Территория ухоженных женщин

автор: womenna | 4-10-2014, 09:33 | Просмотров: 1482

Зрители видели в ней идеал русской женщины: скромная, красивая, с ниткой жемчуга в длинной косе. Она всегда выглядела безмятежной и умиротворенной. И никто не знал, что на самом деле происходит в ее душе.

Валентина Толкунова - биография

Синенький скромный платочек падал с опущенных плеч. - чистым звонким голосом пела восьмилетняя девчушка, застыв посреди комнаты со шваброй в руке.

- Валя, - окликнула ее мама, появившаяся в дверях. - Давай заканчивай, скоро отец с работы придет.

Девочка бросилась отжимать тряпку и с преувеличенным усердием продолжила намывать пол. Вот всегда у нее так! Как только услышит хорошую песню, забывает обо всем на свете. Так и хочется до бесконечности вслушиваться в эти прекрасные звуки. А еще очень хочется так же красиво петь.

Валентина Толкунова: Мама, меня взяли в хор!

Проигрыватель и комплект грампластинок с записями Шульженко, Утесова, Руслановой были самой большой ценностью в их семье. В этом доме подчас не хватало денег на самое необходимое, но музыка звучала постоянно. Мама Вали, Евгения Николаевна, всегда что-то напевала: стоя у плиты, сидя за швейной машинкой, затевая стирку. Маленькая Валюша Толкунова, подражая маме, тоже включала проигрыватель, когда ей поручали заняться уборкой. Правда, в отличие от мамы, она постоянно забывала о деле, увлекшись пением.

Родители, работники железной дороги, переехали на окраину Москвы из Краснодарского края с годовалой Валюшей на руках. Семья получила скромное жилье, а вскоре на свет появился братик Сережка. Евгения Николаевна постепенно приходила в себя после всего, что ей пришлось пережить. В 1938 году ее отца репрессировали, а она стала дочерью врага народа. В те времена молодой девушке с таким клеймом жилось непросто, но теперь, кажется, все налаживалось.

Однажды Валя прибежала домой из школы радостная и возбужденная.

- Мама, мама, меня взяли в хор! - с порога поделилась она новостью.

Оказывается, в школу приезжала комиссия, отбиравшая перспективных детей в хор Центрального дома железнодорожников. Из всей школы взяли всего семь человек, и Валя оказалась в их числе. Хором руководил сам Семен Дунаевский, брат известного композитора, и попасть к нему было огромной честью. Девочка просто летала на крыльях от счастья. Она будет петь на настоящей сцене, ей будут хлопать зрители. Ее мечта сбылась!

Уже через несколько месяцев способную исполнительницу перевели из младшей группы хора в старшую. А через два года она впервые выступила в роли солистки. Как она волновалась тогда! Перед выходом на сцену несколько раз перевязывала пионерский галстук и бесконечно спрашивала подружку, не растрепался ли ее белый бант.

На сцену Валя Толкунова вышла на трясущихся ногах: стоять впереди всех - совсем не то же самое, что петь в третьем ряду справа. Обнаружила, что на нее устремлены сотни внимательных глаз, и испугалась еще больше. Успокоилась, лишь когда увидела ободряющую улыбку своей учительницы, Татьяны Николаевны. Конечно, у нее все получится! Она столько раз пела эту песню и прекрасно с ней справлялась. Девочка еще раз взглянула на преподавательницу, глубоко вздохнула и приготовилась.

Этот концерт, как и многие другие, прошел великолепно. Детский хор пользовался популярностью, его приглашали выступать в Кремлевском дворце съездов, в Колонном зале Дома союзов и на других престижных площадках. Лучшие оркестры страны записывали свои концерты с его участием. Валя жила музыкой и только ею. И, хотя она очень хорошо училась в школе и могла поступить практически в любой вуз, у нее не было сомнений в выборе будущей профессии.

Валентина Толкунова и Юрий Саульский

«Жил да был черный кот за углом», - напевала вся страна в начале 1960-х, а молодежь с увлечением разучивала новомодный танец твист. Автором этого хита был композитор Юрий Саульский. Его, так же как и созданный им легендарный джазовый оркестр «ВИО-бб», знала вся Москва.

Валя впервые увидела Юрия уже после того, как прошла конкурсное прослушивание. В тот момент из ансамбля ушла вока-листка, и руководитель решил поискать новую среди студенток музыкальных вузов. Толкунова училась на дирижерско-хоровом отделении, у нее было первое сопрано, и, что немаловажно для солистки биг-бэнда, привлекательная внешность. Комиссия отобрала несколько претенденток, и они встретились с музыкантами оркестра. Валя не очень волновалась: она вообще не была уверена, что хочет и сможет петь джаз, а на прослушивание пошла просто потому, что ее попросили.

И вот, когда все музыканты уже заняли свои позиции, появился он. В модных затемненных очках, в джинсовой куртке, с всклокоченными волосами, Саульский ворвался в зал, как ураган, и вся атмосфера неуловимо изменилась. Он излучал такую мощную энергию, что в его присутствии всем хотелось подобраться, выпрямить спину, поднять подбородок и показать себя с самой лучшей стороны.

