Моя Эстония

Дмитрий Пчела: Москва меня изменила

Покинувший два года назад Русский театр Эстонии Дмитрий Пчела овладевает ныне профессией режиссера в Москве и считает, что этот город — только для сильных людей.

В Русском театре ты был достаточно востребованным актером, зрители тебя любили, почему ты все-таки решил уйти?

Уход из театра был связан только с личными мотивами. Я был доволен тем, что у меня было. Перед уходом мне предлагали главные роли все, кто ставил спектакли в Русском театре.

Почему ты решил получить профессию режиссера?

Театр интересен мне во всех его проявлениях. Как мне кажется, режиссура даст мне возможность лучше понять природу актерской профессии. К тому же у меня много идей, которые я бы хотел воплотить. Я хочу разобраться в профессии режиссера, понять, каким должен быть современный театр. Как сделать так, чтобы актеру было удобно и комфортно на сцене. Слава Богу, я попал в Щукинском училище к очень хорошему мастеру. Это Леонид Ефимович Хейфец.

Почему именно режиссер театра? А не кино?

Сейчас театр интересует меня больше, чем кино. К тому же, обучение во ВГИКе стоит достаточно дорого.

Как тебе жизнь в Москве?

В Москве другой ритм, другая жизнь, постоянно находишься в движении. Там есть возможность развиваться. Смотреть хорошие спектакли, общаться с интересными людьми. Здесь этой возможности не было. Мы ходили в эстонский театр, правда, нечасто, но мы никак не взаимодействовали.

Ты считаешь, что русский и эстонский театры должны больше взаимодейст­вовать?

Конечно. Можно было бы очень многое взять друг у друга. Я вообще не понимаю, что значит «особый путь» русского театра в Эстонии, о котором сейчас так много говорят.

Какой такой особый путь? Если посмотреть, что сейчас происходит, это, в какой-то мере, катастрофа. Какой спектакль здесь, в Русском театре, в последнее время произвел достаточно сильное впечатление?

В чем, на твой взгляд, проб­лема театра?

В бесконечной смене руководства. Очень много народу разъехалось. Нельзя было их отпускать. Почему Русский театр не зовет Алену Анохину, поставившую «Палату №6», о которой хорошо отзывалась эстонская пресса и которую зовут в Vanemuine?

Или Виктора Рыжакова, поставившего «С любимыми не расставайтесь»? Почему его не назначили художественным руководителем, если он был согласен? Ведь с таким руководителем, как Виктор Анатольевич Рыжаков, театр вышел бы на новый уровень.

Конечно, там была своя история, Виктор Анатольевич хотел очень многое изменить. Он хотел сделать мобильную труппу, набрать много молодых ребят. За ним поехали бы звезды, играющие в кино и театрах Москвы. Он хотел создать современную труппу человек в двадцать, для этого пришлось бы сильно ее почистить. Но это невозможно, потому что у Русского теат­ра «особый путь».

Были когда-то и другие времена?

Я вспоминаю времена Чумаченко, мы работали очень много. У меня было по три репетиции в день и вечером спектакль. При этом мы получали чуть больше 5000 крон. Молодые парни, у которых была возможность остаться в Москве, все-таки вернулись сюда. Мы верили, что можем сделать здесь что-то настоящее. Мы пахали с утра до ночи.

А потом эта атмосфера в театре начала разрушаться. Да и творческий уровень спектаклей был невысок. Начались разборки в театре, пошли разговоры по гримеркам, кто с Чумаченко, кто с директором, кто сам по себе. К сожалению, вера куда-то исчезла.

Русскому театру необходима сильная личность, которая бы смогла объединить коллектив, уставший от бесконечных встрясок. Хочется, чтобы Русский театр Эстонии стал современным, европейским. Для этого нужна молодежь, талантливые режиссеры, которые хотят и любят работать.

Ты сам хотел бы что-то поставить в Русском театре?

У меня болит душа за Русский театр. Здесь ведь есть безумно талантливые актеры и актрисы. Я надеюсь, когда-нибудь я смогу приехать и что-нибудь здесь сделать. Но мне еще надо много учиться. Хочется, чтобы Русским театром гордились бы и русские, и эстонцы.

У тебя уже есть свои творческие проекты в Москве?

Да, мы с однокурсниками выпустили уже несколько спектаклей. Мне повезло, потому что среди них много талантливых людей. У нас есть помещение, где мы можем репетировать. Сейчас я делаю свой спектакль.

Что ты ставишь?

Это «Медея» Еврипида. Тексту практически 2500 лет. Как мне кажется, он достаточно актуален и сегодня. Роль Ясона исполняет Александр Суворов, сыгравший главную роль в сериале «Кармелита», а роль Медеи — его бывшая супруга Марина Суворова. То, что они бывшие супруги, очень интересный момент, если вспомнить фабулу «Медеи». Между ними уже есть многое, нужно только суметь направить эту энергетику в нужное русло.

О чем этот спектакль?

В первую очередь это история семьи, история предательства, борьбы животного начала в человеке с любовью и разумом. Для меня в спектакле нет ни правых, ни виноватых. Мы пытаемся понять, как великая любовь превращается в великую ненависть. К чему приводит гордыня и жажда власти.

Желание Ясона царствовать любой ценой — это актуально и в современном мире. Любовь, взаимоотношения отодвигаются на задний план, главное сейчас построить карьеру, и вот к чему это приводит, если рядом с тобой такая женщина, как Медея. Мне кажется, это — про сегодня, это — про всегда.

Как ты зарабатываешь себе на жизнь в Москве?

Один их самых главных источников дохода — это антрепризные спектакли. Есть еще различные корпоративные мероприятия. Но зарабатывание денег — это одно, а творчество — это совершенно другое. Хочу заняться преподаванием актерского мастерства.

Ты поддерживаешь отношения с бывшими однокурсниками?

К сожалению, очень мало. Вокруг меня возникли новые люди. Правда, с Павлом Ворожцовым общаемся. Наш курс очень хорошо разошелся. Практически все в театре и много заняты. Правда, тем, кто не остался в Москве сразу, возвращаться туда уже труднее.

Москва — очень жесткий город, с распростертыми объятиями тебя не ждет. Первое время, когда приехал, я жил в крошечной комнатушке в маленьком поселке под Москвой. Надо быть очень сильным, иначе этот город вытолкнет тебя, там не место для слабых людей. Вообще, чтобы поехать в Москву, надо сделать шаг и отправиться, по сути, в никуда.

Сегодняшний Дмитрий Пче­ла отличается от того, какого помнит наш зритель?

Да, очень. Москва меня изменила. В последнее время мне пришлось многое пережить, что, как мне кажется, закалило меня. Появилась внутренняя сила. И уверенность в себе.

Дмитрий Пчела

• Родился 21.05.1984

• Окончил Таллиннскую гимназию Карьямаа

• 2006 — окончил школу-студию МХАТ

• 2006- 2008 — работал в Русском театре Эстонии

• С 2008 учится на режиссерском факультете в Теат­ральном институте имени Бориса Щукина, Москва