Дочь Табакова хотела покончить жизнь самоубийством!

Александре Табаковой, дочери знаменитого режиссера и актера Олега Табакова, прочили блестящую карьеру в кино. Она была яркой и талантливой девушкой. Но после предательства отца ее жизнь покатилась под откос. Только одному человеку она доверяла свои сердечные тайны – педагогу по актерскому мастерству Кире Николаевне Головко, которая и рассказала. почему в те годы она боялась за жизнь Александры Табаковой.

Дочь Олега Табакова Александра училась на последнем курсе актерского факультета Школы-студии МХАТ, когда узнала, что ее обожаемый отец уходит из семьи ради молодой возлюбленной – Марины Зудиной. После этого, вспоминают друзья девушки, Сашу словно подменили. Если раньше она была душой компании, веселой и энергичной, то теперь стала напоминать привидение. Безмолвно, ни на кого не глядя, бродила она по коридорам Школы-студии.

– Я никогда не видел, чтобы она плакала, – вспоминает те годы однокурсник Александры Роман Хеидзе. – Саша была стойкой. Мы видели, что ей очень плохо, но подойти со словами поддержки не решались. Знали, что ей это не нужно.

Друзья, с которыми мы поговорили, рассказывают, что трагедия в семье никак не отразилась на успехах Саши в учебе. Она по-прежнему исправно посещала лекции, но учеба теперь стала для нее не смыслом жизни, как было раньше, а вынужденной необходимостью.

– Раньше в ней была какая-то искра, – говорит Хеидзе. – Но после той истории с Олегом Павловичем это ушло.

Саша попала в замкнутый круг. Обратиться бедной девушке со своими проблемами было не к кому. Мама Людмила Крылова очень тяжело переживала предательство мужа и дать дельный совет дочери не могла. Брат Антон замкнулся в себе и не хотел ни с кем разговаривать о своих переживаниях. Даже с родной сестрой. Помощь Александре оказал совершенно посторонний человек – ее преподаватель по актерскому мастерству Кира Николаевна Головко.

За более чем двадцатилетнюю работу в Школе-студии МХАТ Кира Николаевна выучила немало прекрасных артистов. Среди них Борис Невзоров и Николай Караченцов. Педагог вспоминает, что обучать новый курс азам профессии взялась с радостью.

– Курс был по-настоящему звездный! – рассказывает Кира Николаевна. – Миша Ефремов, Вячеслав Невинный-младший, Маша Евстигнеева и, конечно, Саша – это далеко не полный список моих студентов. Все они были очень шумные, веселые. Тогда они, как сейчас говорят, зажигали.

На занятиях Киры Николаевны будущие актеры занимались пластикой, речью, танцами. Приходили они ранним утром, а уходили, когда на улице было уже темным-темно.

– Занимались до седьмого пота. Я никому не делала поблажек, не позволяла халтурить, – улыбается педагог. – Они, конечно, ворчали на меня из-за этого, но сейчас только благодарят за то, что тогда я им не давала спуску.

Студентка Александра Табакова привлекла внимание Киры Николаевны на втором курсе. По словам Головко, тогда девушка стала неожиданно раскрываться.

– Я видела, что со временем из нее получится прекрасная актриса, – говорит педагог. – Она часто оставалась после лекций, мы подолгу разговаривали с ней. Саша увлекалась всем: литературой, живописью. Она была очень интересным человеком. Наверное, во время этих доверительных бесед мне и удалось завоевать ее доверие.

О конфликте в семье Табаковых Кира Николаевна не знала. А сплетням, которые доходили до нее от других педагогов, просто не хотела верить.

– Я знаю Олега Павловича много лет, – рассказывает Головко. – В свое время он очень помог мне с работой. Благодаря его рекомендациям меня взяли на работу во МХАТ. Поэтому я даже думать не хотела, что он мог совершить такой проступок.

Вскоре Кира Николаевна начала замечать изменения в поведении Александры. Девушка стала замкнутой, нервной. Доверительные разговоры между ними прекратились.

– Сашенька ушла в себя, как улитка, – с грустью говорит Кира Николаевна. – Она стала очень апатичной. Ничего ей не хотелось, ничего не радовало. Я очень переживала за нее, но спросить, в чем дело, не рискнула. Спустя неделю Саша сама пришла ко мне…

Поздним вечером дверь в кабинете Киры Николаевны тихонько скрипнула. Педагог вздрогнула: кто это там ходит в неурочный час? Открыв дверь пошире, она увидела Сашу Табакову, прислонившуюся к косяку. Показалось, еще немного – и девушка просто упадет в обморок. Кира Николаевна спешно посадила ее на стул, засуетилась: принесла воды, открыла форточку. Спустя пару минут добрая женщина заметила, что Александре и впрямь стало легче.

– Я села напротив нее, взяла ее руку в свою и просто спросила: «Сашенька, что случилось?» – Даже сейчас при воспоминании об этом голос пожилого педагога дрожит. – Она подняла на меня свои большие печальные глаза и начала рассказывать.

Этот разговор Кира Николаевна помнит до сих пор. Постепенно, понемногу дочь великого артиста открывала перед любимой учительницей душу.