Так произошло и с Валей. Она вдруг поняла, что очень хочет работать под руководством этого удивительного человека. И когда пришел ее черед исполнить заданную композицию, выложилась на сто процентов.

Он выбрал ее. Начались репетиции, очень сложные для молодой певицы. Ведь она, воспитанная в традициях классики, о джазе знала очень мало.

- У вас прекрасный голос, - говорил Толкуновой Саульский. - Именно то, что нам нужно.

- Вы думаете, я смогу? -спрашивала растерянная Валя, у которой только что несколько раз подряд не получилось воспроизвести замысловатый джазовый рисунок.

- Вы поете лучше всех, кого я слышал, - успокаивал он ее, и она верила.

Валентина Толкунова: Любил, но предал

Они часто оставались вдвоем после репетиций, чтобы поработать над самыми сложными моментами. А потом он отвозил девушку домой, по дороге рассказывал о джазе, о великих музыкантах и знаменитых оркестрах. Она слушала его как завороженная. Он казался ей богом, спустившимся к простым смертным с недосягаемого Олимпа.

Как-то раз Юрий Сергеевич пригласил Валю в ресторан. С детства привыкшая к спартанскому быту, она чувствовала себя очень неловко в роскошной обстановке. Ей казалось, что в своем простеньком платьице она выглядит неуместно и ведет себя как-то неправильно-Обожаемый руководитель на этот раз говорил не о музыке. Он расспрашивал девушку о ее семье, о том, как она проводит свободное время, чем увлекается. Он сумел сделать так, что Валя расслабилась, а после его непринужденных комплиментов перестала думать, что выглядит хуже других.

Она влюблялась в него все больше и больше, хотя сама не понимала, что происходит. У нее было слишком мало жизненного опыта, чтобы отличить восхищение учителем от любви к мужчине. А когда осознала, в чем дело, то испугалась. Как она могла на что-то надеяться? Он старше ее на восемнадцать лет, к тому же знаменитость, за ним бегают поклонницы, а она. просто начинающая певица. Предложение руки й сердца стало для нее совершеннейшей неожиданностью. «Да», - прошептала девушка и застыла в объятиях своего возлюбленного, стараясь скрыть выступившие на глазах слезы счастья.

Пять лет, проведенные с Юрием, пролетели как в сказке. Ее любил лучший мужчина на земле, она выступала со знаменитым оркестром, многое узнала и многому научилась. Наконец, она впервые в жизни жила в материальном достатке. У них была квартира в центре, машина, на гастролях они останавливались в лучших гостиничных номерах.

А однажды она вернулась домой от мамы раньше времени и застала мужа с другой. Предательство любимого стало для девушки настоящим потрясением. Муж просил прощения, объяснял, что это случайная связь. Но разве можно совершить такое, если любишь по-настоящему?

Валентина Толкунова бросила все - благополучную жизнь, работу в оркестре. Уехала в деревню, чтобы побыть одной, не слышать слов сочувствия, не видеть глаз, наполненных жалостью. Ей казалось, что это конец, а впереди - одна беспросветная тьма.

Валентина Толкунова: Туфли от Зыкиной

У нее не было ни работы, ни денег, ни надежды. Зато были прекрасный голос и незабываемая манера исполнения, которые заметил не только Саульский. Вскоре Валентине поступило предложение выступить на юбилейном концерте Владимира Шаинского. Выйти на одну сцену с Муслимом Магомаевым и Людмилой Зыкиной, а главное, с кумиром ее детства Клавдией Шульженко - о таком она не могла даже мечтать!

И вот уже Валя за кулисами Дома союзов, готовится к выступлению, стоя у зеркала. Платье вроде бы ничего, но туфли. Валя посмотрела на свои ноги и чуть не разревелась.Туфли, которые она не выбрасывала только потому, что не было денег на новые, выглядели просто ужасно: потертые, разношенные, со сбитыми носами. Разве можно в таких на сцену?

- Ну что, волнуешься? -спросила молодую артистку Людмила Зыкина.

А Валя напрочь забыла о волнении. Все мысли заняли злосчастные туфли!

- Да вот, - опустив глаза, произнесла она. - Туфли у меня, кажется, не очень.

- О, господи! - воскликнула певица. - Пошли со мной.

В гримерке у Зыкиной нашлась пара подходящих туфель, и Валентина, счастливая, выбежала на сцену. Когда после окончания номера ей аплодировали зрители, она думала только об одном: не забыть бы поблагодарить Людмилу Георгиевну.

Валентина Толкунова и Юрий Папоров: Соломенная вдова

Валентина думала, что больше не сможет доверять ни одному мужчине. И, конечно, больше никогда никого не полюбит: слишком сильной была боль от нанесенной Юрием обиды. Она несколько лет была одна, хотя поклонники, которых появлялось все больше и больше, постоянно оказывали ей знаки внимания. Толкуновой уже было 28 лет, она очень хотела ребенка, но не могла никому открыть свое сердце.

