Янина Жеймо

Родилась 29 мая 1909 года. Ее отец Болеслав Жеймо, поляк по происхождению, руководил небольшой труппой цирковых акробатов. Вся труппа – жена и три дочери. Четвертым ребенком в семье стала Янина, родившаяся 29 мая 1909 года в белорусском городе Волковыске. И уже с трех лет выступала на арене вместе с родителями и сестрами. Ее детство представляло из себя смесь нескончаемого праздника и нескончаемой нужды.

Малышка Яня могла прогарцевать на цирковой лошади или закрутиться в немыслимом сальто-мортале, срывая бурные аплодисменты. Восторженные зрители бросали девчушке букеты. Горящие глаза, оглушительная музыка – разве на земле есть что-нибудь замечательнее цирка? А в перерывах между представлениями Янина давала желающим платные уроки балетного искусства. И тот факт, что она была гораздо младше своих «учеников», ее нисколько не смущал.

Глава семейства Жеймо умер в 1923 году после продолжительной болезни, в день своего рождения. Мать с дочерьми уходят из цирка. Все равно их основной, отработанный до мелочей номер развалился – его «стержнем» был отец, да и контракт с цирком закончился. Они обосновались в Петрограде. Нужно было чем-то кормиться. Сестры Жеймо с упорством взялись за покорение эстрады, выучились играть на ксилофонах и создали пользовавшийся у публики успехом номер «Музыкальные эксцентрики».

Много лет спустя Янина напишет о себе: «Странно – я нормально росла до четырнадцати лет, а потом. Я была уверена, что рост прекратился потому, что мне приходилось носить на голове тяжеленные ксилофоны, а я носила их так, чтобы не уставали руки». Небольшой рост в дальнейшем наложит отпечаток на всю ее кинокарьеру: для режиссеров она так и останется актрисой одного амплуа – травести.

На ленинградский кинокомбинат «Фабрика эксцентрического киноактера» (ФЭКС) она поступила втайне от родных, зная, что мать не одобрит ее выбора. Студией руководили Григорий Козинцев и Леонид Трауберг, которые в будущем прославились как прекрасные режиссеры. А в 1925 году Янина Жеймо дебютировала в кино, исполнив роль подростка Мишки в фильме «Мишки против Юденича». Да не одна, а со своей недавно обретенной «половинкой» – Алексеем Костричкиным, тоже студентом ФЭКСа.

Они полюбили друг друга с первого взгляда и не расставались даже на съемочной площадке. У молодой пары вскоре родилась дочь, которой по настоянию Андрея дали имя мамочки – Янина. Но студенческий брак просуществовал весьма недолго. Юношеская страсть прошла, в отношения закрался холодок. Супруги решили освободиться от стеснявших их уз, обменявшись взаимными обещаниями насчет того, чтобы «остаться друзьями». Но после развода редкие встречи постепенно сошли на «нет».

В тридцатые годы Янина принимала предложения от режиссеров одно за другим. Второго столь же плодотворного периода в ее биографии не отыскать. В фильме «Разбудите Леночку» (1934) она сыграла школьницу и смотрелась на фоне исполнителей других ролей – обычных мальчишек и девчонок – так, как будто и впрямь была их ровесницей. С ней работали режиссеры Марк Донской, Александр Зархи, Лев Кулешов. Актриса Елена Егорова писала: "Ни одна даже самая искусная травести (за исключением, пожалуй, такого феномена, каким в свое время была Янина Жеймо) не сможет выдержать на экране соревнования с обыкновенными мальчиком и девочкой". По словам Григория Козинцева: "И "Разбудите Леночку", и более поздний фильм "Приключения Корзинкиной" были редкими, единичными опытами создания в советском кино жанра эксцентрической ленты с постоянным героем - зрелища изначально условного, но по своей природе близкого Янине Жеймо, единственной советской актрисе, умеющей играть в короткометражке".

После премьеры картины «Подруги» Лео Арнштама на киностудию хлынул шквал писем от поклонников, и на конвертах чаще всего фигурировал незатейливый адрес: «Ленфильм, Пуговице» – такое прозвище носила в фильме ее героиня. Ее даже называли «советской Мери Пикфорд», несмотря на протест отдельных кинокритиков против подобного сравнения. Они писали о его неуместности по той причине, что Янина Жеймо не обладала, подобно диве Пикфорд, возможностью выбирать себе роли; она играла «по заданию». Кроме того, ее роли часто превращались в трагикомические. Представить же себе Пикфорд с трагикомическими манерами было просто нереально.

В 1938 году для нее наступил творческий кризис. О ней как будто забыли. За весь год – всего одна незначительная роль, а съемки еще двух художественных кинолент с ее участием по непонятным причинам приостановлены. Другая актриса заполнила бы простои работой в театре, но Янина Жеймо успела настолько прочно срастись с кинематографом, что работу вне его даже представить себе не могла.

Но зато в том же 38-м ее захлестнула и понесла новая любовь – она встретила режиссера Иосифа Хейфица, красавца-мужчину, галантного, интересного и, как тогда верилось – надежного. Чувство оказалось взаимным, они создали семью и произвели на свет сына Юлия.

Любви положила конец война. Нет, никто не погиб. Хейфиц с детьми эвакуировался в Ташкент, а Жеймо осталась в блокадном Ленинграде. По ночам она дежурила на крышах вместе с остальными горожанами, а днем выступала с концертной бригадой в госпиталях – перед ранеными, на парковых эстрадах – перед объединенными трагедией блокады ленинградцами. В 1942 году она, наконец, смогла вырваться в Ташкент! Как ждала она встречи с мужем, с детьми!

Поезд, на котором она ехала, в пути пережил не одну бомбежку, но все же прибыл в пункт конечного назначения. Ее никто не встречал. А добравшись по имевшемуся у нее адресу, Янина поняла: ее Иосиф теперь живет с другой женщиной. В свое оправдание муж что-то лопотал о том, что считал ее погибшей… Она не смогла его простить. Удар оказался слишком тяжелым, чтобы сразу от него оправиться, да и последствия блокады дали о себе знать. Жеймо тяжело заболела.

Один Бог ведает, чем бы это все закончилось, если бы не польский режиссер Леон Жанно. Он выходил ее, поставил на ноги и остался рядом до конца жизни. Третий брак Янины Жеймо оказался самым гармоничным и прочным.

В 1947 году на «Ленфильме» приступили к экранизации «Золушки». Кто придумал лечить встающую из руин, израненную и истерзанную страну сказкотерапией – история умалчивает. Но добрый, теплый и человечный фильм сразу запал в душу каждому зрителю. Работники разрушенной киностудии приносили для него все «декорации» из дому, у кого что было: канделябры, зеркала… Золушкино бальное платье сшили из обрезков, а туфельки все же пришлось заказывать: Янина носила 31-й размер.

После этого невероятного успеха картин в ее жизни было мало. Она переключилась на озвучивание. Ее голосом «говорила» маленькая Герда в мультфильме про Снежную королеву. В 45 лет она снялась в фильме «Два друга», роль эта была последней. Затем последовал переезд в Польшу.

О долгом тридцатилетнем отрезке ее жизни «там» почти ничего неизвестно. Янина Жеймо иногда прилетала в Россию работать на озвучивании фильмов и завещала похоронить себя в Москве. Скончалась актриса 20 декабря 1987 года, погребена на Востряковском кладбище.