Биография Михаила Боярского

Биография

Биография Михаила Сергеевича Боярского

Михаил Боярский родился 26 декабря 1949 года в Ленинграде. Отец – Боярский Сергей Александрович (1916 года рождения), актер Театра имени В.Ф.Комиссаржевской. Мать – Милентьева Екатерина Михайловна (1920 года рождения), актриса Театра комедии.

Михаил Боярский – представитель замечательной петербургской театральной династии Боярских. Его отец Сергей Александрович и дядя Николай Александрович были ведущими актерами театра имени Комиссаржевской, их жены тоже всю жизнь посвятили сцене. Портрет его бабушки висит среди портретов лучших педагогов Петербургской семинарии.

Родители Михаила не хотели, чтобы он пошел по их стопам и стал актером. Они мечтали видеть сына музыкантом и отдали его в музыкальную школу при консерватории по классу фортепиано. Однако после окончания школы Михаил решил поступать в Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии. Родители не стали возражать против выбора сына, но предупредили, что никакой протекции при поступлении они ему оказывать не будут. Помощи и не потребовалось. Михаил успешно сдал вступительные экзамены и был зачислен в институт.

Начало театральной деятельности Михаила Боярского

По окончанию института в 1972 году Михаил Боярский попал на прослушивание к режиссеру Театра имени Ленсовета Игорю Владимирову и был принят в труппу. Как и подавляющее большинство выпускников театральных вузов, он начал с массовки – в спектакле "Преступление и наказание", где он вместе с другими молодыми актерами изображал толпу студентов. Ни в начале карьеры, ни впоследствии, уже будучи маститым актером, Михаил Боярский не считал работу в массовке недостойной настоящего артиста, будучи уверен, что любую, даже самую маленькую

роль можно сыграть выразительно, ярко. Не отказываясь ни от одной эпизодической роли, через несколько месяцев после зачисления в труппу театра он стал самым играющим актером массовки.

В кино Михаил Боярский дебютировал еще школьником – снялся в короткометражке на тему "Спички детям не игрушка". Но настоящим дебютом молодого актера можно считать 1974 год, когда он был приглашен режиссером Леонидом Квинихидзе на роль итальянца в фильме "Соломенная шляпка". В том же году он сыграл в фильме Василия Паскару "Мосты" молдаванина Гицу.

Известность пришла к актеру в 1975 году, когда на экраны вышел двухсерийный телефильм Виталия Мельникова "Старший сын" по пьесе А. Вампилова. Михаил Боярский сыграл в нем одну из главных ролей – Семена по прозвищу Сильва. Он стал достойным участником блестящего актерского ансамбля: великий Евгений Леонов, а с ним Николай Караченцов и Светлана Крючкова.

Острохарактерный сценический дар Боярского проявился в те годы также в киносказках: в 1975 году он сыграл кота в "Новогодних приключениях Маши и Вити", а в 1976 году он снялся в роли волка в музыкальном фильме "Мама", в котором ему приходилось петь на двух языках и танцевать на льду.

Михаил Боярский и Лариса Луппиан

После этого успеха в кино стала меняться и карьера Боярского в театре. Он получил несколько интересных ролей в ряде спектаклей, а затем был утвержден и на главную роль – Трубадура в мюзикле "Трубадур и его друзья". Роль Принцессы в этом спектакле сыграла молодая актриса Лариса Луппиан,

вскоре ставшая женой Боярского.

С Ларисой Луппиан Михаил познакомился в 1975 году. Сама будущая супруга высмотрела своего жениха еще в годы учебы в театральном институте: "Когда я увидела Мишу впервые в институте, он был побрит наголо, уж не знаю в связи с чем, и выглядел как бандит. Так что серьезного внимания я на него не обращала, тем более что он встречался с очень красивой девушкой. Мы редко виделись, потому что учились на разных курсах. А уж когда он пришел в Театр Ленсовета, и мы стали вместе репетировать спектакль

"Трубадур и его друзья", то присмотрелась к нему, и он мне очень понравился. Я полюбила его за красоту, а особенно – за кончик носа: очень уж красиво вырезан. Миша был такой обаятельный, общительный, остроумный, хлебосольный, щедрый – душа компании! Веселые были времена, и на фоне этого веселья протекал наш роман".

