На этой неделе известный молдавский учёный, доктор хабилитат биологии, академик Александр Андреевич ЧУБОТАРУ отпраздновал 80-й день рождения.

биляр, по-видимому, мысленно оглядывается назад – какие они, прожитые годы? И те, кто был рядом с ним на разных этапах его жизни, - тоже. Я одна из них, сотрудница лаборатории эмбриологии растений отдела генетики Академии наук Молдовы, которой руководил Александр Андреевич. Хочу рассказать о шефе, ученом и человеке. Мы познакомились ровно полвека назад. Тогда он уже был кандидатом биологических наук. Видный молодой мужчина, стройный, подтянутый, с густой темной шевелюрой, вдоль которой сбоку ото лба до затылка - прядь седых волос. Сосредоточенное лицо, подкупающая улыбка, а к случаю - заразительный смех. Ему еще не было и тридцати.

Цитология и эмбриология тесно связаны с генетикой. И если до начала 30-х она шла в ногу с мировой наукой, то под руководством академика Лысенко, которому покровительствовал Сталин, последовательно уничтожалась. Генетиков считали почти врагами. Именно в этой гонимой области биологии формировался научный интерес Александра Андреевича. Он стучится в двери ведущих научных центров Москвы, Ленинграда, Киева, где сразу замечают паренька с периферии, его пытливый ум, жажду к знаниям. Легко вступает в контакт с людьми, проявляя к ним неподдельный интерес. Все, с кем он соприкасается, с кем доводится ему работать, восхищаются его необыкновенными организаторскими способностями, человечностью.

В 1964-м Александра Чуботару назначают директором Ботанического сада Академии наук Молдавской ССР. Всё необходимое для нашей особой лаборатории нужно было “пробивать” и добывать. И, надо сказать, немногие лаборатории бывшего Союза могли похвастать такой образцовой оснащенностью. Под руководством директора лаборатория обрела достойное научное лицо. Сотрудники занимались исследованиями, регулярно публиковали научные статьи, участвовали в престижных форумах. Его кандидатская диссертация посвящалась цитоэмбриологическому изучению кукурузы. Появился электронный микроскоп, значительно расширивший возможности познания клетки, особенно репродуктивной, в процессе её развития. И он снова учится. Проходит стажировку в Институте генетики в Швеции. Богатейший материал лег в основу успешно защищенной докторской диссертации и монографии “Эмбриология кукурузы”. Должность руководителя требовала всего рабочего дня без остатка. И только поздними вечерами он возвращался к науке.

скоре директор узнаёт о серьезной проблеме – прогрессирующем заболачивании территории сада, что ведет к негативным изменениям в развитии многих видов редких растений. Что делать? Для анализа положения дел в Кишинёв приглашаются крупные специалисты Советского Союза. В итоге принимается решение - закладывать Ботсад на другом участке. И начинается новая эпоха его судьбы: приобретение земли, строительство лабораторного корпуса, создание самого сада, возведение чугунной ограды. И все это он делает, не прерывая научной деятельности. Новый Ботанический сад - поистине детище Александра Чуботару, прижизненный ему памятник. На алтарь его положена немалая часть жизни ученого, наполненной трудом на разрыв аорты, вдохновением и горением.

Была и горькая страница в его жизни. Вынужденный разлучиться с садом, Александр Андреевич подал документы на всесоюзный конкурс и прошел на должность директора Никитского Ботанического сада, известного в мире. Там работал восемь лет. Ленту событий, предшествовавших его отъезду в Ялту, я не раз прокручивала в памяти. Тяжелый это был для него период, над головой нависли грозовые тучи: наверху решали его судьбу - директора, руководителя лаборатории. Ходили слухи, что всё началось с разногласий между Чуботару и президентом Академии наук Жученко из-за концепции, предложенной президентом всем биологическим институтам. Александр Андреевич принципиально отказался принять её. Начались гонения. Чиновникам от науки было велено искать и найти в его деятельности “преступления” и довести дело до суда.

счастью, этому не дано было случиться. Помню, как держался учёный и на драматическом общем собрании, когда президент академии клеймил его позором, и в течение всего опасного для него времени - поразительная сила духа, стойкость, достоинство. Его не покидали оптимизм и чувство юмора. К слову, спустя некоторое время после отъезда Чуботару в Крым, в центральной печати появились критические статьи в адрес самого Жученко. И вот он уже не президент Академии наук Молдавии. Добро и справедливость восторжествовали. Александр Андреевич возвращается в Молдову, он вновь руководит созданной им лабораторией и возглавляет Ботанический сад. Со свойственной ему энергией погружается в работу, любимую свою стихию.

Ученый, доктор наук, заведующий лабораторией, директор Ботанического сада, академик. Регалии, должности, звания не вознесли его на вершины гордыни. Он радушен и со всеми прост в общении. Осталась в памяти картинка. Член-корреспондент АН Чуботару вернулся из Ташкента, где присутствовал на защите докторской диссертации знакомого ученого. Позвонил в лабораторию и пригласил всех к себе домой. В обеденный перерыв мы отправились в гости. Встречает хозяин нас в длинном подпоясанном чапане, на голове - узбекская тюбетейка. Через минуту весело смеется. В его кабинете на подносе - разрезанный огромный арбуз. Ведёт вроде шутливый разговор, а, между тем, рассказывает о важном, о состоянии дел у эмбриологов Узбекистана.

С 1992- го я живу в Израиле. Поступила на работу в Центр сельскохозяйственных исследований, в Институт полевых и садовых культур. Работая в другой стране, в научной лаборатории, я, кажется, не подвела своего учителя. Восемь лет назад мы с мужем приехали в Кишинев, и первым делом я позвонила Александру Андреевичу. А вдруг он, как всегда, очень занят? Мне писали, что он при нынешних нелегких обстоятельствах сам взбирался на крышу лаборатории корпуса, чтобы чинить ее. Меня это не удивило - никакой труд он никогда не считал для себя зазорным. Вдруг он и сейчас на крыше?

К счастью, Александр Андреевич нашел время, чтобы увидеться с нами. Встреча в лаборатории была незабываемой. Слушала академика и понимала, как он озабочен, как глубоко переживает за дела родного Ботанического.

а работой быстро промчались годы, и, думаю, что “золотой возраст” застал Александра Чуботару несколько врасплох. В 2006 году он сдал пост руководителя. Теперь он почётный директор Ботанического сада, научный консультант. И - главный редактор ”Revista botanica”, издания которого добился не без трудностей. Журнал хорошо оформлен, достойный объём. Александр Андреевич продолжает писать научные статьи.

Увлёкшись наукой с юных лет, тем не менее, никогда не был сухарём и молодым создал семью, о которой всегда заботился. И семья была его надёжной опорой, где его по-настоящему понимали. У него сын и дочь, делами которых интересовался постоянно и активно, по-отечески участвовал в выборе ими дороги жизни. Он давно дедушка и наряду с учёными степенями и званиями эта «должность» ему очень идёт.

Для меня Александр Андреевич не только научный руководитель. Он - пример огромного трудолюбия, неисчерпаемой энергии, perpetuum mobile, генерирующий идеи. Он - пример целеустремлённости, настойчивости и упорства в достижении цели. А она у него добрая: продвижение науки на современный уровень, благополучие сада.

Здоровья академику Чуботару! У него ясные мысли, замечательные планы. У него душа молодая. И пусть оправдаются надежды, сбудутся мечты.