Сын Константина Меладзе болен неизлечимым заболеванием

Новости по теме

Вера Брежнева закрутила роман с Константином Меладзе?

Полина Гагарина прокомментировала свои отношения с Константином Меладзе

Видео: внебрачный сын Валерия Меладзе впервые появился на публике с отцом

В интервью «Комсомольской правде » экс-супруга Меладзе Яна откровенно рассказала о семейных кризисах, которые и привели к разводу после 19 лет жизни в браке. По словам Яны, виной всему действительно стало новое увлечение продюсера.

«Развод - просто процедура, - говорит Яна, - А вот принять решение было непросто. Я долго думала, могу ли смириться с какими-то вещами в своей жизни. Поняла: не могу. Не развод страшен, страшно то, что происходит до него. Плохо, когда люди перестают беречь отношения, думают, что где-то можно сачкануть, откупиться, оправдать свое невнимание. Я думала, что в день развода буду как большинство женщин - унылой. А я и не заметила. Нужно быть честной перед собой».

Экс-супруга Меладзе также рассказала о любовнице мужа: по словам Яны, об интрижке Константина она узнала давно, однако надеялась, что ей удастся спасти семью. О том, правдивы ли многочисленные слухи о романе продюсера со своей бывшей подопечной, певицей Верой Брежневой, с которой якобы сейчас Константин проживает под одной крышей, Яна решила не говорить, а имени любовницы экс-супруга публично не называть:

«Я догадывалась, но не знала наверняка. В 2005 году, будучи беременной младшим сыном, я списала кризис в наших отношениях на измену, инстинкт, временную слабость. Измену смогла простить. А подтверждение тому, что служу картинкой, за которой муж живет другой жизнью, я получила в 2007 году. Открыто могу сказать: я из тех женщин, которые, подозревая обман, могут посмотреть телефон мужа. И тогда я не выдержала, набрала ее номер. Сказала: «У меня нет ни упреков, ни претензий. Для меня звонить вам - это унижение. Но я иду на это по одной причине: мне нужно понимать, что происходит в моей семье». Ответ был неискренним: «У нас рабочие и дружеские отношения, как у отца с дочерью… Он мой наставник. Ничего нет…». Спустя пять лет, в начале 2013 года, у Константина случился очень непростой период. Я даже попросила ненадолго отложить процедуру развода. Костя ушел в себя, не отвечал на звонки. И тогда эта женщина пришла ко мне в дом. Зачем? Сказала, хочет помочь. А я думаю, она пришла, чтобы выйти «из подполья». У меня был один вопрос: «Во имя чего понадобилось столько поломанных судеб? Я же звонила тебе. Посчитай, сколько лет жизни вы у меня отняли. Почти 10 лет!». В ответ - широко открытые глаза: «Просто тогда я посчитала, что так будет лучше. ».

В откровенном интервью «Комсомольской правде » Яна также впервые рассказала о тяжелом и неизлечимом заболевании младшего ребенка в семье Меладзе: их 9-летний сын болен аутизмом.

«Алисе в апреле будет 14 лет, Лиечке - 10, Валерику - 9. У меня всегда было желание иметь большую семью, - признается Яна, - Костя тоже любит детей. Его нельзя назвать плохим отцом. Он никогда и ничего не жалеет для дочерей, а для сына - особенно. Врачи поставили Валере диагноз аутизм. Лечение этой болезни во всех странах мира стоит очень дорого, включая Украину. Нет, это не приговор, это - расстрел, после которого тебя оставили жить. Это тяжелейшее заболевание, которое пока никак не лечится. Оно корректируется. Я говорю о тяжелой форме аутизма. Таких деток можно обучать. Думаю, родителям, которые столкнулись с подобной проблемой, знакомо чувство страха, беспомощности перед горем, стыда. Наше общество «инаковых» не принимает, не признает. Но когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера - и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка.

И родителям не надо стыдиться, винить себя. Не стоит думать, что ты мог что-то не так сделать. Когда вы поймете, какую ответственную миссию в жизни своего ребенка выполняете, осознаете ценность или даже бесценность своей. И самое главное: аутичное расстройство должно диагностироваться на первом году жизни ребенка! Роковая ошибка врачей и родителей - ждать до трех лет. Дети, с которыми начинают правильную коррекцию до года, показывают потрясающие результаты. И в итоге мало чем отличаются от своих сверстников».