Михаил Боярский вспоминал: "Первая встреча не имела никакого значения. Но со временем я стал ощущать к ней какое-то особое влечение. И вот тогда разглядел, насколько она хрупкая, беспомощная, беззащитная и абсолютно безо всякого стержня в характере. Это вызвало во мне немалое удивление. Потому что я – человек совершенно противоположного склада. И пробудилось странное чувство: образно говоря, я могу взять ее на ладошку и по своему желанию либо согреть и приласкать, либо прихлопнуть и раздавить. Я в наших отношениях чувствую себя более мощным и жизненно ей необходимым".

Отношения героев спектакля "Трубадур и его друзья" перенеслись на актеров. Однако это не была любовь с первого взгляда. Михаил Боярский и Лариса Луппиан сближались постепенно, неспешно, пока, наконец, не поняли, что их отношения не мимолетное увлечение, а серьезное чувство.

Надо сказать, что главный режиссер театра Владимиров не поощрял актерские романы. Он даже пригрозил, что если заметит что-либо, то увольнение последует незамедлительно. Однако никакие запреты не помогли. Ларисе в то время выделили 13-метровую комнату, и Боярский стал часто бывать у нее… Официально свои отношения они оформили позже – в конце 70-х.

Д'Артаньян – звездная роль Михаила Боярского

Одной из лучших работ Михаила Боярского в кино стал Теодоро в музыкальном фильме Яна Фрида "Собака на сене" (1977), снятом по пьесе Лопе де Вега, – в фильме, до сих пор любимом зрителями.

Родители, правда, относились к его работе скептически, мама считала, что ему все время предлагают какие-то несерьезные роли.

Звездный час Михаила Боярского в кинематографе настал в 1978 году, с выходом на экраны страны картины Г. Юнгвальд-Хилькевича "Д'Артаньян и три мушкетера", в которой он исполнил главную роль – Д'Артаньяна, хотя вначале его намеревались снять в роли Рошфора. Благодаря Д'Артаньяну и популярным песням из фильма слава актера достигла невероятных высот. Возможно, успех этого фильма заключался в том, что для всех его участников он явился возвращением в детство. Ведь кто из мальчишек не мечтал скакать на лошади и обнажать шпагу против врага. Фильм звал к подвигам, к романтической любви, учил добру и настоящей дружбе. Зрители плакали и смеялись, переживали за сильных и мужественных героев. Пропитанный мощной аурой любви, он заставлял юные сердца замирать и биться учащеннее.

Михаил Боярский вспоминает: "Когда меня утвердили на Д'Артаньяна, честно говоря, я не ценил кино. Был настоящим театральным снобом, гордился тем, что на сцену вместе со мной выходят Фрейндлих, Петренко, Владимиров, Равикович. А потом все стало второстепенным. Я стремился в Одессу, потому что там была настоящая жизнь. Мы практически не снимали мундир, не раздевались: длинные волосы, усы, конь тебя ждет, шпага рядом… Рядом море, кусты, прерии. И мы грязными руками с удовольствием едим дичь. Мы как бы естественно перешли в XVII век, а Юрка Хил (режиссер Юнгвальд-Хилькевич) поддерживал в нас этот азарт. Ему нравилось, что от нас несло табаком, вином, сеном, лошадиным потом".

Актеры снимались в фильме с огромным куражом. О работе Михаила Боярского вспоминает режиссер Юнгвальд-Хилькевич:

«Первый день на натуре. Боярский смотрит, как в копию его костюма одевают каскадера (эпизод драки с Рошфором). Готовили прыжок с антресоли на уровне 5-го этажа. Внизу стог, который прикрывает коробки. Так высоко, что смотреть сверху страшно. А Миша говорит – Я сам прыгну.

– Нельзя! Это же начало картины. Сломаешь руку, ногу или даже шею – и все кончится. И будет другой человек сниматься.

А он разбежался и… Я только успел скомандовать: «Камеры. Мотор!»

Вылез из сена целый и невредимый, у всех гора с плеч. Отвернулись, разговариваем, вдруг за спиной: БА-БАХ!

Боярский прыгнул еще раз – без камер, без всего, просто так.

«Миш, ты что? С ума сошел?»

