалась за Димино здоровье: это же сколько придется работать, мы не будем друг друга видеть! Ну и решили: ничего страшного, в Европе многие семьи живут на съемных квартирах».

Дмитрий: «А я, кстати, тогда думал: «Почему бы и не взять этот кредит? Пора становиться мужчиной». Но с кредитом не получилось. Квартирный вопрос мы отложили. Но благодаря Юле я стал задумываться о глобальных вещах. Я становлюсь взрослее, умнее, спокойнее».

Юля: «В личных боях и схватках мы и окрепли. Не было же такого, чтобы Дима сразу сказал: «Юля, я хочу, чтобы мы были вместе, выходи за меня замуж!» Сначала мы «делили территорию». Расходились, съезжались. Дима мог совершенно спокойно пойти выпивать с друзьями. (Но всегда возвращался домой.) Я тоже отправлялась с подругами на показы мод. Это сейчас мы хотим проводить больше времени вместе, нам лучше вдвоем, чем с другими людьми».

На Сардинии влюбленные отдыхали целый месяц. А теперь присматривают там постоянное жилье. Фото: личный архив Дмитрий Миллера и Юлии Деллос.

Дима, вам интересны показы мод?

Дмитрий: «На самом деле – да. Юля меня приучила. Красиво, мне нравится. Романтично пойти на такое мероприятие со своей девушкой».

Юля (мечтательно): «Купить потом какое-нибудь красивое платье…»

Дмитрий: «Женщины! Вот недавно мы отправились в зоомагазин на Арбате за кормом для черепахи. Но не дошли. Встретилась по дороге галерея обуви…»

Трое в лодке, не считая собаки

Дима, в этой истории был еще третий персонаж – сын Юли. Как у вас с ним отношения строились?

Дмитрий: «Я не ставил себе в отношениях с Даней каких-то сверхзадач. Мне сказали: вот ребенок, надо его накормить, погулять или уложить спать. И я действовал в рамках отведенных мне полномочий. Я не сюсюкался, не пытался как-то завоевать его расположение. Даня ведь был уже не малыш – семилетний мальчик. Он знал, кто его отец. И надо отдать Даньке должное: он принял мои «ухаживания», и все произошло само собой».

Юля: «Вспомнила один эпизод… Как я уже говорила, с деньгами тогда было туго. Все мои сбережения съедала квартира. Мы даже питались по талонам, которые Диме выдавали в театральном институте. И как-то раз я дала Диме и Дане триста рублей на еду, а они купили пистолет в настоящей кобуре».

Дмитрий: «Кобуру я нашел в институте».

Юля: «Нет! Она стоила девяносто девять рублей! Они пришли такие счастливые. Сынуля стал хвастаться покупкой, а у меня в душе бушевала буря. Хотелось закричать: «Что вы наделали, вы же истратили последние деньги и не поели!» Но я понимала, что Дима осуществил какую-то детскую заветную мечту. И это прекрасный поступок».

Дмитрий: «Были в той ситуации непростые моменты для меня. Несмотря на то что мне было двадцать шесть лет, я еще учился в институте, много денег не зарабатывал. И тут стал жить с девушкой, у которой есть ребенок, – вроде как обуза для них».

Юля: «Ты ведь еще с огромной собакой пришел! (Смеется.) На самом деле Лайс – чудесный пес. Помню один момент… Мы с Димой увлекаемся тай-чи и как-то решили позаниматься прямо на футбольном поле, взяли собаку с собой. Мы делали упражнения, Лайс радостно гонял вокруг нас. И вдруг пошел теплый майский дождь. Мы с Димой улеглись на траву голова к голове и смотрели в небо. Просто так лежали, ни о чем не думали. И это было так здорово! Один из самых счастливых моментов в моей жизни».

Дмитрий: «Я принес в этот дом все, что у меня было лучшего. (Смеется.) Потом, я умел готовить, жарил картошку».

Юля: «Этим он меня покорил. Но убил наповал он меня своими лимонными боксерами с лампасами. Это произошло до того, как мы стали жить вместе. Я приехала к Диме в гости. И он в этих лимонных шортах и с голым торсом передвигался по трехметровой кухне, варил кофе. А между нами еще не было близких отношений! Я смотрела на него, и мне становилось страшно весело от этого шоу».

Дмитрий: «Я не специально! А я помню, что были какие-то разговоры, когда Юля просто «вскрывала» меня как психолог, помогала разобраться в себе. Это касалось проблем личностного роста, самореализации, моих отношений с родителями. Почему-то я жутко волновался, когда мы с Юлей приезжали их навестить».

Юля: «У него просто истерика начиналась еще на стадии сборов. Я сначала не понимала, в чем дело, и меня это выводило из равновесия».

Дмитрий: «Процесс сближения моей мамы с Юлей был сложным. Мама родила меня в сорок лет, я для нее поздний ребенок. Но скорее всего я сам себя накручивал. А родители, чувствуя мою напряженность, тоже держались скованно. Сейчас я успокоился, и отношения с родными наладились».

Наверное, они смирились: вы столько лет с Юлей и вряд ли уже расстанетесь.

Дмитрий: «Ну да. Я помню, отец все спрашивал: «У вас с Юлей серьезно?» А мама меня защищала: «Ну что ты лезешь в душу, они сами разберутся». Забавно: сейчас такая же история происходит у меня с Даней. Меня очень волнуют отношения сына с его подругой Дашей. Они то живут у нас какое-то время, то исчезают. Еще где-то живут».

Вы хоть знаете где?

Дмитрий: «Да. У Дашиных родителей или в Юлиной квартире в Матвеевке. Но речь не об этом. Мне интересно, что у них происходит, а Юля (так же как в свое время моя мама останавливала отца) удерживает меня от расспросов».

Не верится, что у вас взрослый сын!

Юля: «Даньке уже двадцать один год, он такой красивый, похож на Диму».

Дмитрий: «Все это отмечают. Говорят, мол, сын в папу пошел, а я никого не разубеждаю».

Что вас заставило оформить отношения?

Юля: «Катя Стриженова заставила. Она все зудела Диме: «Что ты не женишься, где ты найдешь женщину лучше?»

Юля: «Мне тоже понравилось быть женой. Надоело всем объяснять, что да, у меня есть молодой человек, мы живем вместе. «А кем он работает?» – спрашивают. «Он актер». Ха-ха-ха! (Раздается такой театральный смешок.) Никто всерьез мои слова не воспринимал. Хотя весь мир живет в гражданском браке. Во Франции таким парам даже полагаются социальные льготы».