– Мы проговорили, наверное, час–два. Сейчас уже точно не вспомню, – признается Головко. – Сколько было слез, неловких пауз. Каждый раз, когда они возникали, я думала, что мы прервемся, но Сашенька собиралась с духом и продолжала. Она рассказывала мне, как ей трудно, муторно на душе, как в ней борются безграничная любовь к отцу и такая же ненависть к нему. Под конец, обессиленная, она закрыла лицо руками и заплакала: «Я не знаю, что мне делать!»

Дни шли за днями, но ответа на этот вопрос ни Александра, ни Кира Николаевна так и не могли найти. Обычно они беседовали после занятий, когда в училище уже никого не было. Кира Николаевна рассказывала Саше забавные истории из своей актерской жизни, которые девушка впитывала как губка.

– Было видно, что, несмотря на боль, Саша по-прежнему мечтает быть актрисой, – улыбается педагог, но потом с грустью добавляет: – Я почти было поверила, что душевная рана стала затягиваться. Но оказалось, что это не так…

В тот вечер Киру Николаевну не покидало дурное предчувствие. На душе было тревожно. Обычно Саша приходила в девять часов к ней в кабинет. Но на часах было уже десять, а девушки все не было.

Перепуганный педагог начала анализировать весь день и вспомнила, что дочь Олега Павловича была молчалива, замкнута, под глазами залегли темные круги, словно тревожные мысли не давали покоя девушке всю ночь.

– Я с ума сходила от беспокойства, – говорит Головко. – Но позвонить ей домой не могла. Я думала, что своим звонком могу поставить Сашу в неудобное положение.

Дочь Табакова появилась в кабинете своего педагога только на следующий день. И это уже была совсем другая Александра.

– Она просто села на стул, и мы просидели вот так, в тишине, минут десять, – вспоминает Кира Николаевна. – Потом она наконец-то заговорила: «Знаете, Кира Николаевна, – сказала она мне, – мне вчера было так плохо, что я чуть было не сделала шаг…» На этих словах она замолчала и посмотрела в окно. И я поняла, что Саша вчера была близка к самоубийству! Господи, до сих пор, как подумаю об этом, сердце замирает!

Пожилая женщина была в шоке от признания своей студентки.

– Я кинулась к ней: «Сашенька, что же ты такое говоришь! Как ты вообще могла об этом подумать! Ты же такая молодая, у тебя вся жизнь впереди!» На все мои причитания Саша ответила спокойным, холодным голосом: «А зачем она мне? Вы не представляете, каково мне сейчас!» После этих слов она встала и вышла. Наши беседы прекратились. Больше никаких откровений, задушевных разговоров. Потом я еще как-то пыталась поговорить с ней, но натыкалась на глухую стену молчания.

После того как Александра покинула стены вуза, Кира Николаевна следила за успехами своей студентки в кино. Правда, ее ролью в скандальном фильме «Маленькая Вера» Головко недовольна до сих пор.

– Я не думала, что одной из первых ролей Саши станет такая развязная девушка, как эта Чистякова, – жалуется Кира Николаевна. – Хотя со своей ролью она справилась отлично, я бы предпочла, чтобы она выбирала роли, соразмерные своему таланту. На мой взгляд, она могла бы блистать в классических пьесах. Хотя, может быть, я рассуждаю с высоты своего возраста.

Несмотря на то, что старшее поколение тоже негативно отнеслось к провокационному фильму «Маленькая Вера», для молодежи Страны Советов он стал культовым. А актрисы проснулись знаменитыми после выхода фильма на экран. Даже сегодня многие поклонники творчества Александры Олеговны не перестают спрашивать, когда же снова они увидят фильм с участием любимой актрисы. Но это, видимо, случится не скоро…

Почему дочь Табакова ушла из профессии, до сих пор мучает людей, близко знавших Александру. Умная, яркая, несомненно, талантливая, сейчас бы она была востребованной, снималась без перерыва. У нее для этого были все данные.

Но Александра выбрала другой путь, понятный ей одной. Снявшись в нескольких фильмах, девушка неожиданно вышла замуж за немецкого студента Яна Лиферса, с которым ее познакомил однокурсник Геннадий Венгеров. Неизвестно, одобрил ли выбор единственной дочки сам Олег Павлович, и тем не менее Саша уехала с мужем к нему на родину в Германию, вскоре у пары родилась дочь Полина. По словам друзей Александры, дочка – копия своей звездной мамы. Но семейное счастье длилось недолго. Уже через пару лет Табакова вернулась в Россию, сначала работала на радио, озвучивала детские сказки, потом некоторое время вела свою телепередачу. Говорят, друзей у Александры Олеговны немного. С бывшими однокурсниками она практически не общается, а новые знакомства ей заводить трудно по причине сложного характера.

– С Сашей мы не общались несколько лет, – говорит однокурсник Табаковой Роман Хеидзе. – Когда я узнал, что она вернулась из Германии, решил ей позвонить. С нашей подругой Екатериной случилось несчастье. Она попала в автокатастрофу в Германии, и ее друзья решили собрать денег на операцию. Я думал, что раз Саша жила в Германии, то знает местные порядки, да и с деньгами может помочь. Узнав плохие новости, она запереживала: «Бедная Катюша, какое несчастье!» А потом сказала мне: «Ром, я сейчас немного занята, потом позвоню тебе и все обговорим». Но звонка от Сашки я так и не дождался. Вот же как люди меняются.