А он мне: – Первый раз ничего не понял. Я должен был это почувствовать. Говорил, что хотел заработать друзьям на ресторан. Но на самом деле себя на прочность проверял. Вот такой вот Миша Боярский»

— Юнгвальд-Хилькевич / режиссер

На съемках фильма царила атмосфера веселья, праздника. Главные герои – Михаил Боярский (Д'Артаньян), Игорь Старыгин (Арамис), Вениамин Смехов (Атос), Валентин Смирницкий Портос) и Владимир Балон (их главный враг Де Жюссак) уже тогда стали кумирами женщин. Но особенно популярен был конечно же Михаил Боярский. Вспоминает Георгий Юнгвальд-Хилькевич: "Боярский жил при "сексуальном" коммунизме – ему любой мог отдать все, от тела до водки. Это единственный настоящий секс-символ в российском кино, хотя его ни разу так не называли. От

него женщины просто теряли сознание. А мужики его ненавидели. Мы жили в насквозь ханжеском, а не пуританском, как в Америке, обществе. Люди делали вид, что они святые. А сами делали бог знает что… Никогда ни к кому на моих глазах не лезли так беспардонно, как к Мише. А для него жена, дети – святое. Он их просто обожает. С особо липучими особями из "дамского стада" он бывал до крайности груб, а гордым и красивым мог подарить сумасшедший букет".

Картина вышла под Новый год. К премьере "Мушкетеров" буквально вся страна уже распевала "Пора-пора", неизвестно как просочившееся в гущу народа. А

критика фильм просто уничтожила. Про него писали только гадости, говорили, что это недолговечно, что фильм скоро умрет, а песни из него никто не запоет. Это, конечно, действовало на артистов. Михаил Боярский во время выступлений оправдывался: "Да, в картине много недостатков. Но нам было так хорошо и весело".

Но зрительская любовь изменила даже отношение критиков к фильму, года через три картиной стали восхищаться.

За работу в этом фильме Михаилу Боярскому в 1984 году было присвоено звание Заслуженного артиста РСФСР.

После оглушительного успеха премьеры, подогретой полугодичным прокручиванием музыкальных хитов Дунаевского из этого кинофильма на всех радиостанциях страны, многие девушки приезжали в Ленинград, дежурили в подъезде дома Боярского, ложились под колеса его автомобиля. Актер в сердцах признавался, что иногда они так допекали его, что он их бил и даже

бегал за ними с ножом. Супруге тоже досталось: "Тогда пройти с Мишей спокойно хоть несколько шагов было невозможно. Девицы сторожили в подъезде, исписали там своими "признаниями в любви" все стены, телефон дома трезвонил круглые сутки. И никакая милиция оградить нас от всего этого не могла".

Образ Д'Артаньяна для Боярского, также как и образы остальных мушкетеров для Старыгина, Смехова и Смирницкого, Де Жюссака для Балона, стали частью их жизни. Не случайно в последствии все они вновь снялись вместе еще в двух картинах – продолжениях фильма о мушкетерах – "Мушкетеры двадцать лет спустя" (1992) и "Тайны королевы Анны, или Мушкетеры тридцать лет спустя" (1993).

В последнем фильме Михаил Боярский принимал участие в разработке литературного материала. Хилькевич вспоминал: "Единственное, в чем мы не нашли общего языка, так это в том, каким должен быть финал. Боярский настаивал на трагическом, чтобы мушкетеры гибли. Но для меня было важно, чтобы в сознании зрителя мушкетеры всегда оставались живыми. Я уверен: любая экранизация, где они погибнут, потерпит в прокате провал. Потому что литература – это одно, а фильм – другое". Боярский настаивал вставить монологи, он хотел философских разговоров. Хилькевич был против, но поддался на это: "Когда фильм вышел, я понял, что из-за этих монологов мы потеряли кураж. Появились затянутости – те, во время которых народ убегает от телевизора на кухню заварить кофе".

О роли Д'Артаньяна Михаил Боярский признался: "Лично для меня есть роли, которые мне более дороги как артисту, но если бы я не сыграл Д'Артаньяна, я, наверное, всю жизнь бы жалел об этом".

Другие работы Михаила Боярского в кино

Еще раз у Юнгвальда-Хилькевича Боярский снялся в приключенческом фильме "Узник замка Иф" (1988), сыграв отрицательную роль – графа де Морсера.

Из других работ Михаила Боярского нельзя не отметить роли в фильмах режиссера Светланы Дружининой. В 1979 году он снялся в роли влюбленного гусара в музыкальной комедии "Сватовство гусара". Затем его имидж романтического героя – пластичного, ловкого, обаятельного мужчины без слабых мест был использован в серии историко-костюмных фильмов: "Гардемарины, вперед!"(1987) и "Виват, гардемарины!" (1991).

