Стриженов Глеб Александрович

Заслуженный артист РСФСР (1974)

Глеб Стриженов родился 21 июля 1925 года в Воронеже.

Его отец Александр Николаевич воевал во время гражданской войны в Красной Армии и имел несколько боевых наград. В начале 1920 годов он оказался в Воронеже и полюбил жену своего начальника Ксению. Произошло это случайно - Ксения должна была с мужем пойти в театр, но у муж был занят, и поручил сходить в театр своему подчиненному - Александру Стриженову. Роман Александра и Ксении длился несколько месяцев. Муж дал Ксении согласие на развод. Ксения взяла с собой маленького сына Бориса и переехала жить к Александру Стриженову. У них родились еще два сына: старший – Глеб, и младший - Олег.

В тридцатые годы семья Стриженовых перебралась в Москву. Когда началась война, Александр и Борис Стриженовы ушли на фронт. Борис был убит под Сталинградом. В присланной домой похоронке было написано – «погиб смертью храбрых». Узнав о смерти старшего брата, Глеб тоже решил отправиться на фронт, чтобы отомстить за смерть брата. Глеб Стриженов исправил свой возраст, чтобы его признали годным к строевой службе в военкомате. 1925 год своего рождения он исправил на 1923-й. Рядовой Глеб Стриженов сразу был послан на передовую. Однако в первом же бою Стриженов получил тяжелую контузию, и врачи признали его негодным к военной службе. Вернувшись домой с войны в 1941 году, Глеб твердо решил связать свою дальнейшую жизнь с театром. Сначала он пробовал себя во второстепенных ролях на сцене Кировского драматического театра, а в 1943 году перешел в Московский театр комедии, где долго не задерживался, и уехал в Ульяновск, потом в Иркутск, потом из Сибири - на северо-запад, в театр Балтийского флота, и опять в столицу, в Центральный театр транспорта. Его талант отметили сослуживцы и советовали получить профессиональное образование.

В 1949 году Глеб Стриженов уговорил своего младшего брата Олега Стриженова тоже идти в актеры. Олег уговорам поддался не сразу, так как мечтал о карьере профессионального художника. В конечном итоге Глеб поступил в школу-студию Малого художественного академического театра, а Олег успешно сдал экзамены в Театральное училище имени Щукина при Театре имени Вахтангова.

В 1953 году Глеб Стриженов окончил Школу-студию МХАТ и уехал работать в Иркутский драматический театр, но вскоре его переманили назад в Москву, в театр имени Гоголя. Потом его пригласили в штат «Мосфильма».

Первой супругой Олега Стриженова стала Марина Стриженова. В 1957 году у них родилась дочь Наталья. Олег Стриженов снялся в большом кино раньше Глеба. Это случилось благодаря фильму «Овод», имевшим оглушительный успех, где младший Стриженов снялся в роли бесстрашного Артура.

В отличие от младшего брата Глеб был меньше известен, хотя и снялся в 44 картинах. Критики причисляли Глеба Стриженова к характерным актерам с первого фильма «Необыкновенное лето» с его участием, снятого в 1956 году.

Несколько раз браться Стриженовы снимались вместе - в 1963 году в фильме «Оптимистическая трагедия» и в фильме «Миссия в Кабуле».

Татьяна Лиознова позвала Стриженова на роль Шелленберга в «Семнадцати мгновениях весны», но Глеб отказался сниматься, боясь отказаться от других интересных предложений. «Застряну ведь с этим немцем!» - говорил он. Съемки в многосерийной картине означали для него серьезную временную потерю. Но когда Стриженов посмотрел фильм, искренне восхищался работой коллег.

Режиссеры Наумов и Алов практически утвердили Глеба Стриженова на роль белогвардейского генерала Хлудова в фильме «Бег», и он начал готовиться, зачитываясь книгами о белогвардейцах, но появился Владислав Дворжецкий, и его трактовка роли понравилась режиссерам больше.

Стриженов был в прекрасных отношениях со многими актерами. «Глебушка», «Плятушка» - называли они друг друга с Пляттом. Стриженов с восхищением отзывался о Евстигнееве. Он отказавшись от роли председателя в одноименном фильме, несмотря на то, что его уговаривал сниматься сам автор романа Юрий Нагибин. После выхода фильма на экраны Стриженов восторгался прекрасной игрой Михаила Ульянова. Но преклонения ни перед кем не испытывал и обживался на советском экране постепенно. Популярность приходила к нему от фильма к фильму. Ему более всего удавались роли необычных и загадочных личностей с сильным характером - Гедеонов в киноромане «Миссия в Кабуле», маркиз в «Красном и черном», Гремин в «Трактире на Пятницкой», Глан в картине «Через тернии к звездам».

Критики всегда хорошо отзывались о кинематографических и театральных работах Глеба Стриженова. После ухода из Центрального театра транспортников Стриженов трудился в столичном театре драмы и комедии, а с 1962 года и до последнего дня своей жизни местом его работы был Театр-студия киноактера.

Предоставляя Глеба Стриженова к званию «Заслуженный артист РСФСР» в 1974 году, кинематографическое начальство в характеристике отметило, что Глеб Стриженов всегда «добивается точного рисунка роли, прежде всего, работая над собой, отстаивая свое мнение в творческих спорах». «Ну. И что изменилось?» - произнес Стриженов после того, как раньше получил звание заслуженного артиста.

В обыденной жизни Глеб Стриженов всегда вел себя очень скромно, корректно и интеллигентно. Он прекрасно играл на гитаре, замечательно исполнял романсы и страстно любил поэзию.