С Юрием Папоровым они познакомились в посольстве Мексики. Она пела, он выступал в роли переводчика. Валентину подкупили его спокойствие и непоколебимая уверенность в себе. Он красиво ухаживал, вел себя как настоящий джентльмен и не торопил еес ответом. Его звали так же, как и ее первого мужа, он тоже был намного старше Вали. Может, она неосознанно надеялась на продолжение первой любви.

Валентина вышла за Юрия замуж, у них родился долгожданный ребенок - сын Коля. Молодая мать не могла надышаться на свою кровиночку. Ей не хотелось отпускать его с рук, не хотелось уезжать на концерты, но у нее не было выбора -такова судьба артистки. Хорошо, что у сына была прекрасная бабушка - Вале часто приходилось оставлять малыша на ее попечении.

Муж, журналист-международник, писал книгу о Льве Троцком, и поэтому поехал в командировку в Мексику. Задержался там на долгих двенадцать лет, приезжая лишь изредка, не чаще двух раз в год. Поначалу он звал с собой жену: хотел, чтобы она оставила любимую работу и стала домохозяйкой. Но для Валентины, певицы от Бога, жизнь вне сцены была просто немыслима. Юрий никак не мог этого понять.

Постепенно они стали совершенно чужими людьми. Официально Толкунова была замужем, но на самом деле - одна. В народе таких женщин называют соломенными вдовами. Она одна растила сына, разрываясь между ребенком и постоянными гастролями, одна принимала все важные решения, одна проводила редкие свободные вечера.

Валентина Толкунова: Нашла-и снова потеряла

- Валюша, ты же давно должна быть народной артисткой, - в очередной раз говорил Толкуновой ее концертный директор.

- Я и так народная, разве нет? - спокойно улыбалась певица. - Меня от Камчатки до Калининграда любят и знают.

- Но ведь звание тоже дает какие-то возможности. Ты бы подсуетилась: встретилась с нужными людьми, спела на юбилее. Глядишь, и по телевизору чаще бы показывали.

- Не нужно мне никакое телевидение. Главное - у меня есть гастроли.

Для нее это действительно было важнее всего - личный контакт со зрителем, возможность видеть глаза людей, чувствовать, что ее слышат и понимают. Она нашла свою нишу на эстраде и место в сердцах миллионов слушателей.

Но все-таки не может женское сердце обходиться без любви и тепла. Их подарил певице физик-ядерщик Владимир Баранов. На людях они вели себя как хорошие знакомые - оба были несвободны. Валентина не хотела разводиться из-за сына, у Владимира росла дочь. Встречались тайно, не очень часто. А потом месяцами вспоминали эти свидания, согреваясь своим поздним чувством.

Владимир был неизлечимо болен. После работы на Чернобыльской АЭС у него быстро развивалось онкологическое заболевание. Валентина не хотела верить в то, что дни его сочтены. Она убеждала любимого, что он выкарабкается, ведь он такой сильный и так нужен ей. Болезнь победила. Ее Володя умер, а она даже не смогла прийти на его похороны - не хотела вызывать пересудов.

Валентина Толкунова: Последний концерт

Вскоре на родину вернулся ее супруг. Того мужчину, за которого она когда-то выходила замуж, невозможно было узнать. После автомобильной аварии он начал терять зрение и слух, появились и другие болезни. Валентина приняла его, не раздумывая. Наняла сиделку, окружила заботой и вниманием. «Я не могу иначе», - отвечала она строчкой из своей песни знакомым, которые удивлялись такому всепрощению. Ведь он фактически бросил ее!

В тот момент она уже знала, что у нее рак. Знала, но не говорила своим близким, чтобы не волновать. Согласилась на операцию, а после нее снова отправилась на гастроли, хотя врачи настоятельно советовали отдохнуть. Но она не могла отдыхать, не могла оставаться одна в четырех стенах. Только на концертах Валентина Васильевна Толкунова ощущала, что еще продолжает жить, что нужна людям. Родные считают, что эта самоотдача ее и подкосила, вымотала, истощила, сделала беззащитной перед болезнью. Толкунова не умела работать вполсилы, при этом не подпитывалась энергией от зала, как это делает большинство артистов.

Последний концерт Валентины Толкуновой состоялся в Могилеве. Она с трудом вышла на сцену, а в середине выступления у нее вдруг резко закружилась голова, все поплыло перед глазами. Подоспевший директор увел ее за кулисы. Но она твердо сказала: «Я хочу допеть» - и вышла на сцену. Путала слова, пропускала целые строчки, но не теряла мелодию. Зрители, понимая состояние певицы, аплодировали ей стоя. После концерта Валентину увезли в реанимацию. Она скончалась через месяц. Было ей на тот момент всего 63 года.

Автор: Маргарита Романова