Также заметный след оставила и совместная работа с режиссером Яном Фридом. Помимо вышеуказанной музыкальной комедии "Собака на сене", Боярский снялся в комедиях "Дон

Сезар де Базан" (1989), и "Тартюф" (1992).

Во многих своих фильмах Боярский поет. Впервые он спел в детском музыкальном фильме "Новогодние приключения Маши и Вити", затем в музыкальной сказке "Мама". А песни из "Мушкетеров" – "Пока-пока-покачивая…", "Пуркуа па" и другие стали поистине народными. Также запомнились зрителям песни из детского фильма "Выше радуги" (1986). Боярский пел в фильмах: "Куда он денется!", "Гумм-гам", "Человек с бульвара Капуцинов", "Дон Сезар де Базан".

В 2003 году Михаил Боярский снялся в роли Келлера в многосерийном фильме Владимира Бортко "Идиот" по одноименному роману Ф.М. Достоевского.

Работа Михаила Боярского в театре, на телевидении и на эстраде

За годы работы в Театре имени Ленсовета актер сыграл множество заметных ролей, в том числе в спектаклях "Дульсинея Тобосская" (Луис), "Люди и страсти" (сразу три роли), "Снежная королева" (Советник), "Станция" (Осман), "Миссис Пайпер ведет следствие", "Трехгрошевая опера" (Мэкки-нож) и многих других.

С 1986 года до 2007 Михаил Боярский являлся художественным руководителем и директором созданного им театра "Бенефис" в Санкт-

Петербурге, один из спектаклей которого, "Интимная жизнь", в 1997 году получил приз на международном фестивале "Зимний Авиньон".

В 1990 году М.С. Боярский удостоен высокого звания Народного артиста России.

Для миллионов телезрителей Михаил Боярский – любимый телевизионный ведущий со своим особым шармом, от которого они получают запас бодрости и хорошего настроения. Он – автор телепередач "Домино" и "Боярский двор" и один из ведущих программы "Белый попугай".

Особое место в творческой деятельности Михаила Сергеевича занимают концерты и встречи со зрителями. Со своей последней музыкальной программой, состоящей из написанных им самим песен, актер некоторое время выступал с группой "Сильвер".

Работа в театре, съемки в кино и на телевидении, концерты, гастроли практически не оставляют свободного времени. Среди увлечений, непосредственно не связанных с профессией, можно выделить дизайн, которым актер Боярский занимается полупрофессионально.

Немного об увлечениях Михаила Боярского

Его пристрастия – самое раннее и долгое – квартет "Биттлз" (не зря в юности актер сам пел в рок-группе "Кочевники" и писал для нее песни); футбол и клуб "Зенит" из родного Питера; философские книги, мысли великих людей, в которых можно почерпнуть для себя и для своих близких нечто важное.

Среди коллег по актерскому цеху – любимые: Владимир Высоцкий, Андрей Миронов, Олег Ефремов, Олег Табаков, Роберт де Ниро, Аль Пачино.

Фильмы, которые всегда хочется пересмотреть: "Крестный отец", "Александр Невский", "Место встречи изменить нельзя".

Михаил Боярский живет в центре Санкт-Петербурга.

Свой стиль он определил давно и не собирается менять его. Это по преимуществу черная одежда, широкополая шляпа. Кроме того, что ему нравится так одеваться, Михаил Боярский считает, что таким образом он защищает себя от излишнего любопытства и сохраняет внутреннее состояние покоя.

23.04.2014 Михаил Боярский выступил в роли третейского судьи в четвертом выпуске шоу перевоплощений «Точь-в-точь». Михаил Боярский исполнил номер в своём собственном образе.

Было интересно наблюдать, как с выходом Михаила Боярского на сцену жюри пытались отгадать кто же это предстал перед ними в образе Михаила Боярского.

Леонид Ярмольник даже вышел из-за стола подошел поближе чтобы пристальнее рассмотреть кто же находится перед ним в гриме.

Но действительно голос Михаила Боярского ни с путать ни с чьим голосом. Боярский в образе Боярского в свои семьдесят лет с поставленной задачей справился блестяще.

— «Рыжик» / зритель телешоу «Точь в точь»