Стриженова часто подводило здоровье. В детстве он переболел воспалением легких, и в дальнейшем часто страдал от этого последствий заболевания. Также в начале 1970-х годов у него начались проблемы с сердцем. Снявшись в «Гараже», Стриженов не смог приехать на озвучивание, и его герой в фильме говорит голосом актера Владимира Прокофьева.

Последней работой Стриженова в кино стала роль в фильме «Канкан в Английском парке». Глеб Стриженов умер 4 октября 1985 года от рака легких. У него осталась дочь Елена и сын Александр, также выбравшие профессию актеров.

Глеб Стриженов был похоронен на Кунцевском кладбище Москвы.

Леонид Филатов подготовил передачу о Глебе Стриженове из цикла «Чтобы помнили».

Your browser does not support the video/audio tag.

Текст подготовил Андрей Гончаров

Использованные материалы:

Материалы сайта www.taina.aib.ru

Материалы сайта www.voronezh.ru

Материалы сайта www.eg.ru

Материалы сайта www.rudata.ru

«ПО СРАВНЕНИЮ С БРАТОМ – ВСЕ СОПЛЯКИ!»

Интервью с Олегом Стриженовым.

Многие актеры называли отношения между братьями Стриженовыми прохладными. А некоторые считали их полными антиподами не только по человеческим качествам, но и в творческом плане. Олег откровенно побаивался оценок старшего брата:

- Неужели вы не понимаете, что спрашивать родного брата о брате - полнейшая дурь. Естественно, я скажу, что он самый гениальный и самый прекрасный артист. Но ведь это ж неверно. И звучит очень некрасиво и даже подозрительно. Еще подумают, что я - полный дурак. Лишь идиоты типа Кончаловского могут говорить, что у него самая талантливая жена на свете. Глеб - любимейший мой старший брат. Я просто его боготворил. У нас была прекрасная семья. В которой все любили друг друга бесконечно. Дерутся и ненавидят друг друга только в уродливых семьях.

- Но в актерской среде до сих пор бродят слухи о ваших непростых отношениях.

- Какая-такая актерская среда сейчас может быть? Все знавшие Глеба хорошо давно вымерли. Остались те, кто снимались с ним в «Трактире на Пятницкой». По сравнению с братом – все сопляки. Что может сказать о брате какой-нибудь Корольков? Или Семина? Это ж совсем другое поколение. Мало ли кто с кем снимался! Если Олег Стриженов играл рядом с выдающимся Николаем Симоновым («Овод». - Б.К.), это не значит, что он был его заветным корешом. Актеры часто и двух слов не говорят друг другу. Например, я почти совсем не знаю Людмилу Максакову. Хотя мы вместе снимались в фильме «Неподсуден».

- Неужели вы не ревновали брата в творчестве?

- Этого вообще не могло быть. Я счастливо жил рядом с ним и радовался любому его успеху. Хотя Горький, кажется, говорил, что родственники друг друга не любят.

- Так всегда на Руси и было.

- Но я-то не очень русопятый. Вряд ли я по крови чисто русский человек, если девичья фамилия моей матери Коноваленко. Да мало ли каких кровей во мне намешано? Но ощущаю себя, конечно, русским. Другой Родины представить совсем не могу.

- На ваш взгляд, Стриженов-старший как актер реализовался полностью?

- В советское время никто из актеров не мог позволить себе такой роскоши. Глеб тем более. Но как он сыграл маркиза де ля Моля в «Красном и черном» у Герасимова! Великолепный психологический образ! Никаким французам не снилось. Брат должен был бы играть Хлудова в «Беге». Но чиновники из Госкино никак не хотели его утверждать. Откровенно говорили - это будет идеализация белогвардейщины. Мол, не должен быть «вражеский» генерал человеком глубоким и хорошим. Нужен некий отрицательный типаж: звероподобный субъект с выпученными глазами. Уверен, если бы сегодня ставили эту булгаковскую вещь, лучшего актера на роль Хлудова, чем мой родной Глеб, не нашли бы. Признаюсь честно, ведь и я состоялся не в полной мере. Если актер в советские времена не играл партработников или героев соцтруда, значит, его творческая судьба состояться никак не могла. Стандартно-типажные пареньки и простые советские девки - разве это образы? А ко мне до сих пор люди на улице подходят со слезами на глазах: «Спасибо, что вы есть», - говорят. И часто вспоминают моего гениального брата. А ведь секретарей парткомов он никогда не играл. И ведь не потому, что не предлагали.

- Глеб Александрович рано ушел из жизни…

- Мне не хочется говорить на эту тяжелую тему. Попробуйте в какой-нибудь Америке написать то, что человеку не понравится. С вас столько сорвут! Мы все живем в яме, в какой-то жуткой колонии. Мне приходилось много раз бывать в бывших колониях третьего мира. Нам никогда не дожить даже до уровня жизни в Индии или в странах Ближнего Востока. Потому что никакой системы у нас просто нет. И никакого капитализма тем более. В России всегда был монархизм, абсолютизм. То же самое произойдет и в будущем. Потому что народ этого хочет. До сих пор в обществе живут настроения, что нам нужен барин. Ой, кому бы пожаловаться! Кто бы защитил! Если барина нет, его обязательно придумают.

Автор: Б.Кудрявов

Снимался в фильмах:

Необыкновенное лето (1956)

Поединок (1957)

Жизнь прошла мимо (1958)